Delist.ru

Музей в системе формирования национально-государственной идеи (07.09.2007)

Автор: ГРУСМАН Владимир Моисеевич

Трудность определения термина «интеллигенция» приводит к слишком широкому его толкованию, а иногда — подмене его другими, родственными, понятиями. Так, в советский период истории нашего государства интеллигенция определялась как общественная прослойка, состоящая из людей умственного труда. К ней относили инженеров, техников и других представителей технического персонала, врачей, адвокатов, артистов, учителей и работников науки, большую часть служащих12. По мнению А.И. Солженицына, не получив четкого определения интеллигенции, наука как будто перестала нуждаться в нем. Как указывает автор, под этим словом может пониматься весь образованный слой — те, кто получил образование выше семи классов школы. Исходя из этого, он предлагает то, что опрометчиво называется «интеллигенцией», называть «образованщиной».

С точки зрения М. Ю. Лотмана, основным недостатком большинства определений интеллигенции является их упрощенность и прямолинейность. Большинство рассуждений об интеллигенции демонстрирует один и тот же подход: выделяются некоторые признаки интеллигенции (как правило, негативного свойства), которые генерализируются. При этом «обычно каждый из выделяемых признаков в отдельности сомнения не вызывает, однако стоит сложить их вместе, как мы получаем картину не просто эклектичную, но внутренне противоречивую: интеллигент оказывается одиночкой-сектантом, вечнорефлексирующим фанатиком и т. п.

Любые попытки сформулировать жесткие социальные или морально-этические критерии принадлежности к интеллигенции обречены на провал, так как, с одной стороны, представители практически любой социальной общности (группы, классы, слои и т.п.) могут в той или иной мере обладать общепризнанными интеллигентскими признаками, а с другой — сама интеллигенция включает в себя группы, обладающие признаками других социальных общностей. Например, рабочий, профессионально занимающийся рационализаторской деятельностью и активно участвующий в политической жизни, может быть назван интеллигентом. И наоборот, «профессиональный интеллигент», являясь одновременно собственником средств производства и наемным работником умственного труда (что в современном обществе встречается довольно часто), может одновременно рассматриваться и как представитель буржуазии и как представитель рабочего класса.

Однако, исходя из анализа литературы, можно выделить ряд направлений изучения феномена интеллигенции, позволяющих если не определить, то осуществить социально-оправданную идентификацию данной социальной группы:

1) структурно-функциональное определение, осуществляющее соотнесение деятельности того или иного субъекта социальных отношений в каждой конкретной ситуации с социально-инновационной функцией;

2) исторический анализ, исходящий из того, что представления о том, что такое интеллигенция, имеют процессуальный характер, то есть естественным образом эволюционируют в зависимости от конкретно-исторической ситуации в каждом конкретном обществе;

3) дискурсный анализ, позволяющий представить социальную группу через выявление наиболее значимых элементов ее социально-культурного дискурса.

Формирование в России постиндустриального «информационного» общества, сопровождает изменениями в социальной структуре общества. Основываясь на этой идее, многие западные и российские журналисты, философы и социологи предсказывают радикальную трансформацию, а порой говорят о неминуемой смерти интеллигенции, называемой «анахроническим явлением XX века», которой не будет места в структуре общества нового века.

Интеллигенция в современном обществе претерпевает изменения и как феномен культуры — сегодня в образовании на первое место становится не культура, а информация, исходя из чего количественный и качественный рост интеллигенции прекращается.

Современный кризис интеллигенции в большей мере определен переходом к новому обществу, чем некими политико-экономическими проблемами современной России. Это состояние следует, скорее, называть переходным периодом, сопровождающимся неким духовным кризисом, чем упадком в смысле качественного понижения в развитии. Подобный кризис имел место в начале XX века и был описан в сборнике «Вехи», а также в книге Н. А. Бердяева «Духовный кризис интеллигенции». Современный кризис очень похож на кризис, описываемый русскими философами.

Несмотря на это, в «новой» России по-прежнему есть два полярных слоя людей, условно называемых «интеллигенцией» и «народом». «Интеллигенция» обладает гражданским сознанием, исторической интуицией, чувством «социальной ответственности». «Интеллигенция» умеет голосовать, то есть умеет выбирать наименьшее зло. «Народ» — голосует стихийно, иррационально. Кроме того, по оценкам ряда исследователей, вся интеллектуальная элита России, как и сто пятьдесят лет назад, разделена на два больших лагеря. Это «западники» и «славянофилы».

«Западники» верят, что достаточно сделать «евроремонт» в политической системе, экономике, социальной психологии — и в России наступит процветание, обладают гипертрофированным комплексом неполноценности по отношению к Америке и Европе, потому они никогда «не дерзают» говорить о Великой России. «Славянофилы», напротив, сильны в вопросах теоретических. Они мечтают о сильной, независимой России. Но на вопрос, как этого добиться, отвечают: нужно покаяться. Важно отметить, что к славянофилам принадлежит не только православная интеллигенция, но и интеллигенция «левая» их мечта — возрождение великой России в границах Советского Союза.

Современной интеллигенции необходимо пересмотреть свои во многом патриархальные позиции. С переходом к новому типу общества устареют многие этические установки, еще пропагандируемые сегодня. Для сохранения себя интеллигенция должна отказаться от некоторых своих убеждений и принять веяния нового времени.

В четвертой главе - «Музеи как индикаторы и проводники национально-государственной идеи» - в первую очередь раскрывается роль и место музея в системе формирования нравственно-эстетической культуры.

В главе подчеркивается, что человечество стремится осмыслить каждый шаг своего развития, оценить достоинства и проблемы каждой ступени сложнейшего и противоречивого процесса становления цивилизации, сформировать у подрастающих поколений историческую память, национальное самосознание, нравственно-эстетическую культуру; и решить эту задачу в первую очередь призваны музеи как центры хранения и пропаганды непреходящих ценностей истории и культуры.

Современная наука исходит из того, что если генетическое воспроизводство людей предопределяется наследственностью, то основу развития духовной жизни составляет непрерывный процесс передачи из поколения в поколение опыта и знаний, материализованной формой которых, в частности, выступают ценности истории и культуры, которые интегрированы в музеях. Памятники разных эпох, раритеты флоры и фауны, художественные и мемориальные ценности, отраженные в музеях разного профиля, приобретают особую значимость, если учесть, что специфика человеческого мышления проявляется в том, что оно не может воспроизвести историю вне учета знаний, накопленных многовековым опытом, одной из форм выражения которого становится экспозиция историко-мемориального, художественного, естественнонаучного или иного музея.

Как хранилища материальных и духовных ценностей музеи за последние столетия утвердили себя как особый тип научно-просветительных учреждений, которые отражают социальный подход к познанию, осмыслению и отражению мира. Развитие науки, успехи системы образования, появление информационных технологий побудили рост знаний, вызвали новые духовные потребности, изменили современный мир и его музеи. Наука и социальная практика XXI века ставят перед собой задачу сохранить мировое наследие, использовав его для нравственно-эстетического воспитания новых поколений. А это в свою очередь требует сознания единого духовного пространства, координации работы всех музейных учреждений, деятельность которых должна быть направлена на достижение гармонии человека с его окружающей средой и сложившимися национально-культурными традициями. Пропагандируя ценности истории и культуры, музеи мира стремятся обеспечить их эффективное использование. Они учитывают, что мышлению современного человека присущ «историзм», отражающий противоречивую диалектику общественного развития.

Особое значение сегодня приобретают историко-мемориальные, краеведческие, естественно-научные, литературные музеи, которые обладают способностью «оживить» время, приблизить исторические события или явления к духовной жизни современного общества.

Для России, равно как иных государств, функционирование музеев почти невозможно без широкой поддержки общества, его активного участия. Частное собирательство было одной из первых фаз музейного строительства во всем мире. На всех этапах развития музейного дела достаточно четко прослеживается его культуросозидающая функция, что в определенной степени было присуще еще музейонам, посвященным древнегреческим музам и божествам. Принципиальной особенностью музейонов было экспонирование историко-мемориальных ценностей и создание условий для их широкого обзора. В этом проявилась одна из конструктивных функций музея, способствовавших превращению национального достояния в средство историко-патриотического и нравственно-эстетического воспитания людей.

Даже самый общий анализ становления и развития музеев России свидетельствует, что основой их функционирования всегда выступала взаимосвязь научно-исследовательской, реставрационно-охранительной, художественно-экспозиционной и культурно-просветительной деятельности. В разные периоды наблюдались перекосы в сторону формирования одного из этих направлений музейной работы, что вызывало общее снижение ее эффективности. Однако в целом принципиальная направленность системы музейной деятельности, как правило, строилась на единстве составляющих ее компонентов, которые предопределили «лицо» музея как комплексного института отбора, оценки, реставрации, хранения, экспонирования и пропаганды ценностей истории и культуры.

Музеи начала XXI века - это социально-культурные институты формирующегося информационного общества, деятельность которых детерминируется и глобальными проблемами столетия, и особенностями собственно российского общества, переживающего сложный период экономического, политического и духовного развития после развала СССР и тяжелого кризиса 1990-х годов.

Отличительной особенностью всех форм работы музейного учреждения на современном этапе развития является то, что музей сегодня уже не просто научное учреждение (как это было в XIX веке), или научно-просветительное учреждение (каковым он являлся в недавнем прошлом). Сегодня музей реализует свои функции как определенный механизм социокультурной коммуникации, способствующий воспроизводству культуры и взаимодействию различных культурных общностей. Музей призван интегрировать и сохранять огромный багаж культурно-исторического опыта, активизируя процессы передачи и обмена информации не только между поколениями и различными культурами, но и между различными социальными группами.

В процессе диалога между музеем и посетителем сталкиваются различные концепции. Все участники этого диалога обладают особым взглядом на исследуемые проблемы. Совокупность этих взглядов определяет специфическую среду музейного пространства. Здесь понятия «преемственность» и «наследие» приобретают ту реалистичность и «фактурность», которых практически невозможно достигнуть в традиционном процессе социально-культурной трансляции.

Совокупный опыт функционирования музеев разного профиля свидетельствует о широком многообразии форм социально-культурной деятельности, которые направлены на решение актуальных задач историко-патриотического и нравственно-эстетического воспитания посетителей, многое из которых преобразуются из объекта воздействия в субъект социально-культурного творчества. Сюда относятся кружки и циклы занятий для дошкольников и учащейся молодежи, зрелищно-досуговые мероприятия, деловые игры, работа с пенсионерами, образовательные курсы для самодеятельного населения и многое другое.

Специфика XXI века проявляется в том, что социально-культурные функции музея все более концентрируются на реализации культуросозидающих, культурохранительных и культуротворческих задач, вытекающих из специфической роли музея в формирующемся информационном обществе. Музей позволяет не только работать с разными возрастными и социальными группами, но и обладает многообразием способов воздействия на аудиторию, когда процесс приобретения знаний стимулируется чувственным восприятием и эмоциональными переживаниями от изучения собранных в музее раритетов и иных ценностей истории и культуры. Как научно-просветительное учреждение музей изначально существует в двух ипостасях. С одной стороны, он ориентирован на специфическую научную деятельность, проявляющуюся в определенной модели исследовательских функций (отбор, атрибуция, хранение, создание экспозиций). В общественном сознании музей воспринимается как учреждение культурно-просветительного характера, где действуют уже совсем другие законы и правила функционирования. В этом плане музей воспринимается посредством реализации педагогической функции, обеспечивающей его способность раскрыть посетителям свои собрания и экспозиции, донести до сознания последних их социальную и художественную ценность. Таким образом, в музее проявляется многоаспектная природа социально-культурной деятельности, в свою очередь интегрирующая в себе реставрационно-хранительную, экспозиционно-просветительную и культуро-творческую функции.

Совместный опыт деятельности музейных учреждений как компонентов системы формирования и распространения национально-государственной идеи подтверждает гипотезу, исходящую из того, что музей в силу своей природы предрасполагает к участию в решении этой более чем значительной задачи зрелого общества, стремящегося научно отобразить свое место в мире и перспективы своего развития.

Одной из основных форм музейной коммуникации, способствующей трансляции национально-государственной идеи, является музейная педагогика. Она соответствует тенденции гуманизации образования, которая обусловлена отходом от традиционной педагогической технологии. Задача современного образования — не передача знаний, то есть информации о предмете, но овладение разнообразными способами получения информации и, главное, ее восприятия, усвоения и творческого использования. Музейно-педагогические программы решают образовательные задачи музейными средствами, являются одним из путей изменения образовательной парадигмы, перехода от сциентистской системы к гуманистической.

Национально-государственная идея становится существенным фактором общественного развития, когда она непосредственно включается в социальную действительность. Включение происходит как на уровне государства и его политических институтов, так и на уровне различных центров духовной жизни, где особое место занимают музеи. Как указано в пятой главе - «Российский этнографический музей как институт разработки и популяризации национально-государственной идеи» - принятая в России классификация музеев подразделяет их на естественнонаучные, технические, художественные, искусствоведческие, литературные и исторические (включающие в себя общеисторические, военно-исторические, этнографические; археологические; музеи истории религии; исторически персональные; исторические монографические; и др.). Таким образом, этнографический музей рассматривается как часть группы исторических музеев. Однако этнографический музей представляет собой особый социально-культурный институт современного общества, принципы деятельности и функции которого значительно отличаются от музеев других видов.

Для этнографического музея главенствующее положение занимает культурная ориентация и идентификация, тогда как трансляция культурного и природного наследия будет выступать латентной функцией. Данная особенность связана с важной спецификой деятельности этнографического музея — ее связи с межкультурной коммуникацией.

Сложный, многоаспектный характер явления межкультурной коммуникации и его динамики обусловливает междисциплинарный характер его исследований, важнейшую роль в реализации которых играет этнографический музей. Его деятельность направлена на исследование, систематизацию и трансляцию общих и специфических законов и закономерностей развития и функционирования исторически определенных культурных систем, а также механизмов действия и форм проявления этих законов в повседневной жизни индивидов и социальных групп.

Этнографический музей в современном обществе необходимо рассматривать как особый тип музеев, обеспечивающий реализацию межкультурной коммуникации и, следовательно, представляющий собой значимый социально-культурный феномен, имеющий в своей основе триаду: Культура – Личность – Общество.

Становление этнографического музея как социального института можно представить в виде сменяющих друг друга этапов:

Возникновение потребности в сохранении достижений человечества в сферах национальной культуры.

Наличие общих целей того или иного сообщества. В частности, возникновение и развитие музеев происходит тогда, когда совпадают цели общества и отдельных сообществ и отдельных личностей.

Появление ценностей и правил поведения. С развитием этнографического музея формируется новое ценностное отношение к прошлому, объективированное в музейных предметах.

Ценности и музейные правила поведения закрепляются в морали и праве: деятельность этнографического музея способствует повышению толерантности в обществе к представителям других этнических групп посредством демонстрации культурного разнообразия, в границах Федеративного государства.

Действия человека по сохранению социокультурного наследия различных монокультур постепенно приобретают статус привычных, типизируются и институализируются. Устойчивая типизация музейных действий ведет к их функционально-ролевой дифференциации.

Этнографический музей является важным социальным институтом современного общества, способствующим не только поддержанию культурной идентичности различных социальных групп, но и структурированию феноменов реальности повседневной жизни каждого индивида. Однако существует и еще один, не менее важный аспект рассмотрения данного социального установления: являясь значимым каналом межкультурной коммуникации, этнографический музей представляет собой социально-коммуникационный институт.

До появления коммуникационного подхода музееведческие представления были в основном сфокусированы на музейных собраниях и на институциональной организации музейной деятельности. Коммуникационный подход, выступавший первоначально как «апология посетителя», добавил к этому еще одну фокусировку — на музейной аудитории.

В современном обществе этнографический музей реализует свои функции как определенный механизм социокультурной коммуникации, способствующий воспроизводству культуры и взаимодействию различных культурных общностей. Он интегрирует и сохраняет культурно-исторический и социальный опыт, социально значимое знание (Прежде всего в его овеществленной форме) и социальную память, активизируя процессы передачи и обмена информации между поколениями, различными культурами, социальными группами.

загрузка...