Delist.ru

Методология, теория и практика социальной защиты детства в современной России (в контексте гуманистической парадигмы образования) (05.09.2007)

Автор: Поддубная Татьяна Николаевна

П.Ф.Лесгафт, К.Н. Вентцель Детство – системное качество личности, которое формируется на ранних ступенях жизненного развития и сохраняется в течение всей жизни.

Педагогика советского периода

А.С. Макаренко, Н.К. Круп-ская, С.Т. Шацкий, В.А. Су-хомлинский, Ю.К. Бабан-ский, В.С. Ильин. Дети – объект воспитания, передачи накопленного человеческого опыта, знаний.

Современная педагогика

Личностно-ориентирован-ный подход

(Н.И. Алексеев, Е.В. Бонда-ревская, В.В. Сериков,

И.С. Якиманская) Ребенок – субъект, способный к личностному саморазвитию, адекватной самооценке и обладает предельной индивидуальностью.

Культурологический подход (Е.В. Бондаревская,

Т.И. Власова, А.А. Греков,

Р.М. Чумичева) Детство – особая субкультура жизни человека; ребенок - субъект культуры, способный к культурному саморазвитию и самоизменению, которому необходимо обеспечить условия для его социализации и культурной идентификации.

Антропологический подход (Б.М. Бим-Бад, Л.Л. Редько,

Е.Н. Шиянов, В.Н. Горовая,

Л.В. Лидак, Л.Ф. Савинова,

Е.Г. Пономарев, В.И. Мак-сакова и др.) Детство – феномен жизни человека и культуры, открытая система с многообразными «перетекающими» друг в друга явлениями (социальных в культурные, культурных в образовательные и т.п.).

Культу-рология Е.Н. Мухранова, А.А. Щер-бакова, А.А. Пилипенко, И.Г. Яковенко, О.О. Масло-ва, В.В. Савицкая и др.

Детство – феномен культуры.

Детство – начало превращения человека из биологической в биосоциальную систему (Е.Н. Мухранова).

«Субкультура детства» – совокупность ценностей, верований, традиций и обычаев, которыми руководствуется большинство членов данного общества (А.А. Пилипенко, И.Г. Яковенко).

Право Ребенок – лицо, не достигшее совершеннолетия, то есть 18 лет.

Анализ современных исследований позволил выявить многогранность феномена «детства» – философского, психологического, социологического, культурологического, педагогического. В различных отраслях знания понятие детства трактуется по-разному, что порождает трудности при комплексном исследовании проблем детей с позиций их социальной защиты. Предметом изучения являются не дети, а определенные стороны их жизнедеятельности, тем самым разрозненность информации не позволяет воссоздать целостную картину феномена детства. Детство рассматривается как целостное специфическое социальное явление, находящееся во взаимосвязи со многими другими явлениями социального мира. С учетом специфики исследования, опираясь на проведенный подробный анализ феномена детства в рамках различных областей знания, был определен единый подход в трактовке понятия детства.

Под детством мы понимаем пространственно-временной феномен (от рождения до 18 лет), период формирования и развития важнейших функций организма ребенка, его социализации, становления как личности (происходит активное усвоение знаний, навыков, умений, ценностей, социального опыта), а поэтому нуждающийся в особой заботе и помощи государства. Феномен детства понимается нами как целостное, интегративное социокультурное явление, отношение к которому определяет адекватная социальная политика государства и ее практическая реализация на всех уровнях; это отношение социальных институтов (семьи, образования и т.д.) к детям через создание необходимых условий для индивидуального личностного развития, защиты прав каждого ребенка. Детство в нашем исследовании представлено как основная ценность человеческой жизни, требующая к себе особого подхода, заботы и защиты. В связи с этим считаем целесообразным понятие детства рассматривать в пяти аспектах.

Первый аспект связан с рассмотрением детства без каких-либо ограничений применительно ко всем детям страны (Семейный кодекс РФ). Каждому ребенку принадлежат общепризнанные права на жизнь и воспитание в семье, на защиту, выражать свое мнение, право на имя, отчество, фамилию, ряд имущественных и других прав, которые необходимо защищать. Второй аспект связан с возрастными этапами развития: младенчество (до 1 года), дошкольное детство (1 – 6–7 лет), младший школьный возраст (6–7 – 10 лет), средний школьный возраст (11–15 лет), старший школьный возраст (16–18 лет). Третий аспект определяет приоритетность оказания помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации (дети-сироты, дети с ограниченными возможностями, дети-жертвы насилия, дети семей вынужденных мигрантов, дети из малообеспеченных, асоциальных семей, социально дезадаптированные и другие категории детей). Четвертый аспект – это те социальные условия, в которых протекает процесс социализации ребенка: уровень материального благосостояния общества и семьи, в частности, медицинского обслуживания, образования; принадлежность ребенка к тем или иным социальным группам, конфессиям. Пятый аспект касается детей, выдвигающихся из общего ряда (например, одаренные дети). Государство должно быть заинтересовано в поддержании, стимулировании развития одаренности, детских талантов с целью формирования прогрессивного общества. Очевидно, что с этих позиций должны решаться проблемы социальной защиты детства в контексте гуманистической парадигмы образования.

Изучение проблем детей в современной социокультурной ситуации позволило нам выделить основные тенденции положения детей в России и ее регионах: резко обозначилось противоречие между миром взрослых и миром детства, возросло непонимание и отчуждение взрослых по отношению к миру детства; демографическая ситуация в настоящее время характеризуется дальнейшим сокращением числа детей, что обусловлено низким уровнем рождаемости, связанным, главным образом, с социально-экономической ситуацией в стране; низкие основные качественные показатели жизнеобеспечения детей: расширение масштабов бедности российских семей с детьми, ухудшение здоровья детей и подростков, рост числа социально обусловленных и социально значимых заболеваний среди детей (наркоманией, ВИЧ-инфекцией, а также инвалидизации детского населения); снижение охвата детского населения учреждениями дополнительного образования в связи с их частичной коммерциализацией; особо трудное положение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей-инвалидов, детей семей вынужденных мигрантов и др.; высок уровень социальной патологии в детской среде (рост детской преступности, безнадзорности и беспризорности, широкое распространение детского труда, в т.ч. вовлечение детей в проституцию, противоправные виды деятельности); большие масштабы приобретает проблема насилия и жестокого обращения с детьми. В процессе исследования выявлены и осмыслены в контексте гуманистических и социокультурных идей проблемы детства в современной социокультурной ситуации (отсутствие адекватной государственной политики по вопросам детства, снижение нравственных критериев и ответственности по отношению к ребенку и детству, несформированность системы целей и ценностей современного российского общества, отсутствие компетентных специалистов, в полной мере владеющих технологиями социальной защиты детей и др.), решение которых выступает основным ориентиром при разработке концептуальных основ региональной модели социальной защиты детства в контексте гуманистической парадигмы образования.

В работе рассмотрены различные концепции социальной защиты детства в аспекте гуманистического подхода: философские (Аристотель, Т. Кампанелла, Ф. Бэкон, М. Монтень, Т. Мор, М.И. Несмеянова, Т.В. Карсавская, О.Н. Крутова, Б.Д. Муранов, Н.В. Савенко, Н.А. Мачинская, Т.Д. Попкова и др.), психологические (Л.С. Выготский, Э.М. Александровская, И.В. Дубровина, В.И. Кожарская, М.И. Лисина, В.С. Мухина), социологические (Л.В. Касава, Л.Л. Мехришвили, А.П. Платонова, Е.М. Рыбинский), политологические (Г.В. Замычкина, В.Ю. Краснова), правовые (В.В. Кулапов, О.В. Соколова). Особое значение уделено формированию гуманистических концепций защиты детства в рамках педагогической парадигмы, истоки которой мы находим в работах выдающихся отечественных педагогов прошлого: Н.И. Новикова, Н.А. Добролюбова, Л.Н. Толстого, К.Н. Вентцеля, Н.И. Пирогова, К.Д. Ушинского, С.Т. Шацкого, Н.К. Крупской, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинского и др., основанных на прогрессивных философских идеях человеческой свободы, смыслотворчества, и заложивших своего рода фундамент развития гуманистически ориентированной отечественной педагогической мысли. Современная гуманистическая концепция образования базируется на идее саморазвития, самореализации субъекта и призвана обеспечить становление индивидуальности ребенка. Исходя из этого нами осуществлен анализ сложившихся сегодня в педагогической науке концептуальных подходов к исследованию проблемы педагогической поддержки и защиты детства: социально-педагогический подход (В.Г. Бочарова, А.В. Иванов, О.С. Газман, Т.В. Лодкина, Р.А. Литвак, П.А. Шептенко, Г.А. Воронина, Л.Я. Олиференко и др.), личностно-ориентированный подход (Е.В. Бондаревская, А.Г. Бермус, О.В. Гукаленко, П.П. Пивненко, В.Я. Михайлов, Н.Н. Михайлова, С.И. Юсфин, И.С. Якиманская и др.), реабилитационный подход (Е.А. Горшкова, Р.В. Овчарова, М.Г. Хоменко, Л.М. Шипицына, Н.В. Вострокнутов, И.Н. Денисова, А.А. Романов и др.), психолого-педагогическая помощь (Э.М. Александровская, Н.И. Кокуркина, Н.В. Куренкова, А.С. Ткаченко и др.). Оценивая вышеуказанные подходы к проблеме социальной защиты детства, мы заключили, что при всем многообразии мнения остается общей ее направленность на благополучие мира детства, предоставление каждому ребенку защищенного пространства, интеграция образовательных сил в решении проблем подрастающего поколения. В целом, предметом социальной защиты детства является целенаправленный процесс взаимодействия общественных институтов и ребенка по оказанию ему помощи и поддержки с целью удовлетворения его потребностей и интересов. Анализ концептуальных подходов к рассматриваемой проблеме позволил определить собственную позицию к проблеме социальной защиты детства в контексте гуманистической парадигмы образования. Под социальной защитой детства следует понимать осуществляемые обществом и его официальными структурами организационные, правовые, финансово-экономические, медицинские, социально-психолого-педагогические мероприятия по обеспечению гарантированных условий жизни, поддержания жизнеобеспечения и гармоничного развития ребенка. Педагогические аспекты социальной защиты заключаются в обеспечении социальной защищенности мира детства, удовлетворении потребностей и интересов каждого ребенка, содействии его социализации и оптимальной жизнедеятельности средствами образования. Главнейшей методологией социальной защиты детства является гуманистическая обусловленность образования, направленная на создание условий для полноценного личностного развития, базирующаяся на ценностно-смысловом единстве действий педагога и ребенка, ориентиром которого является ребенок как наивысшая ценность и субъект собственного саморазвития.

Вторая глава «Зарубежный опыт социальной защиты детства» раскрывает современные международные тенденции социальной защиты детства, содержит краткий обзор социальной защиты детства в европейских государствах, США, странах Латинской Америки и государствах СНГ в современных условиях.

Изучение зарубежного опыта показало, что в современном мире реализуется широкий спектр достаточно эффективных мероприятий по социальной защите детей, что иллюстрирует активное стремление мирового сообщества к улучшению положения мира детства. Резюмируя зарубежный опыт, нами выявлены следующие современные международные тенденции социальной защиты детства: создание единых универсальных стандартов прав и свобод ребенка, которые должны обязательно соблюдаться государствами-участниками международных договоренностей в рамках внутреннего правопорядка (Декларация прав ребенка (1959), Конвенция ООН о правах ребенка (1989), Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (1990) и др.); образование специального механизма контроля за соблюдением принятых государствами обязательств (Комитет ООН по правам ребенка); функционирование международных и региональных организаций, принимающих активное участие в оказании социальной помощи и защите несовершеннолетних (Генеральная Ассамблея ООН, Всемирная организация здравоохранения, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Комитет ООН по правам ребенка и др.); разработка и внедрение комплексных социальных программ для оказания помощи наиболее нуждающимся семьям и детям (программы сети ЮНЕСКО по вынужденным переселенцам, программа ООН по профилактике распространения ВИЧ/СПИДа и др.); развитие сети уполномоченных по правам ребенка (института детского омбудсмена), которая во многих странах мира (Швеция, Норвегия, Исландия, Гватемала, Перу, Колумбия, Люксембург, Австрия, Испания, Дания, Финляндия и др.) получила достаточно широкое распространение и статус международного социально-правового феномена, выполняющего функции своеобразного мониторинга деятельности государств и правительств в области защиты детей; совершенствование профессиональной подготовки специалистов – социальных педагогов и социальных работников, определение их роли и профессиональных характеристик как субъектов социальной защиты детства; практически повсеместное реформирование национальных систем социальной защиты детства с ориентацией на достижения мирового опыта. Проведенный анализ социальной защиты несовершеннолетних за рубежом позволил обозначить три зарубежные модели социальной защиты детства в зависимости от содержательно-целевого компонента на основе субъектного подхода.

Европейская модель преобладает в развитых западноевропейских странах (Великобритания, Ирландия, Нидерланды, Дания, Норвегия, Финляндия, Швеция, Австрия, Бельгия, Германия, Италия, Франция и др.) и отличается доминирующей степенью участия государства (либо его контролем) в сфере социальной защиты детства. Современная европейская модель социальной защиты детства базируется на теории государства всеобщего благосостояния, согласно которой на государственном уровне проводится активная социальная политика, ориентированная на создание достойного уровня жизни, нарастания социального равенства, справедливости. В развитых странах Европы общим для всех государств является тот факт, что «семья признается важнейшим социальным институтом, в котором рождаются и воспитываются новые поколения, где происходит их социализация, где эти поколения получают экономическую и психологическую поддержку» (О.Б. Осколкова). Ориентация европейской стратегии защиты детства на принцип приоритета интересов ребенка позволяет рассматривать социальную защиту детства в числе главнейших факторов экономического и социально-культурного развития цивилизованного общества. Право ребенка на социальную защиту является основополагающим социально-экономическим правом человека и зафиксировано на конституционном уровне. Основу государственной политики защиты детства стран с европейской моделью составляет развитая законодательная база, направленная на обеспечение детям полноценной и достойной жизни в обществе, четко отлаженная организационная структура, представленная, как правило, тремя уровнями (государственным, региональным и местным), широкое развитие учреждений социальной инфраструктуры для детей, функционирующей преимущественно за счет бюджетных ассигнований, а также высокий уровень профессиональной компетентности социальных работников. Вместе с тем, как считает исследователь государственной семейной политики в странах Европейского союза О.Б. Осколкова, меры государственной политики поддержки семей с детьми представляют в странах Западной Европы весьма пеструю картину. В наиболее общем виде в рамках социальной защиты детства проводятся следующие мероприятия: повышение благосостояния семей с детьми за счет универсальных семейных пособий на детей, налоговых льгот, ссуд под низкие проценты (либо субсидии) для приобретения или аренды жилья и др.; развитая система социальной помощи; общедоступность и бесплатность (по общему правилу) систем образования и здравоохранения; правовая защита детей; высокий уровень социальной работы с детьми и др. Большинство социальных работников нанимается организациями и учреждениями муниципалитетов, а также общественными организациями; частнопрактикующие социальные работники распространены слабо. В целом разносторонняя всеохватывающая государственная забота о детях и семьях с детьми, давняя и широкая практика взаимодействия социальных работников и социальных педагогов с несовершеннолетними способствовали поднятию стран с европейской моделью на самый высокий уровень социальной защиты детства.

Американская модель социальной защиты детства имеет место в США и странах Латинской Америки. Отличается практически полным отсутствием официально сформулированной государственной социальной политики детства. Мероприятия по социальной защите детства сконцентрированы преимущественно в руках частного сектора при слабом участии государства. Характерная черта – децентрализация, проявляющаяся в отсутствии централизованно координируемой детской и молодежной политики – проблемы детства находятся в компетенции ряда министерств и ведомств на разных уровнях, не взаимосвязанных четко между собой. Отсюда резкое отличие в содержании социальной защиты детства в территориальных рамках одного и того же государства. Активными субъектами социальной защиты несовершеннолетних являются общественные и благотворительные организации. В государственных мероприятиях по социальной защите детства преобладает программно-целевой подход – реализация различных национальных программ помощи только нуждающимся категориям детей и семьям с детьми. Широко развита сеть социальной инфрастуктуры для детей, большинство учреждений которой платные. Однако существуют и государственные (бесплатные) школы и медицинские учреждения. Сфера социальной работы с детьми имеет давние традиции, сильно развита и охватывает все учреждения для детей. Социальные работники нанимаются преимущественно общественными организациями, широко распространена частная практика социальной работы. Между тем, незначительная роль государственного сектора, территориальная разрозненность содержания программ помощи и поддержки детям внутри отдельной страны, слабый охват детского населения мероприятиями социальной защиты являются факторами, преимущественно обусловливающими, по мнению ученых (О.Б. Осколкова, П. Шеррер), высокий уровень детской бедности, заболеваемости и смертности, низкий уровень образованности.

Переходная модель – нашла практическое воплощение в государствах бывшего социалистического лагеря (странах Центральной Европы, СНГ и России), что обусловлено процессом реформирования с конца XX в. всех социальных сфер, в т.ч. и института социальной защиты детства. Новая социокультурная ситуация коренным образом изменила содержание социальной защиты детей посредством экспансии зарубежного опыта. Основной чертой данной модели является явное смещение вектора социальной защиты детства с полного государственного регулирования (советская модель) на сочетание государственного и частного секторов. Социальная защита детства рассматривается в числе приоритетных направлений государственной социальной политики, ориентированной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие ребенка, и закреплена в конституциях государств. Современная система социальной защиты детства стран с переходной моделью характеризуется следующими основными компонентами: широким спектром законодательного регламентирования, ориентированного на Конвенцию ООН о правах ребенка; реформированной организационной структурой, включающей органы государственной власти и местного самоуправления (представлены, как правило, компетентными министерствами и ведомствами, наделенными соответствующими полномочиями), а также негосударственный сектор; развитием сети социальной инфраструктуры, предоставляющей разнообразные услуги детям (образовательные, социальные, юридические, медицинские, психолого-педагогические и т.п.), ее частичная (полная) коммерциализация; инновационным кадрово-технологическим компонентом (введение института социальных педагогов и социальных работников, разработка и реализация инновационных педагогических технологий защиты детства). Социальная помощь семьям с детьми осуществляется адресно, на основе проверки нуждаемости за счет средств бюджета и частных лиц, а также добровольных пожертвований граждан. В настоящее время в странах с переходной моделью окончательно не сформировалась четко отлаженная система помощи и поддержки детского населения – национальные системы социальной защиты детства находятся в стадии становления и базируются на заимствовании международного опыта с элементами как американской, так и европейской модели. В целом, преимущественно для всех трех моделей характерно в последние годы формирование всеобъемлющей концепции социальной защиты детства, основными компонентами которой выступают улучшение благосостояния детей и семей с детьми, расширение сети социальной инфраструктуры для детей, реализация программ социальной помощи и поддержки детей, повышение профессиональной компетентности специалистов, работающих с детьми.

Третья глава «Отечественный опыт социальной защиты детства» содержит краткий обзор становления и развития института социальной защиты детства в России, а также анализ современного состояния социальной защиты несовершеннолетних в субъектах Российской Федерации в аспекте гуманистического образования. Всесторонний анализ отечественного опыта социальной защиты детства позволил нам обозначить шесть периодов становления и развития российского института социальной защиты детства: архаический (простейшие формы помощи детям у древнейших славян (с эпохи древности до X в.)); социальная помощь детям в X – XV вв.; социальная защита детства в XVI – XVIII вв.; социальная защита детства в XIX – начале XX вв.; социальная защита детства в советский период и социальная защита детства в современных условиях (постсоветский период). Основанием предложенной периодизации выступил хронолого-содержательный аспект, позволивший определить сущностные предпосылки эволюции теории и практики социальной защиты детства, связав их с социально-экономическими, политическими, научно-педагогическими трансформациями в обществе в контексте культурно-исторического развития России. В аспекте обозначенной периодизации осуществлено выделение моделей социальной защиты детства, основным классификационным критерием которых выступили субъекты социальной защиты детства, что позволило обозначить наиболее характерные тенденции отечественной социальной политики детства на протяжении всей истории развития российского общества (табл. 2). Отличительные особенности каждой модели вытекают из историко-педагогического понимания автором диссертации сути исследуемой проблемы.

Проведенный в главе обзор современного состояния социальной защиты детства в субъектах Российской Федерации в аспекте гуманизации образования позволил выделить следующие направления модернизации социальной защиты детства в регионах: создание соответствующих организационных структур детской социальной политики; законодательное регламентирование поддержки семьи и детства; программно-целевые формы социальной защиты детей; формирование сети учреждений социально-педагогической инфраструктуры детства; введение института Уполномоченных по правам ребенка; профессиональная подготовка социальных педагогов и социальных работников; апробация эффективных социально-педагогических технологий защиты детства; технологии осуществления правосудия по делам несовершеннолетних с участием социального работника; технологии социально-педагогической поддержки детства в поликультурном

Таблица 2

Становление и развитие социальной защиты детства в России

Название периода Характерные черты

Объекты социальной защиты детства Субъекты социальной защиты детства

Краткая характеристика Доминирующие модели

1.Архаический. Простейшие формы помощи детям у древнейших славян (с эпохи древности до X века). Дети-сироты. Община, род. Происходит зарождение основных праформ социальной помощи детям, формируется древнейшая практика поддержки на основе общинных норм поведения и ценностей, оформляются групповые формы помощи детям. Типичным выступает явление «помогающего» субъекта, динамика развития которого предполагает ряд стадий от института «приймачества» до общественных «помочей».

Модели помощи носят преимущественно внутриродовой характер, обусловленные языческой религией. Общинно-родовая модель социальной помощи и поддержки детей (дохристианская языческая модель).

2.Социальная помощь детям в X-XV вв. Дети-сироты; вдовы с детьми, нищие, незаконнорожден-ные, брошенные дети. Князья, церковь, монастыри. В основе – христианская парадигма социальной защиты детства, базирующаяся на философии деятельной любви к ближнему.

Происходит зарождение общественной политики заботы о детях, законодательное регламентирование поддержки и помощи детям (церковные уставы князей Владимира и Ярослава, Изборник 1076 г. и др.), расширяется круг объектов и субъектов помощи (князья, церковь, монастыри). Главнейшими направлениями социальной помощи детям выступают: княжеская, церковно-монастырская филантропия, милостыня. Возникают первые формы социального устройства детей (скудельницы (божедомки)), школы. Зарождается осмысление социальной помощи детям в литературных памятниках. Княжеское и церковно-монастырское попечительство.

загрузка...