Delist.ru

Баланс политических отношений между центром и регионами в процессах государственного строительства (05.09.2007)

Автор: Туровский Ростислав Феликсович

В российской науке интересны и важны сопоставления федерализма и имперского строя (С.Каспэ), обсуждения российского исторического выбора - дискуссии о выборе между федерализмом и унитаризмом и смысле российского федерализма (А.Зубов, А.Салмин). Кроме того, часто встречаются работы по отдельным странам, на которых специализируются авторы, - США (Г.Каменская, М.Саликов), Канаде (А.Захаров, А.Мелкумов), Германии (И.Бусыгина, В.Васильев, С.Леванский), Австрии (В.Рыкин), странам Латинской Америки (А.Тихонов), Индии (Н.Семенова) и др. Большое значение для исследований федерализма имеет выпуск энциклопедий (примером служит энциклопедия «Федерализм», выпущенная Издательством Московского Университета в 2000 г.) и специальных периодических изданий (журнал «Федерализм», переводной журнал «Федерации» и др.).

При этом концентрация внимания исследователей на федерализме зачастую не позволяет показать и обосновать место этого явления в более широком контексте отношений между центром и регионами. Аналогичная проблематика остается мало изученной для унитарных государств, где отношения между центром и регионами исследуются эпизодически, в случае проведения реформ, запуска процессов децентрализации, возникновения сепаратизма и т.п. (в российской науке есть работы по Великобритании, Италии, Франции и др., на Западе следует указать на исследования Б.Смита).

Еще одна типичная аберрация в исследованиях федерализма и региональной политики связана с повышенным вниманием к опыту Запада и в частности США, который принято рассматривать в качестве передового и образцового. Это сужает эмпирическую базу проводимых исследований и не позволяет комплексно рассматривать весь релевантный мировой опыт, что позволило бы лучше связать модели отношений «центр - регионы» с их предпосылками, определиться с пониманием общих и уникальных условий.

Более общий и весьма важный для настоящего исследования подход связан с попытками интегрировать категорию пространства в социальные науки. В зарубежной литературе особое значение имеют работы таких ведущих социологов, как Э.Гидденс (концепция структурации и др.) и П.Бурдье (тезис о присвоении пространства). Пространственные аспекты учитывал С.Роккан, который разрабатывал концепцию расколов, имеющих пространственную репрезентацию (на этой основе П.Тэйлор и Р.Джонстон создавали основы обновленной электоральной географии). В то же время операционализация понятия «политическое пространство» является недостаточной (несмотря на попытки Н.Замятиной и др.), типичным остается использование этого понятия, также как и понятия «политический ландшафт» ad hoc.

Проблематика пространственного измерения политики получила свое, но, надо признать, ограниченное развитие в рамках политической науки. На Западе развитие региональных исследований в рамках различных, притом разрозненных гуманитарных дисциплин привело к попыткам их консолидации в рамках региональной науки (русский аналог – регионалистика), которая, однако, понимается не как новая наука, а как междисциплинарный дискурс. Но одного междисциплинарного диалога недостаточно для ответа на поставленные в данном диссертационном исследовании вопросы.

Исходя из темы исследования, большой интерес представляет учет попыток обосновать меняющуюся роль пространственных факторов в современном мире. В этой связи полезными для данного исследования являются теории постиндустриального общества (Д.Белл, Дж.Гэлбрейт и др.) и связанные с ними футурологические изыскания (Э.Тоффлер и др.), концепция критической геополитики (Дж.О’Тоайль), работы постмодернистов в области социологии, политологии и теории международных отношений (концепция гиперпространства и др.), исследования глобализации и альтерглобализации - в связи с проблемой «выживания» национального государства и суверенитета (В.Иноземцев, В.Коллонтай, Н.Косолапов, А.Кустарев, В.Кувалдин, Н.Симония, С.Чугров и др.), проблематика экополитологии (А.Костин). В этих работах даны интересные ответы на вопросы об изменении роли пространства, территории, региона в условиях пространственно-временного сжатия, а также трансформации ноосферы, усиления экологических проблем.

Однако, при всем интересе к отдельным теориям и концепциям постиндустриализма и постмодернизма, еще следует дать четкий ответ на вопрос, в какой мере они применимы к различным государствам, и являются ли выявленные процессы однонаправленными и общераспространенными. Использование многих из них должно быть осторожным - с учетом огромных различий между странами, неравномерностью и спорным характером глобализации. Не завершена и дискуссия о «размывании» государственного суверенитета и «исчезновении» национального государства: в реальности, на наш взгляд, существует множество моделей национально-государственного строительства, применимых к тем или иным государствам.

Косвенное, но немаловажное отношение к рассматриваемой проблематике имеют сравнительные политические исследования. Компаративный метод доказал высокую продуктивность, о чем свидетельствуют сравнительные исследования политических систем и культур, формирования политических институтов (Г.Алмонд, С.Верба, Р.Инглхарт и др.). В отечественной науке в этой связи большой интерес представляют работы В.Гельмана, Г.Голосова, С.Патрушева, Ю.Пивоварова, Л.Сморгунова и др., проект «Политический атлас современности» А.Мельвиля, М.Ильина, Е.Мелешкиной, Ю.Полунина и др. Проблематика компаративных исследований затрагивает сравнение федеративных моделей (Д.Элейзер, П.Кинг, Р.Уоттс, В.Чиркин, Г.Каменская и др.), местного самоуправления (А.Нортон, А.Черкасов и др.). В то же время сравнение моделей политических отношений между центром и регионами, организации региональной политики остается недостаточно развитым: акценты обычно сделаны или на общие характеристики политических систем, или на частные аспекты отношений «центр – регионы» (федерализм, местное самоуправление).

Вопросы децентрализации также прямо или косвенно рассматриваются авторами, которые занимаются проблематикой демократического транзита и политической модернизации (Г.О’Доннелл, Х.Линц, Л.Даймонд, А.Пшеворский, А.Степан, Л.Уайтхед, С.Хантингтон, Ф.Шмиттер и др.). При этом, например, у С.Хантингтона нет однозначного ответа на вопрос о соотношении модернизации и децентрализации, и централизация признается возможным условием успешной модернизации. Развитие федеративных отношений в контексте демократического транзита и других переходных процессов в России рассматривалось рядом отечественных авторов (Б.Макаренко, А.Мельвиль, А.Панарин, А.Рябов, Л.Шевцова и др.) и их иностранных коллег (Р.Саква), теме российской федерализации и демократизации посвятил свои исследования К.Росс. В целом было признано, что развитие федерализма и децентрализация в России является неотъемлемой частью демократического транзита. Однако эти сделанные преимущественно в 1990-е гг. выводы нуждаются в переосмыслении в связи с новыми процессами в региональной политике, наблюдаемыми в 2000-е гг. и изученными в недостаточной степени, поскольку они происходят у нас на глазах.

Проведение компаративного исследования с углубленным изучением России сделало необходимым обращение автора к философским, политологическим, социологическим и культурологическим исследованиям в области россиеведения, раскрывающим особенности российской и русской политической и культурной специфики, проблематику особого пути и русской идеи, русского характера, национальной идентичности, государственной, национальной и интегративной идеологии и т.п. Наиболее полезными в этой связи оказались классические произведения русских философов (Н.Бердяев, И.Ильин, Н.Лосский, С.Франк и др.), работы Т.Алексеевой, А.Вдовина, Б.Капустина, А.Ковалева, А.Панарина, И.Пантина, В.Соловья и др.

Весьма важными для данного исследования являются концепции развертывания политического процесса и хронополитологии (А.Шутов, И.Чихарев и др.), результаты исследований российских трансформационных процессов (В.Коваленко и др.), включая анализ политической динамики, который свидетельствует о цикличности (А.Медушевский, Е.Мощелков), волнообразных (В.Лапкин, В.Пантин) и маятниковых (Д.Ольшанский, А.Соловьев) движениях.

В диссертационном исследовании обращается внимание на частичное совпадение подходов, используемых в развиваемой автором теории субнациональных отношений и в давно существующей теории международных отношений (П.Цыганков и др.). В частности, именно теория международных отношений провела операционализацию понятия «баланс» применительно к балансу сил и, затем, - балансу угроз. В этой связи интерес представляет разработка темы баланса сил и угроз в таких теориях международных отношений, как реализм и неореализм (Э.Карр, Х.Моргентау, С.Уолт, К.Уолц, Р.Гилпин и др.). Но в политической регионалистике эти концепции прямо не использовались, также как и теории игр, уделяющие большое внимание проблематике баланса и равновесия. На уровне внутригосударственных отношений «центр – регионы» и в вопросах региональной политики концепт баланса применяется имплицитно.

Кроме того, проблематика политического баланса отчасти представлена в концепции сообщественной (консоциативной) демократии, предложенной А.Лейпхартом и Х.Экстейном. В этой концепции рассматриваются способы обеспечения политического баланса между сегментами в поликультурных государствах через особые политические институты, отличные от таковых в «традиционной» соревновательной демократии.

В целом анализ многочисленных источников, так или иначе касающихся заявленной темы, убеждает автора во фрагментарности используемых подходов, само число которых весьма велико, что создает потребность в интегральном подходе, основанном на политологических методах, но неизбежно, учитывая специфику предмета, использующем междисциплинарный подход.

Цель исследования.

Создание основ теории субнациональных отношений в государстве на основе концепции территориально-политических систем (ТПС) и субсистем, как особой разновидности политических систем, характеризуемых значимой для их существования, развития, функционирования пространственной протяженностью и структурой. В этой связи должна быть проведена разработка и операционализация концептов «центр» и «регион» для политических исследований государства, а затем - разработка и апробация концепции баланса политических отношений между центром и регионами в государстве.

Основные задачи исследования.

1. Раскрыть содержание концепции политического пространства и провести операционализацию этого понятия для политологии.

2. Разработать подходы к структурному анализу политического пространства, учитывающие характер и степень пространственной гетерогенности и поляризации.

3. Проанализировать возможности системного подхода для изучения политических отношений между центром и регионами в рамках государства, применить и в этой связи доработать данный подход. Провести исследование государств, регионов, локалитетов и другие пространственно выраженных политических образований в качестве ТПС и субсистем.

4. Изучить феномены центра и региона, осуществить исследование процессов превращения регионов в политические субъекты (политической актуализации) и структурирования политического пространства.

5. На основе концептов баланса и равновесия определить способы оценки и измерения субнациональных отношений, позволяющие выявлять соотношение централизации и децентрализации, территориально-политической симметрии и асимметрии, анализировать способность системы к поддержанию эффективного социального порядка и ее сопротивляемость по отношению к внешним вызовам, проводить оценку политических решений как критериев и факторов смещения баланса в сторону центра или регионов, осуществлять политико-историческое, кратко-, средне- и долгосрочное исследование процессов изменения баланса в отношениях между центром и регионами, их скорости, направления, результата.

6. Провести апробацию концепции баланса политических отношений между центром и регионами для максимально полной выборки территориально неоднородных государств и в частности – для России. Рассмотреть баланс политических отношений между центром и регионами в этих странах для различных типов власти, политических институтов, властных структур.

7. Осуществить моделирование политических отношений между центром и регионами, основанное на характеристике баланса и определяющих его факторов системного характера. В процессе и по результатам моделирования уточнить наиболее важные факторы, влияющие на выбор государством определенной модели. Выявить пределы допустимого баланса в отношениях между центром и регионами в их причинно-следственной связи с различными факторами. Определить причины критического дисбаланса, ведущего к распаду государства, росту сепаратизма и сецессиям.

8. Провести моделирование и прогнозирование политических отношений между центром и регионами в России. Подробно исследовать эти отношения в постсоветский период. Определить условия и факторы российской модели, выявить критические факторы, создающие угрозы российской ТПС.

Объект исследования.

Объектом исследования являются отношения между центром и регионами в территориально неоднородных государствах, которые характеризуются наибольшими показателями внутренних территориальных различий и, следовательно, наибольшей сложностью отношений между центром и регионами. Эти государства представляют собой наиболее важные примеры, поскольку для них характерно повышенное влияние региональных факторов на политический процесс, на формирование политической системы. Отношения между центром и регионами в России рассматриваются в качестве отдельного примера, проводится ее сравнение с другими государствами как по критериям территориальной неоднородности, так и по результирующей модели баланса политических отношений между центром и регионами.

Предмет исследования.

Предметом исследования является баланс политических отношений между центром и регионами в современном государстве и в России в частности. Исследуется проблема формирования, поддержания и разрушения этого баланса (возникновения дисбаланса) в современности, политико-исторической ретроспективе и перспективе.

Основная рабочая гипотеза.

Автор исходит из гипотезы, в соответствии с которой территориально-политическая система (ее частным случаем является государство), характеризуется определенным балансом политических отношений между своими элементами (в частности – между территориальными уровнями, в случае государства – между центром и регионами, а точнее – несколькими субнациональными уровнями и их субъектами).

Национальная ТПС (государство с его территорией) является одной из таксономических категорий, по отношению к которой регионы и локалитеты выступают в качестве субсистем более низкого ранга. Формирование центра и регионов, как особых политических явлений, происходит в процессе структурирования политического пространства в государстве и приводит к различиям и, нередко, - конфликтам между политическими интересами этих структурных единиц, как правило, связанными с обеспечением политической автономии и в целом – реализацией политических интересов, различия между которыми возникают вследствие разного характера и плотности социальных коммуникаций на разных уровнях.

Баланс представляет собой операциональный и имеющий непосредственный практический смысл концепт для комплексных исследований отношений между центром и регионами в любом государстве вне зависимости от используемой им модели территориально-государственного строительства. Баланс и сбалансированность – ключевые характеристики состояния ТПС, прямо связанные с ее стабильностью, эффективностью и жизнеспособностью, включая способность к сохранению административных границ. Притом стабильность понимается как гибкость и не отрицает изменчивость, а эффективность - как способность ТПС обеспечивать социальный порядок. Баланс политических отношений между центром и регионами имеет критическое значение для функционирования территориально неоднородных государств, к числу которых относится Россия. Выбор страной модели этого баланса является результатом воздействия сложного комплекса факторов, политических и неполитических, внутренних и внешних.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

При подготовке диссертационного исследования использовались классические и современные работы отечественных и зарубежных политологов, философов, экономистов, географов, социологов. Учитывая, что политическая регионалистика только развивается и является инновационным научным направлением, в процессе работы над диссертацией проводились интеграция, адаптация и апробация методов и подходов общей политологии и теории международных отношений, теоретической и политической географии, других гуманитарных наук и в особенности социологии.

По некоторым направлениям данного исследования единственно возможными были индуктивные методы, основанные на обобщении и систематизации эмпирического материала и формулировки значимых выводов. В других случаях, наоборот, применялась дедукция, связанная с необходимостью апробировать гипотезы, основанные на тех или иных представлениях о сущности политики, для отношений между центром и регионами.

Важнейшее теоретико-методологическое значение для данной работы имеет системный метод. Этот метод получил большое распространение в отечественной политической науке (О.Шабров и др.). В варианте, предложенном автором в настоящем исследовании, он основан на концепции территориально-политических систем (ТПС), как разновидности политических систем, сущностной характеристикой которых является пространственная протяженность (проводится пересмотр концепции ТПС, предложенной в политической географии В.Колосовым, и концепции региональных политических систем В.Нечаева). Государство рассматривается как пример наиболее развитой ТПС, регионы – как ТПС более низкого ранга (субсистемы). Исследуются функционирование (включая институциональные аспекты) и динамика развития ТПС в связи с их внутренним балансом и его внутренними и внешними факторами. В соответствии с теорией политических систем (Д.Истон и др.), с учетом ее критики рассматриваются отношения ТПС с внешней средой, реакции системы на воздействия внешней среды и развитие обратной связи. Автор формулирует проблемы равновесия и баланса в ТПС, их устойчивости, организации сложных политических систем в структурно неоднородных обществах. Некоторые авторы, применяющие системный метод, допускают наличие субсистем (Д.Истон, Г.Алмонд и др.) или указывают на формирование систем разного уровня (И.Валлерстайн и его концепция мировой системы). Эти допущения являются основанием для дальнейшего развития системного метода.

В непосредственной связи с системным методом диссертант применяет институциональный и структурный анализ, а также коммуникационный подход.

В рамках институционального анализа большое внимание уделяется изучению политических институтов, которые составляют институциональный каркас ТПС и баланса политических отношений между центром и регионами. Исследуются организация законодательной (представительной), исполнительной, судебной власти на всех уровнях, местное управление (самоуправление), партии и группы интересов. Исследование проводится с опорой на нормативные источники, с учетом политических и правоприменительных практик и деятельностных аспектов. Для этого применяются подходы сравнительной политологии и институциональных исследований, развитые в отечественной и зарубежной науке (Г.Алмонд, Дж.Пауэлл, В.Гельман, Г.Голосов, С.Патрушев и др.). Особо учитываются подходы к изучению политических практик и их институционализации, что особенно важно в России (В.Гельман, К.Коктыш и др.). При проведении структурного анализа в частности используется метод расколов (С.Роккан и С.Липсет с замечаниями Р.Далтона и др.), методики районирования (Б.Родоман и др.), основы структурно-функционального подхода, связанные с системным методом (Т.Парсонс, Н.Луман и др.).

Используемый в исследовании коммуникационный подход, предложенный автором для политических отношений «центр – регионы» с учетом концепции К.Дойча, а также работ отечественных исследователей (А.Соловьев и др.), рассматривает формирование политических сообществ разного масштаба на основе различной плотности и характера политических и социальных коммуникаций. При таком подходе субъектами исследуемого баланса становятся политико-территориальные уровни, каждый из которых характеризуется своими особенностями политических коммуникаций и интересов. В первом приближении такими уровнями являются государство в целом («центр») и регионы. Далее проводится уточнение числа политико-коммуникационных и, соответственно, политико-территориальных уровней за счет выявления сложности регионального уровня. Последний представляет собой два и более уровня в зависимости от сложности региональной структуры данного государства, как минимум происходит разделение регионального и локального уровней, что в итоге предполагает не двух-, а многоуровневый баланс.

загрузка...