Delist.ru

Фундаментальные аспекты создания на основе минерала бишофит магний-содержащих лекарственных средств (09.01.2008)

Автор: Иежица Игорь Николаевич

Mg хлорид 0,36±0,02**,‡

(n=11) 0,43±0,01**

(n=11) 0,58±0,01**

(n=11) 260,00±9,72*,**,‡

магне В6 0,36±0,02**,‡

(n=11) 0,47±0,01**,‡

(n=11) 0,59±0,01**,‡

(n=11) 287,50±10,27**,‡

Mg сульфат 0,32±0,01**

(n=9) 0,42±0,01

(n=9) 0,54±0,01*,**

(n=9) 191,43±12,79*

Примечание: Статистическую обработку полученных результатов проводили с использованием однофакторного дисперсного анализа и Shieffe: * – отличия достоверны от контроля; ** – отличия достоверны от группы животных с экспериментальной патологией; § – достоверно от группы животных, получавших Mg L-аспарагинат с витамином В6; ¶ – достоверно от группы животных, получавших Mg L-аспарагинат; # – достоверно от группы животных, получавших Mg хлорид; † – достоверно от группы животных, получавших магне В6 (Mg лактат с витамином В6); ‡ – отличия достоверны от группы животных, получавших Mg сульфат, n – количество животных в группе на момент измерения.

В результате перорального введения солей магния отмечалось достоверное восстановление порога болевой чувствительности в тесте электрического раздражения хвоста до величин, характерных для интактного контроля (табл. 4). В целом, по большинству показателей соли магния, как комбинированные с пиридоксином, так и без него, не уступали по эффективности препарату сравнения магне В6, хотя значимых различий между ними выявлено не было. Животные, получавшие препарат сравнения Mg сульфат, были статистически значимо более чувствительны к действию электрического тока, чем крысы, получавшие все другие соли магния.

В условиях компенсации дефицита магния у животных наблюдалась нормализация порога болевой чувствительности при механическом раздражении. Так на 15 день введения солей у животных, получавших Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6, отмечалось максимальное, по сравнению с другими группами, восстановление порога болевой чувствительности. Остальные соли по данному показателю статистически значимо отставали от солей – лидеров. Mg L-аспарагинат и Mg хлорид достоверно превосходили препарат сравнения Mg сульфат.

Таким образом, в данной серии экспериментов было показано, что дефицит магния приводит к гиперальгезии, в которой задействованы как центральные, так и периферические механизмы. Это согласуется с существующими литературными данными [Begon S. et al., 2001].

Известно, что ионотропные рецепторы возбуждающих аминокислот (NMDA и AMPA) играют важную роль в передаче болевых импульсов в спинном мозге и механизмах повышения чувствительности к боли [Coderre T.J., Melzack R.J., 1992; Seltzer Z. et al., 1991]. При кратковременной болевой стимуляции AMPA-рецепторы опосредуют передачу болевого импульса и обеспечивают базовый уровень болевого восприятия, в то время, как NMDA-рецепторы остаются в неактивном состоянии, т.к. заблокированы ионами магния при нормальном уровне этого биоэлемента в организме [Mayer M.L., Westbrook G.L., 1987]. Однако, при хронической боли активированы оба типа рецепторов. Интенсивная стимуляция первичных афферентных волокон вначале приводит к активации AMPA и пептидных рецепторов, а затем, когда частота стимулирующих импульсов превышает определенный порог, потенциал-зависимый магниевый блок NMDA-рецепторов устраняется и данные рецепторы активируются [Mayer M.L., Westbrook G.L., 1987]. Как следствие, открытие рецепторного канала ведет к поступлению кальция в нейроны, что, в свою очередь, вызывает активацию протеинкиназы С, образование оксида азота и, в конечном счете, транскрипцию генов раннего ответа (c-Fos; c-Jun) [Ren K., Dubner R., 1999; Woolf C.J., Costigan M., 1999]. Активность NMDA-рецепторов может также модулироваться пептидами, такими как субстанция Р, которая высвобождается вместе с глутаматом из первичных афферентных нервных волокон и поддерживает передачу болевой импульсации [Liu H. et al., 1997; Malcangio M. et al., 1998]. Все вышеописанные процессы отвечают за долговременные изменения, связанные с хронической болью [Coderre T.J., 1993; Wong, C.S. et al., 1995]. Дефицит магния облегчает открытие канала NMDA-рецептора. Кроме того, при магнийдефицитной диете Coderre T.J [1993], Mayer M.L. и Miller R.J. [1990] наблюдали дозозависимый анальгетический эффект, следующий за введением под мозговые оболочки ингибитора протеинкиназы С хелеритрина. Протеинкиназа С является ключевым ферментом в цепи событий, следующих за активацией NMDA-рецепторов, кроме того, этот процесс зависит еще и от связывания глутамата и глицината со своими участками на этом рецепторе. Специфичный ингибитор синтетазы оксида азота (NO) 7-нитроиндазол при дефиците магния оказывает антигиперальгезический эффект. NO играет важную роль в активации NMDA-рецепторов, а следовательно, важен при передаче болевых импульсов в спинном мозге. NO участвует в формировании механизма положительной обратной связи, благодаря которому повышается высвобождение глутамата и субстанции Р из первичных афферентных окончаний [Galland L., 1991-1992; Sorkin L.S., 1993].

В ходе исследований установлено, что при пероральном введении солей магния происходит компенсация дефицита магния и нормализация, повысившейся во время магнийдефицитной диеты, центральной и периферической болевой чувствительности. При этом при оценке периферической чувствительности выявлено, что по эффективности Mg хлорид и Mg L-аспарагинат комбинированные с пиридоксином, статистически значимо превосходили данные соли в чистом виде. По большинству показателей все соли статистически значимо превосходили препарат сравнения Mg сульфат и были сопоставимы с магне В6. Таким образом, при пероральном введении солей магния происходит угнетение активности ряда звеньев ноцицептивной системы и усиливается эффективность механизмов контроля за восприятием болевых импульсов.

Роль магния в регуляции гемостаза и гемореологии

Впервые о возможном угнетающем действии магния на свертывающую систему крови сообщил Shionoya Т. в 1927 г. С тех пор было проведено множество исследований с целью объяснения механизма влияния магния на процессы свертывания крови, агрегацию тромбоцитов и фибринолиз. В группе магнийдефицитных животных было показано значительное уменьшение активированного парциального тромбопластинового и тромбинового времен, увеличение показателей вязкости крови, а при последующем введении магния восстановление данных показателей [Scheibe F., 2000; Seelig M.S., 1993]. Кроме того, существует множество исследований влияния дефицита магния на процессы агрегации тромбоцитов. В условиях гипомагнезиемии отмечены увеличение АДФ-индуцированной и коллаген-индуцированной агрегации тромбоцитов, снижение уровня антитромбина-3, протеина S, тромбоксана В2, протеина С и эндотелина-1 [Scheibe F., 2000; Seelig M.S., 1993; Kh R. et al., 2000].

В проведенных исследованиях снижение уровня магния в организме животных сопровождалось изменением ряда гемореологических параметров. К 8 неделе диеты в группе магнийдефицитных крыс произошло статистически значимое увеличение показателей вязкости крови во всем диапазоне скоростей сдвига. При скорости сдвига 200  с-1, 50 с-1, 10 с-1 показатели вязкости крови превышали величины контрольной группы в среднем на 19%, 43% и 85% соответственно. Индекс агрегации эритроцитов достоверно увеличился на 36%, по сравнению с интактными животными. Данные изменения могут свидетельствовать о выраженных нарушениях структуры и функции эритроцитарных мембран, а также активации процессов агрегатообразования. Полученные результаты согласуются с ранее проведенными исследованиями Scheibe F. и соавт. [2000], в которых показано увеличение вязкости крови морских свинок в условиях дефицита магния.

В эксперименте в группе магнийдефицитных животных отмечались изменения структурно-функциональных свойств мембран эритроцитов, что подтверждается увеличением вязкости взвеси эритроцитов. При скоростях сдвига 200 с-1, 50 с-1 и 10 с-1 наблюдалось достоверное увеличение вязкости взвеси эритроцитов, по отношению к контрольной группе крыс, на 20,76%, 12,71% и 18,80% соответственно.

В условиях алиментарного дефицита магния у животных происходило повышение процессов агрегации тромбоцитов. При добавлении индуктора АДФ в концентрации 0,5 мкмоль индекс агрегации статистически значимо увеличивался на 55,45%, что свидетельствует о повышенной стимуляции обратимой первичной волны агрегации тромбоцитов. Процессы полной активации тромбоцитов, выделения гранулярного содержимого и, тем самым, включения отсроченной вторичной волны агрегации тромбоцитов, исследовали при добавлении АДФ-индуктора в концентрации 5,0 мкмоль. При этом наблюдалось достоверное увеличение степени агрегации на 66,19%. В коллаген-индуцированной агрегации в группе магнийдефицитных животных степень агрегации повысилась на 63,21% (р<0,05), что указывает на увеличение сосудистого механизма агрегации тромбоцитов. Количество тромбоцитов крови магнийдефицитных крыс, по отношению, к интактной группе достоверно не изменялось.

Вязкость бедной тромбоцитами плазмы статистически значимо увеличилась на 15,72%. Увеличение вязкости бедной плазмы может быть связано с достоверным, по отношению к группе интактных крыс, уменьшением времени образования нитей фибрина в группе магнийдефицитных животных на 26,65%. При этом в данной группе показатели тромбинового и протромбированного времени, а также активированного парциального тромбопластинового времени (АПТВ), по сравнению с интактными крысами, статистически значимо не изменялись.

Между содержанием магния в эритроцитах и некоторыми показателями гемореологии, агрегации и гемостаза была обнаружена достоверная зависимость.

К 20 дню введения солей магния наблюдалось уменьшение показателей вязкости крови. При скорости сдвига 200 с-1 в группе животных, получавших Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6, вязкость крови снизилась на 19,13%; Mg хлорид в комбинации с витамином В6 – на 24,43%; Mg L-аспарагинат и Mg хлорид – на 22,93% и 18,96% соответственно; а магне В6 – на 10,81%, по сравнению с магнийдефицитными животными (данные статистически незначимы). При скорости сдвига 50 с-1 в группах Mg L-аспарагината в комбинации с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 произошло достоверное снижение вязкости крови на 31,10% и 35,69%; в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида – на 31,16% и 35,09% соответственно. В группе магне В6 при данной скорости сдвига изменения носили статистически незначимый характер. При уменьшении скорости сдвига до 10 с-1 снижение вязкости крови в группах Mg L-аспарагината с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 составило 45,15% (р<0,05) и 50,71% (р<0,05) соответственно, для групп Mg L-аспарагината и Mg хлорида – 46,03% (р<0,05) и 48,70% (р<0,05); для магне В6 – 43,23% (р<0,05). Полученные данные подтверждаются снижением индекса агрегации эритроцитов в группах Mg L-аспарагината с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 на 31,42% (р<0,05) и 34,72% (р<0,05) соответственно; в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида – на 34,81% (р<0,05) и 32,56% (р<0,05); магне В6 – на 35,65% (р<0,05), относительно группы магнийдефицитных животных. Статистически значимых различий между экспериментальными группами, получавшими соли магния, обнаружено не было.

Вязкость взвеси эритроцитов в группах Mg L-аспарагината в комбинации с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 снизилась на 14,29% (р<0,05) и 18,02% (р<0,05) соответственно; в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида– на 12,17% (р<0,05) и 20,49% (р<0,05); а в группе магне В6 – на 14,69% (р<0,05), по сравнению с магнийдефицитными животными. При этом группа Mg хлорида по данному показателю статистически значимо превосходила группу Mg L-аспарагината. Наибольшую эффективность исследуемые соли магния проявили при низкой скорости сдвига (10 с-1), и для групп животных, получавших Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 и Mg хлорид с витамином В6, уменьшение вязкости взвеси эритроцитов составило 16,92% (р<0,05) и 23,44% (р<0,05); Mg L-аспарагинат и Mg хлорид – 12,41% (р<0,05) и 19,49% (р<0,05) соответственно; магне В6 – 15,19%. Группы Mg хлорида и его комбинация с витамином В6 по эффективности достоверно превосходили Mg L-аспарагинат.

В условиях компенсации дефицита магния происходило ингибирование процессов коллаген-индуцированной агрегации тромбоцитов. В группах животных, получавших Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 и Mg хлорид, степень агрегации максимально снизилась на 72,39% (р<0,05) и 74,54% (р<0,05), в группах Mg хлорида с витамином В6, Mg L-аспарагината и магне В6 – на 26,94%, 19,60% и 13,87%, соответственно, по сравнению с магнийдефицитными животными. При этом по данному показателю Mg L-аспарагинат с витамином В6 статистически значимо превосходил группы Mg хлорида с витамином В6, Mg L-аспарагината и магне В6, а группа Mg хлорида была достоверно более эффективной, по сравнению с магне В6.

В группах животных, получавших комбинацию Mg L-аспарагината с витамином В6 и Mg хлорид, отмечалось ингибирование процесса агрегации (АДФ 5 мкмоль), по сравнению с магнийдефицитными животными, на 30,50% (р<0,05) и 47,48% (р<0,05), в группах Mg хлорида с витамином В6, Mg L-аспарагината и магне В6 – на 27,96%, 12,59% и 18,25% соответственно, что свидетельствует об уменьшении тромбогенного потенциала у животных в данных группах. При добавлении АДФ-индуктора в концентрации 0,5 мкмоль наблюдалось уменьшение внутренней секреторной активности тромбоцитов у животных, получавших соли магния. В группах Mg L-аспарагината с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 индекс агрегации снизился на 37,11% (р<0,05) и 40,66% (р<0,05) соответственно; в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида – на 65,30% (р<0,05) и 52,37% (р<0,05), магне В6 – на 27,54%, относительно группы магнийдефицитных крыс. При этом группа Mg хлорида по активности достоверно превышала группы Mg L-аспарагината и Mg хлорида в комбинациях с витамином В6. Полученные данные соответствуют ранее проведенным исследованиям. По литературным данным [Scheibe F., 2000; Seelig M.S., 1993; Kh R. et al., 2000] дефицит магния приводит к увеличению процессов АДФ- и коллаген-индуцированной агрегации тромбоцитов, а при введении солей магния магнийдефицитным животным отмечается восстановление данных показателей.

Уменьшение вязкости бедной тромбоцитами плазмы оказалось статистически незначимым во всех исследуемых группах. Время образования нитей фибрина в группах Mg L-аспарагината в комбинации с витамином В6 и Mg хлорида с витамином В6 увеличилось на 32,84% (р<0,05) и 47,37% (р<0,05); в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида – на 49,91% (р<0,05) и 51,74% (р<0,05) соответственно; а магне В6 – на 32,57% (р<0,05), относительно животных с дефицитом магния. Статистически значимых различий по данному показателю между исследуемыми солями магния обнаружено не было.

Таким образом, на основании проведенного исследования можно сделать заключение о том, что в условиях алиментарного дефицита магния у животных происходят изменения гемореологических параметров: увеличивается вязкость крови, индекс агрегации и вязкость взвеси эритроцитов, возрастает АДФ- и коллаген-индуцированная агрегация тромбоцитов, повышается вязкость бедной тромбоцитами плазмы и уменьшается время образования нитей фибрина. В свою очередь, при введении магниевых солей наблюдается нормализация гемореологического статуса животных. Данные изменения можно объяснить тем, что магний оказывает слабое непрямое антикоагулянтное действие за счет ингибирования факторов свертывания крови (V, VII и IXa). Магний изменяет синтез простагландинов, увеличивает образование простациклина эндотелиальными клетками и блокирует синтез тромбоксана В2 [Serebruany V.L. et al., 1996]. Магний регулирует образование фибронектина (адгезивный экстрацеллюлярный белок), который усиливает адгезию и требуется для активации тромбоцитов, нейтрофилов и эндотелиоцитов. При этом магний напрямую не влияет на связывание фибронектина с эндотелиоцитами, а действует как антагонист, препятствуя кальций-индуцированному связыванию [Serebruany V.L. et al., 1996]. Общеизвестно, что кальций играет ключевую роль в регуляции функций тромбоцитов и что агрегация тромбоцитов обусловлена повышением концентрации цитоплазматического кальция. Тромбоциты животных с дефицитом магния в меньшей степени способны реагировать на подавление агрегации нифедипином. Эти результаты позволяют предположить, что дефицит магния связан с повышением в тромбоцитах уровня цитозольного кальция [Rishi M. et al., 1990; Иконникова Е.И. и соавт., 1999]. Таким образом, магний опосредованно препятствует образованию агрегатов тромбоцитов, которые могут с одной стороны способствовать внутрисосудистому свертыванию с высвобождением большого количества тромбоцитарных факторов свертывания и биологически активных веществ, а, с другой стороны, закупоривая мелкие сосуды, вызывать стаз в системе микроциркуляции [Иконникова Е.И. и соавт., 1999]. Выделяемые из тромбоцитов биологически активные вещества обладают как ауто, так и паракринной функцией, т.е. увеличивают агрегацию, как тромбоцитов, так и эритроцитов, что приводит к повышению вязкости крови [Szapary L. et al., 2004]. Кроме того, магний оказывает влияние и на деформабельные свойства эритроцитов. Внутриэритроцитарная жидкость, содержащая гемоглобин, имеет вязкость около 7 сПз, что значительно выше, чем вязкость цельной крови (4-5 сПз) [Галенок В.А. и соавт., 1987, Touyz R.M. et al., 2002]. При этом снижение деформабильности эритроцитов четко коррелирует с повышением внутриклеточных концентраций кальция до микромолярных [Spodaryk K., 2001]. В условиях дефицита магния наблюдается повышение внутриклеточного содержания кальция, что приводит к снижению деформабильности эритроцитов и, тем самым, увеличению вязкости крови.

Таким образом, в проведенных исследованиях Mg L-аспарагинат и Mg хлорид, а также их комбинации с витамином В6 не только не уступали, но и в ряде случаев (влияние на вязкость крови и агрегацию тромбоцитов) превосходили по активности препарат сравнения магне В6, нормализуя гемореологические нарушения у животных с дефицитом магния.

Магний в профилактике нарушения сердечного ритма

Антиаритмические эффекты магния обсуждаются с 1935 года. Данные свойства этого макроэлемента используются для лечения дигиталисной интоксикации, вазоспастической стенокардии и аритмий (как по типу пируэт – torsades de pointes, так и неизвестной этиологии). Коррекция дефицита магния приводит к исчезновению нарушений ритма при парентеральном и/или пероральном ведении солей магния [Laban E., Charbon G.A., 1986].

Было проведено множество экспериментальных и клинических исследований по влиянию различных солей магния на течение аритмий. Так, Hashimoto К. сообщает об эффективности магния гидроксида в дозе 200 мг/сутки у больных с желудочковой тахикардией вследствие гипомагнезиемии [Tsuji A. et al., 2005]. В исследованиях Ichikawa S. [1998] магния оксид в дозе 3 г. в сутки снижал частоту возникновения желудочковых аритмий при операциях на открытом сердце. В более поздних исследованиях Imran N. и соавт. [2004] показал, что Mg сульфат при пероральном введении приводит к нормализации интервала QT, удлинившегося в результате приема нейролептиков. По данным рандомизированного слепого двойного исследования, таблетки Mg хлорида в кишечно-растворимой лекарственной форме при пероральном приеме у лиц с врожденной сердечной недостаточностью снижали частоту приступов желудочковой тахикардии на 24% [Bashir Y. et al., 1993]. Holzgartner H. с соавт. [1990] наблюдали снижение частоты аритмий высоких градаций при приеме пациентами гранулята магния диаспорала в дозе из расчета 300 мг элементарного магния в сутки. Klevay L.M. и Milne D.B. [2002] при холтеровском мониторировании показали, что у лиц с низким содержанием магния в крови выше частота желудочковых и предсердных аритмий, нежели в группе с нормальным содержанием магния.

В данных исследованиях к 7 неделе магнийдефицитной диеты при оценке проаритмогенного порога различных доз хлорида кальция было выявлено, что доза, вызывающая аритмии у 50% магнийдефицитных крыс (120,56 [110,99/130,96] мг/кг) на 17,5% ниже (табл. 5), чем у группы интактного контроля (146,04 [141,41/150,83] мг/кг).

Таблица 5. Влияние солей магния при пероральном введении (в дозе 50 мг элементарного магния на кг массы тела) на аритмогенный порог у магнийдефицитных животных (мг кальция хлорида на кг массы тела животного)

Изучаемый препарат ATD16

(M-m/M-m) ATD50

(M-m/M-m) ATD84

загрузка...