Delist.ru

Системный анализ лечебно-восстановительных мероприятий при артериальной гипертензии (05.09.2007)

Автор: Горячева Анна Александровна

(n = 20) Гипокинетический

(n = 4)

АД, мм рт.ст.

До лечения 146,4±4 158,3±4,8 143,6±3,2

96±2 102±3,6 93,8±3,9

лечения 136±2,8 129,4±2,1* 121,6±0,4*

84±2,6* 84,6±2,6* 84,6±1,8

Изменение, % 7,1/12,5 17,6/17,1 15,3/9,7

Р, уд. в мин.

До лечения 76,2±2,8 75,6±2 68,4±4,8

лечения 100,4±3,3* 84,2±3,2* 78±2,6

Изменение, % 24,1 10,2 12,3

Примечание: * – р < 0,05; в числители приводятся цифры САД, в знаменатели – ДАД.

Эффективность нифедипина зависела от исходного типа гемодинамики. Стабилизацию АД на уровне «нормы» с адекватной реакцией пульса наблюдали у всех больных с гипокинетическим и 65,3 % пациентов с зукинетическим типами гемодинамики. Терапия нифедипином больных, имеющих гиперкинетический тип гемодинамики, вызывала неадекватную реакцию пульса у всех, а АД – у 50 % лиц.

Чрезмерная активация симпатоадреналовой системы у этой группы пациентов свидетельствует о нецелесообразности назначения им нифедипина в дозе 30 мг в сутки, в связи с чем у 7 человек с пограничной АГ и ЭАГ I с эу- и гиперкинетическим типами кровообращения был применен нифедипин в дозе 15 мг в сутки (по 5 мг 3 раза в день). Выраженность гипотензивного эффекта нифедипина в этой группе больных составила: в отношении САД – 8,9 % (снижение со 135,7±5,7 до 123,6±3,2 мм рт.ст.), в отношении ДАД – 14,1 % (снижение с уровня 90,7±3,9 до 77,9±3,1 мм рт.ст., р < 0,05), реакция пульса была незначительной – нарастание на 3 % (с 77,7±3,3 до 80,0±2,3 ударов в минуту, р > 0,05); то есть данная доза нифедипина при достаточном гипотензивном эффекте не вызывала чрезмерной активации симпатоадреналовой системы.

Назначение дилтиазема в дозе 180 мг в сутки оказывало недостаточный гипотензивный эффект у 13 (28,9 %) больных с АГ I и II стадии. У 9 (69,2 %) из них стабилизация АД на уровне «нормы» произошла при увеличении дозы препарата до 360 мг в сутки, а четырем (8,9 % от общего количества пациентов, получивших лечение дилтиаземом) потребовалось назначение комбинированной гипотензивной терапии.

В группе пациентов, пролеченных нифедипином в дозе 30 мг в сутки, необходимость в комбинированной терапии возникла у 3 (7,5 %) лиц.

Приведенные данные свидетельствуют о более высоком гипотензивном эффекте нифедипина в дозе 30 мг в сутки в сравнении с дилтиаземом, используемым в дозе 180 мг в сутки.

Частота побочных эффектов препаратов составила: для нифедипина – 44,7 %, для дилтиазема – 17,8 % (головные боли наблюдали в 31,9 % и 13,3 %, гиперемию кожных покровов в 10,6 % и 4,5 %, отеки стоп в 2,1 % и 0 % соответственно), то есть побочные эффекты в 2,5 раза чаще наблюдали при терапии нифедипином.

2.3.3. Изучение мембранопротекторных свойств

нифедипина и дилтиазема

Изменения проницаемости мембран для кальция при однократном приеме нифедипина, исследованные с помощью флуоресцентного зонда хлортетрациклина, представлены на рис. 7.

Рис. 7. Динамика показателей кинетики взаимодействия

флуоресцентного зонда хлортетрациклина с мембранами эритроцитов

больных при однократном приеме нифедипина (n = 6):

1 – показатели контроля, 2 – исходные показатели,

3 – показатели после приема нифедипина

Как нифедипин, так и дилтиазем обладали активирующим влиянием на Nа+-К+-АТФазу, повышая её активность до уровня контроля (р < 0,05), причем выраженность активирующего эффекта находилась в обратной зависимости от её исходной активности. Нифедипин и дилтиазем не изменяли активности Mg2+- и Са2+-АТФаз при начальных стадиях заболевания. При II ст. АГ установлено достоверное изменение активности Mg2+-АТФазы (р < 0,05) и тенденция к снижению Са2+-АТФазы.

Проведен анализ корреляционной зависимости между ДАД и проницаемостью мембран для кальция у здоровых лиц, больных ЭАГ II стадии до лечения и после курса терапии дилтиаземом. Установлена тесная связь ДАД и проницаемости мембран для кальция (r = +0,986) у здоровых, слабая обратная взаимосвязь у больных ЭАГ II (r = -0,227) и частичное восстановление зависимости на фоне лечения дилтиаземом (r = +0,329). Представленные результаты указывают, что в регуляции уровня ДАД у здоровых большое значение имеет проницаемость мембран для кальция. У больных ЭАГ II можно предполагать утрату регулирующей роли проницаемости мембран для кальция в уровне ДАД. Антагонист кальция дилтиазем, уменьшая проницаемость мембран для кальция, частично восстанавливал указанную зависимость.

Мембранопротекторный эффект антагонистов кальция зависит от длительности лечения. Однократный прием нифедипина вызывал лишь активирование Nа+-К+-АТФазы, не изменяя других показателей структурно-функционального состояния мембран эритроцитов.

Под влиянием курсового лечения блокаторами кальциевых каналов происходили положительные сдвиги всех исследуемых параметров.

2.3.4. Особенности гемодинамических эффектов

антагонистов кальция

Обследовано 170 больных ЭАГ (средний возраст 43,8(1,74 года). Проводилась проба с однократным приемом одного из трех лекарственных препаратов: нифедипин (нифелат) 20 мг, нифедипин-ретард 20 мг, амлодипин (норваск) 10 мг. Контрольную группу составили 25 больных АГ, принимавших плацебо. Исследование проводили до приема препарата, на максимуме и после окончания его действия.

По данным КИГ нифедипин вызывал значительные сдвиги в механизме регуляции ритма сердца, нарушая вегетативный баланс в сторону повышения влияния симпатического отдела ВНС. На максимуме действия препарата (через 2 часа после его приема) существенно повышалась симпатическая активность, происходило усиление централизации в управлении сердечным ритмом, о чем свидетельствует возрастание амплитуды моды (АМо) и ИН по сравнению с исходными данными на 21,4 % (p < 0,05) и 65,1 % (p < 0,05) соответственно. Параллельно снижалась активность парасимпатического отдела ВНС и влияние гуморального канала регуляции сердечной деятельности, на что указывает уменьшение вариационного размаха ((Х) и моды (Мо) на 18,8 % и 8,2 % (p < 0,05).

Через 2 часа после приема препарата гиперсимпатикотония и гиперсимпатикотоническая вегетативная регуляция (ВР) увеличились на 27 % и 23 % (p < 0,05). Эйтония и нормальная ВР уменьшились соответственно на 14 % и 17 % (p < 0,05).

Через 6,5 часов после приема препарата (после окончания его фармакологического эффекта) у всех больных сохранилось усиление централизации ритма сердца и повышенная симпатическая активность при снижении парасимпатического влияния. Так, АМо и ИН превышали исходные значения на 16,4 % (p < 0,05) и 65,8 % (p < 0,01), (Х был достоверно меньше исходного уровня на 18,8 %. После окончания действия препарата сохранилось также преобладание гиперсимпатикотонии и гиперсимпатикотонической ВР над исходными данными при уменьшении эйтонии и нормальной ВР (рис. 8).

Рис. 8. Динамика показателей вегетативного тонуса (А) и

вегетативной реактивности (В) после приема нифедипина (*– p < 0,05)

По данным реоплетизмографии, на максимуме действия нифедипина происходило снижение тонуса периферических сосудов, дикротический индекс (ДИ) уменьшался в среднем на 26,5 % (p < 0,01) с одновременным возрастанием амплитуды волны «А» на 13,5 % (p < 0,05). У части больных после окончания действия препарата, ДИ и амплитуда волны «А» возвращались к исходным величинам. Однако, у 46,6 % больных, начиная с 5–6 часа после приема нифедипина, происходило возрастание сосудистого тонуса на 17,3 % (p < 0,05) при уменьшении амплитуды волны «А» на 13,5 % (p < 0,05) по сравнению с исходным уровнем и группой контроля (рис. 9). Такие изменения периферической гемодинамики мы расценивали как проявление ПОПД, его продолжительность составила, в среднем, 120(7,72 мин.

загрузка...