Delist.ru

Методология, теория и практика социальной защиты детства в современной России (в контексте гуманистической парадигмы образования) (05.09.2007)

Автор: Поддубная Татьяна Николаевна

3.Социальная защита детства в XVI – XVIII вв. Дети-сироты, незаконнорожден-ные, вдовы с детьми, дети матерей-одиночек, нуждающихся в помощи; младенцы, матери которых лишены средств к существованию или больны; брошенные дети. Государство, церковь, монастыри общественные и благотворитель-ные (частные) организации. Оформляется государственная политика защиты детей (Стоглавый собор, серия указов Петра I и др.), происходит наделение детей соответствующими правами, появляются новые субъекты (государство, общественные и благотворительные (частные) организации) и объекты помощи (незаконнорожденные, брошенные дети и др.), появляются образовательные и воспитательные (приюты) учреждения. Осуществляется законодательное регулирование частной благотворительности, деятельности церкви, монастырей, правоотношений детей и родителей. Создается административная система помощи детям (территориальный принцип, приказы общественного призрения). Складываются первые теоретические подходы решения социальных проблем детства, появляются социальные программы государства, направленные на поддержку детства. Государственно-общественная система помощи детям.

4.Социальная защита детства в XIX – начале XX вв. Брошенные дети, сироты, беспризорные, нищие, дети-инвалиды, дети с умственными отклонениями, педагогически запущенные, дети – мигранты и т.п. Государство, земства, представители духовенства, имущих классов, прогрессивной интеллигенции.

Преобладает общественный подход; социальная защита детства приобретает более организованный, массовый и сословный характер.

Развивается сеть благотворительных заведений, общественных организаций защиты детей. Сформировались три направления помощи нуждающимся детям: государственное призрение, земская общественная помощь и частная добровольческая благотворительность. Массовой формой общественного призрения выступали приюты, детские сады, ясли, колонии (государственные и частные), в которых осуществлялись воспитание, обучение и профессиональная подготовка детей.

Совершенствуются механизмы помощи детям: появляются адресная помощь, система социального обеспечения (пособия на детей погибших фронтовиков, детей-сирот).

Происходит теоретическое обоснование идей и практического опыта социальной помощи детям в общественно-педагогической литературе; поднимается проблема защиты прав ребенка в аспекте гуманистического образования и воспитания. Общественное призрение и

частная

благотворитель-ность.

5.Социальная защита детства в советский период Все дети Государство и общественные организации (партийные, профсоюзные, комсомольские, пионерские, органы внутренних дел, трудовые коллективы, детские объединения), образовательные учреждения. Формируется под влиянием коммунистической идеологии. Оформляется национальная система социальной защиты несовершеннолетних посредством законодательного регламентировании, создания иерархической сети взаимосвязанных органов и учреждений. Ядром советской системы социальной защиты детства являлась Коммунистическая партия Советского Союза. Отдельные дореволюционные виды социальной помощи детям были усовершенствованы и повсеместно распространены (приюты, детские дома, образовательные учреждения, детские организации), другие упразднены (институты церковно-монастырской поддержки, частной благотворительности).

Широкий охват детского населения, появление новых форм социальной защиты детей - трудовых колоний, детских коммун, детских городков, пионерских домов, приемников-распределителей. Расширение направлений социальной защиты несовершеннолетних (организация досуга, летнего отдыха и оздоровления детей) и дальнейшее совершенствование, монополизация и централизация системы социального обеспечения; развитие научно-педагогических концепций воспитания и защиты детей в аспекте коммунистической идеологии. Советская

модель социаль-

ной защиты

льно-педагогическая инфраструктура, предприятия, образовательные учреждения, общественные и благотворитель-ные организации, частные лица, СМИ, семья, социальные педагоги и социальные работники. Обусловлен ратификацией СССР Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г., в аспекте которой был предпринят широкий спектр социально-экономических, правовых и педагогических мер защиты детей. Основными компонентами современной парадигмы социальной защиты детства выступают:

- интегрирование отечественной системы социальной защиты детства в международную; совершенствование законодательного регулирования социальных гарантий детства и их обеспечение;

- децентрализация системы социальной защиты детства (предоставление больших полномочий органам государственной власти субъектов РФ, местного самоуправления в решении вопросов детства);

- сочетание государственной помощи детям с третьим (негосударственным) сектором и общественными организациями;

- функциональное перераспределение ролей субъектов социальной защиты детства: повышение роли одних (церковь, монастыри, частная благотворительность, общественные организации) и снижение роли других (партии, комсомольские и пионерские организации, профсоюзы, трудовые коллективы);

- дифференцированный подход к объектам социальной помощи (предоставление адресной помощи наиболее нуждающимся детям);

- формирование довольно стройной сети социально-педагогической инфраструктуры, ее коммерциализация (частичная или полная);

- введение института социальных педагогов и социальных работников;

- научно-теоретическое обоснование защиты и поддержки детства в контексте гуманистической парадигмы образования. Продолжаются поиски новых подходов к социальной защите детства.

Комплексная модель социаль-

ной защиты

детства (современная, переходная модель)

образовательном пространстве. Национально-региональные модели социальной защиты детства дополняют федеральную модель, являются весьма гибкими и отличными между собой. Такой подход, несомненно, имеет свои преимущества, т.к. позволяет оперативно и полно реагировать на возникшие потребности детей в каждом конкретном регионе. Изучение исследований и современных национально-региональных систем социальной защиты детства актуализировали создание региональной модели социальной защиты несовершеннолетних.

В четвертой главе «Концептуальные основы региональной модели социальной защиты детства в контексте гуманистической парадигмы образования (на примере Республики Адыгея)» содержится теоретико-методологическое обоснование концепции региональной модели социальной защиты детства в контексте гуманистической парадигмы образования; обоснована значимость мониторинга социальной защиты детей как научно-информационной базы формирования региональной модели социальной защиты детства. Ядром данной главы выступает региональная модель социальной защиты детства, представленная нами в виде концепции, включающей ее теоретико-методологическое обоснование, содержательную (цели, задачи, функции, принципы построения, организационно-педагогические условия) и технологическую (процессуально-методическое обеспечение, социально-педагогические технологии) характеристики. Методологической основой концептуальной модели является интегративное единство подходов: гуманистического, аксиологического, комплексного, дифференцированного, компетентностного, системно-структурного, при этом определяющим выступил системно-структурный подход, являясь смыслообразующим при определении всех аспектов социальной защиты несовершеннолетних. Ключевыми принципами реализации обозначенных подходов выступили: гуманистической направленности образования, субъектности, культуросообразности, детствосохранения, согласованности решения взаимосвязанного круга задач, одномоментности вовлечения специалистов, дифференциации, целостности, структурности и управляемости, компетентности. Важнейшей составляющей теоретико-методологического обоснования концепции региональной модели социальной защиты детства является метод моделирования, позволивший разработать теоретическую модель пространства социальной защиты детства, основанную на «тетраде пространственных понятий» теоретической модели образовательного пространства (В.П. Борисенков, О.В. Гукаленко А.Я. Данилюк). В исследовании сформулировано понятие «пространство социальной защиты детства», под которым понимается территориально-обозначенное открытое социальное пространство, интегрированное в образовательное пространство, в котором осуществляется созидательно-интегрирующая деятельность субъектов социальной защиты детства по обеспечению социальных гарантий детства на основе сохранения социокультурных ценностей и традиций, направленная на создание конкретных педагогических условий и возможностей эффективного процесса социализации, самореализации и саморазвития индивида. Теоретическая модель пространства социальной защиты детства представлена двумя осями – осью районирования и осью смыслообразования, определяющими «тетрады пространственных понятий»: метатекст, место ребенка, системы социальной защиты детства, социально-педагогическая инфраструктура. На оси смыслообразования – метатекст и место ребенка, на оси районирования – системы социальной защиты детства и социально-педагогическая инфраструктура. Ось районирования означает функционирование множества систем социальной защиты разного уровня – федеральная, региональные и муниципальные системы, строго упорядоченных, функционирующих во взаимосвязи друг с другом. Государственно-общественный характер социальной защиты детства говорит о том, что в ней участвуют самые разнообразные субъекты, действия которых могут быть разрозненные, но сохраняющими общий вектор – обеспечение социальных гарантий детства. Социально-педагогическая инфраструктура понимается нами как подсистема системы социальной защиты детства, характеризующаяся совокупностью связей учреждений социальной инфраструктуры детства (зданий, сооружений, организаций, оказывающих социальные услуги детскому населению) и обеспечивающая эффективность процесса социальной защиты несовершеннолетних. В основе социально-педагогической инфраструктуры лежит целенаправленный процесс взаимодействия субъектов социальной защиты детства – педагогов, воспитателей, социальных педагогов, социальных работников – и индивида (группы индивидов), объединенных общей социальной ситуацией. Ось смыслообразования достраивает системы социальной защиты, превращая их в единое пространство. Метатекст характеризует в целом пространство социальной защиты детства: устанавливает ценности и смыслы, цели и задачи социальной защиты детей, определяет социальные стандарты, гарантии мира детства, регламентирует деятельность субъектов социальной защиты детства, их компетенцию. Метатекст социальной защиты детства подобно метатексту образовательного пространства также имеет иерархическую структуру: метатексты федерального, регионального и местного уровня (содержание, законодательная и нормативная правовая база, стандарты защиты детства и т.п.). Особым метатекстом в модели представлен социальный педагог и социальный работник как субъекты метатекстовой деятельности, которые выполняют функции транслятора государственной идеологии защиты подрастающего поколения через технологии, частные методики взаимодействия с клиентами в пространстве социальной защиты детства. Имеющийся комплекс метатекстов определяется существующими в тот или иной период ценностями, смыслами. Значимое место в метатексте занимает национально-региональный компонент, определяющий содержание социальной защиты несовершеннолетних в социокультурных условиях.

Региональная модель социальной защиты детства базируется на принципах этнокультурной идентификации и интеграции в общероссийское и мировое сообщество. Гуманистическая парадигма образования в числе первоочередных задач выдвигает учет этнорегиональной специфики современного образования (Н.Х. Байчекуева, Б.Х. Бгажноков, Г.Н. Волков, З.К. Дахужева, М.Р. Кудаев, И.А. Шоров и др.), что создает предпосылки для возрождения историко-культурных традиций народов в выработке ценностных ориентаций при проектировании пространства социальной защиты детства. Принцип культуросообразности позволил определить содержание метатекстовой деятельности, ориентированной на общенациональные ценности, воспроизведение национальных традиций, признание адыгской этики эталонной. В содержании социальной защиты подрастающего поколения определено национально-ценностное ядро (адыгства - адыгагъэ): человечность – цIыхугъэ (готовность действовать в интересах других людей, культ добрых дел), почтительность – нэмыс (воспитанность, скромность, уважительность), разум – акъыл (трезвый социальный ум, умение дать точный диагноз жизненной ситуации, проникаясь уважением и сочувствием к ближним), мужество – лIыгъэ (нравственно акцентированное свойство, включающее воинское мужество, храбрость, справедливость, толерантность, соблюдение правил адыгской этики и этикета), честь – напэ (верность, мужество, стыд) (Б.Х. Бгажноков). В системе ценностей и смыслов главнейшей ценностью является ребенок и его благополучие, семья (Г.Н. Волков, И.А. Шоров и др.). Ценности, реализуемые в отношениях между людьми, определены основными педагогическими и культурными ценностями содержания процесса социальной защиты несовершеннолетних в условиях Республики Адыгея. Содержание процесса социальной защиты детства ориентировано на реализацию гуманистических установок - человеколюбие, признание человечности, благополучия ребенка, что определено как господствующий принцип существования этноса.

Содержательную доминанту пространства социальной защиты детства составляет место ребенка как субъекта гуманистического личностно-ориентированного образования и объекта социальной защиты. Место ребенка в пространстве социальной защиты детства определено как его личное социальное поле, социокультурное пространство, в котором происходит процесс его социализации, где компонентами выступают: социум (социально-политические, социально-демографические, социально-экономические особенности и т.п.); правовое пространство (состояние и уровень сформированности законодательного и нормативно-правового поля социальной защиты детства); культурное пространство (степень развития культуры, местные этнические особенности и т.п.) (рис. 1).

Радиусом моделируемого прос-транства обозначены административ-ные границы Республики Адыгея. Однако, учитывая тот факт, что механизм социальной защиты детей не может быть ограничен только лишь пределами региона по вполне объективным причинам признается условность этих границ. Это обусловлено, прежде всего, тем, что предмет исследования нацелен на оптимизацию процесса социальной защиты подрастающего поколения на региональном уровне. В современном обществе именно этнос (а не социальный класс или политическая группа) способен обеспечить успешную адаптацию индивида к условиям интенсивных перемен во всем укладе его жизни (М.Р. Кудаев, З.К. Дахужева). Особенности современного положения детей в социокультурном пространстве региона усиливают потребность в устойчивых жизненных ценностях и смыслах, определяя национальные традиции в качестве важнейшего элемента метатекстовой деятельности.

Учет выше обозначенных теоретико-методологических оснований позволил научно обосновать и разработать концепцию региональной модели социальной защиты детства «Общество – Детство – Ребенок», призванную быть теоретическим и практическим ориентиром в реализации государственной политики в интересах детей на уровне субъекта Российской Федерации – Республики Адыгея. Сущностная характеристика содержательных доминант концепции представлена совокупностью основных идей, лежащих в основе моделирования региональной модели социальной защиты детства:

- идея пространства социальной защиты детства, определяющая статус ребенка в обществе, его личностную траекторию развития, вектор помощи и поддержки средствами образования, созидательно-интегрирующей деятельности субъектов социальной защиты детства, региональными социокультурными ценностями и традициями;

- идея объектности-субъектности, позволяющая осмыслить ребенка, детство, педагога, средства, формы, методы и другие составляющие социальной защиты детства с позиций гуманистического образования, социального менеджмента и ценностного отношения к личности каждого ребенка, обусловливающих изменчивость и устойчивость, переход и взаимодополняемость их позиций и статусов;

- идея отношения к ребенку как наивысшей ценности жизни человека, субъекта, обладающему правом на собственное развитие, защиту его интересов и потребностей, выступающему системообразующей ценностью и ядром социальной защиты детства.

Основными принципами построения региональной модели социальной защиты детства выступили: методологические, организациионно-распределительные, психолого-педагогические, деятельностно-функциональные, социально-политические. Разработка концептуальных основ проектирования региональной модели социальной защиты детства позволила определить комплекс организационно-педагогических условий ее эффективной реализации в современных социокультурных условиях: целевое, критериальное, содержательное, процессуально-методическое и кадровое обеспечение (рис. 2).

Теоретическое осмысление рассматриваемой проблемы, а также собственный опыт работы актуализировали значимость мониторинга как процедуры последовательного отслеживания и качественного анализа ситуации протекания процесса социальной защиты детей в регионе, результатов применяемых социально-педагогических технологий и средств их реализации, их соответствия поставленным цели и задачам. В основе мониторинга социальной защиты детства – авторская методика комплексной социально-педагогической оценки процесса социальной защиты детей в регионе, обеспечивающая широкий анализ объективных и субъективных показателей – общей характеристики положения детей в регионе, удовлетворенности социальной защитой детства и социальной компетентности субъектов гуманистического образования. Авторская методика комплексной социально-педагогической оценки процесса социальной защиты детей в регионе представлена тремя блоками, каждый из которых включает ряд оцениваемых параметров (характеристик, критериев, показателей), совокупность которых составляет матрицу мониторинга социальной защиты детей в регионе (табл. 3). Методология построения матрицы базируется на постулате, в соответствии с которым объекты, субъекты, направления социальной защиты детства рассматриваются как объект наблюдения процесса социальной защиты детей в регионе. При решении выявленной в процессе мониторинга проблемы, определяется «мишень» – объект, процесс, средство и т.п., который необходимо совершенствовать, чтобы получить желаемый результат. Таким образом, создается целостная картина оценки социальной защиты детей в регионе, отдельные компоненты которой взаимодополняют друг друга. Разработанный мониторинг позволил отслеживать динамику основных показателей социальной защиты детей в регионе и своевременно предотвращать негативные ее проявления на каждом этапе социально-педагогической поддержки. Концептуальные основы моделирования региональной системы социальной защиты детства определили выбор педагогических параметров ее функционирования, которыми выступает социально-педагогическое обеспечение.

Таблица 3

Матрица мониторинга социальной защиты детей в регионе

I Блок. Основные характеристики положения детей в регионе

Параметры (показатели) измерения Методы получе-ния инфор-мации Результаты Решения, которые могут быть приняты по результатам

2001 г. 2003 г. 2006 г.

загрузка...