Delist.ru

Сравнительная морфология артериального кровеносного русла двенадцатиперстной кишки
Автор: Еремеева Ольга Николаевна

Рис. 7. Сосудистый модуль на поздних этапах своего развития. Вентральная стенка двенадцатиперстной кишки 20,5 - недельного плода Импрегнация по Ранвье. Кишка вскрыта по внутреннему краю и развернута. Тотальный препарат. Микрофото. Об. 4, ок.8.

Последующее развитие модулей связано с качественными их преобразованиями, которые нами были обозначены термином «развертывание модулей» или «распускание модулей наподобие бутона цветка». Данные преобразования начинаются с локальной редукции центральных участков сосудистой дуги, образующей вершину или купол модуля, до полного разъединения в этом месте формирующих магистралей. Этот процесс наиболее четко проявляется в том случае, когда кровеносное русло модулей и окружающих его отделов имеют на ранних сроках более простую архитектонику, что в свою очередь свидетельствует о том, что развертывание модулей не связано со степенью их организации, дифференциации.

Рост кишки в длину, который наиболее выражен в области ее наружного края и прилегающих к нему отделов, приводит к расхождению магистралей, формирующих модуль, в результате каждый из них принимает треугольные очертания с вершиной, направленной к внутреннему краю кишки, и основанием, обращенным к наружному краю. Последующее соединение свободных концов магистралей развернувшихся подобным образом смежных модулей противоположных стенок кишки приводит к формированию ромбической формы сосудистой структуры, короткая диагональ которой располагается по наружному краю органа.

Участки органного кровеносного русла между модулями - межмодульные отделы

формируются несколько позднее, уже после того как в модулях появляются сосудистые пет-

ли крупнопетлистого сплетения, что, по нашим данным, происходит к 17-18 неделям. Развитие межмодульных отделов органного кровеносного русла начинается с развития анастомозов между дистальными участками смежных магистральных артериол, но относящихся уже к разным системам дуоденальных ветвей. С формированием в межмодульных отделах крупнопетлистой сосудистой сети модули принимают более правильные треугольные очертания с несколько закругленной вершиной.

В результате всех описанных этапов развития органного кровеносного русла в стенке двенадцатиперстной кишки, преимущественно под ее серозной оболочкой формируется об-

щая сосудистая сеть, состоящая из чередующихся модульных и межмодульных участков

участков (рис. 8). Эта сеть является основой, дающей начала всем последующим звеньям

Рис. 8. Органное кровеносное русло – матричная сосудистая сеть, состоящая из чередующихся модульных и межмодульных отделов. Плод 22,5 недель. Импрегнация по Ранвье. Кишка вскрыта по внутреннему краю и развернута. Тотальный препарат. Микрофото. Об. 2, ок. 6.

артериальной части органного кровеносного русла всех структурных компонентов стенки двенадцатиперстной кишки. Исходя из этого, мы ее обозначили термином матричная сосудистая сеть.

С обнаружением описанных конструктивных и архитектурных особенностей, естественно, возник вопрос о их физиологической сущности. Решению этого вопроса способствовали исследования органного кровеносного русла на более поздних сроках, когда на препаратах по ходу двенадцатиперстной кишки появляются морфологические показатели подвижности стенки, что, по нашим данным, происходит к 25-27 неделям внутриутробного развития. Было выяснено, что в местах с расширенным просветом кишки происходит резкое сужение и удлинение как модульных, так и межмодульных отделов органного кровеносного русла (рис. 9-а). И, наоборот, в суженных участках кишки эти отделы органного кровеносного русла расширяются и укорачиваются (рис. 9-б).

Исследование соотношений ширины и длины как модульных, так и межмодульных отделов матричной сосудистой сети выявило наличие между этими параметрами отрицатель-

Рис. 9. Изменение геометрии матричной сосудистой сети в смежных расширенных (а) и суженных (б) участках двенадцатиперстной кишки 25,5 – недельного плода. Импрегнация по Ранвье. Кишка вскрыта по внутреннему краю и развернута. Тотальный препарат. Микрофото. а- об. 1, ок. 6; б- об. 2, ок. 6.

ной корреляционной связи с коэффициентом корреляции –0,92 ± 0,22. Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что матричная сосудистая сеть в целом меняет одновременно ширину и длину также в обратной зависимости: расширение сети сопровождается ее укорочением, а ее сужение - удлинением. Изучение соотношений между шириной и длиной матричной сети и стенки кишки показывает наличие между соответствующими параметрами положительной корреляционной связи с коэффициентом корреляции +0,94 ± 0,19. Это говорит о том, что изменение ширины и длины матричной сети связано с изменениями ширины и длины стенки кишки, что в свою очередь определяется степенью и видом подвижности последней.

В результате всего изложенного геометрию матричной сосудистой сети можно срав-

нить с раздвижным кронштейном, в основе которого лежит конструкция пантографа. Этот механизм, как известно, меняет свою длину с одновременным изменением в обратной зависимости ширины без изменения при этом длины составляющих его звеньев. Отсюда можно заключить, что при изменении длины и ширины матричной сети не будет меняться длина составляющих ее магистральных артериол, что в свою очередь не приведет к их натяжению и нарушению вследствие этого органного кровотока (рис. 10).

Обнаружение корреляции линейных параметров стенки кишки с показателями архи-

А Рис. 10. Схематическое изображение

изменения геометрии матричной сети две-

надцатиперстной кишки, находящейся в со-

стоянии «относительного покоя» (А), рас-

ширения (Б) и сужения (В) ее просвета.

тектоники органного кровеносного русла явилось перспективным для определения допустимых изменений размеров кишки и в первую очередь увеличения ее диаметра до уровня, не вызывающего натяжения составляющих матричную сеть звеньев, а отсюда - нарушения кровотока. На основании полученных данных был разработан способ определения, а применительно к плоду рассчитан численный показатель допустимых увеличений диаметра кишки при подвижности ее стенки. Этот показатель оказался равным 1,49 ± 0,32 ( Р ( 0,01).

Весьма существенными для понимания органной гемодинамики являются данные об артериоло-венулярных анастомозах. Эти соустья в кровеносном русле двенадцатиперстной кишки человека в период пренатального онтогенеза, как и у исследованных позвоночных животных, выявляются на всех уровнях: на входе в орган (у внутреннего края кишки), в средних отделах передней и задней стенок и в области наружного ее края. Наличие этих соустий в области наружного края кишки создает морфологические предпосылки для перехода

крови из артериальной части органного кровеносного русла одной стенки кишки в венозную

его часть противоположной стенки.

Как показали результаты нашего исследования, появление этих соустий начинает ре-

гистрироваться в период отсутствия путей сквозного транскапиллярного кровотока и заканчивается к 23-24 неделям – периоду наиболее интенсивного соединения артериального отдела органного кровеносного русла с венозным через капиллярные звенья. Эти данные, на наш взгляд, убедительно свидетельствуют о гемодинамическом факторе, индуцирующем развитие данных анастомозов. Весьма мощными путями для сброса артериальной крови в венозное русло, по нашим данным, представляются артериоло-венулярные анастомозы в микроциркуляторном кровеносном русле кишечных ворсинок.

Имеющиеся в нашем распоряжении препараты убеждают в том, что в отличие от общепринятого мнения о возможности подразделения кишечных ворсинок тонкой кишки на два типа, исходя из особенностей архитектоники их кровеносных русел в связи с разной степенью пищеварения, что например, наблюдается в тощей и подвздошной кишках, мы считаем, что короткие поперечные связи между магистральными артериолами и венулами в ворсинках первого типа выполняют исключительно функцию артериоло-венулярных соустий, в

то время как микроциркуляторное русло ворсинок второго типа связано с процессами пищеварения. Причем появление извитости микроциркуляторных звеньев ворсинок, включая и венулы, свидетельствует не столько о необходимости увеличения площади всасывания, сколько для превращения сосудов в демпферные механизмы, сохраняющие кровоток при подвижности ворсинок или гемодинамических сдвигах в этих конечных участках артериального органного кровеносного русла двенадцатиперстной кишки.

Адаптационные возможности артериальных и микроциркуляторных отделов кровеносного русла двенадцатиперстной кишки в сравнительно-анатомическом аспекте. Проведенные нами экспериментальные исследования позволили установить общие и специфические проявления реактивных изменений кровеносного русла двенадцатиперстной кишки позвоночных животных на экспериментальные воздействия. Было выяснено, что общей первоначальной реакцией кровеносного русла двенадцатиперстной кишки всех исследованных представителей позвоночных животных на все примененные нами экспериментальные воздействия является уменьшение просвета сосудов, что проявляется вместе с тем специфично в разных отделах органного кровеносного русла.

Так, если при ваготомии в данный процесс вовлекаются одновременно все звенья кровеносного русла двенадцатиперстной кишки, то в состоянии хронического наружного желчеистечения он развивается постепенно и более плавно. Начавшись в подсерозном сплетении, уменьшение просвета распространяется к сосудам слизистой оболочки. Внутри каждой такой системы этот процесс идет от магистральных артериол к капиллярам и магистральным венулам. Постепенно данный процесс переходит на подобные звенья мышечного и подслизистого сплетений. Указанные изменения подвижности сосудистой стенки сопровождаются при данном экспериментальном воздействии выраженным уменьшением площади и объема эндотелиоцитов. При экспериментальном нарушении путей артериального притока активному сужению подвергаются лишь артериолярные звенья, все остальные отделы органного кровеносного русла двенадцатиперстной кишки при этом находятся с пассивно спавшимися стенками.

Следующей стадией реактивности кровеносного русла двенадцатиперстной кишки в ответ на примененные экспериментальные воздействия является расширение просвета составляющих его сосудов, которое также выражено неодинаково в различных звеньях при разных воздействиях. При ваготомии вазодилатация, начавшись обычно с венулярных звеньев, переходит затем на артериолы, проявляясь первоначально в виде локальных расширений. Капилляры при этом достаточно длительное время могут находиться в состоянии активного сужения даже в случае полного раскрытия прилежащих артериолярных и венулярных звеньев. Эти картины свидетельствуют об отсутствии постоянной корреляционной зависимости между подвижностью стенок различных звеньев органного кровеносного русла двенадцатиперстной кишки и особенно между артериолами и капиллярами, выставляя последние в качестве самостоятельных механизмов в регуляции органного кровотока.

В условиях ахолии вазодилатация, а также и сужение сосудов развивается постепенно. Начавшись в артериолах и капиллярах подсерозного сплетения, она распространяется в сторону слизистой оболочки. На высоте вазодилатации весьма примечательными преобразованиями, на наш взгляд, является формирование новых и развитие предсуществующих укороченных путей для транспорта крови из артериальной части органного кровеносного русла в венозную его часть. Новообразование таких путей связано с редукцией части капилляров и магистрализацией оставшихся с нередким вовлечением в этот процесс и прилежащих артериолярных и венулярных звеньев. Предсуществующие артериоло-венулярные анастомозы начинают функционировать при вазодилатации во всех примененных нами экспериментах.

И, наконец, третьей стадией реактивных преобразований кровеносного русла в усло-

виях примененных экспериментальных воздействий являются структурные изменения сосудистой стенки. При ваготомии и наружном хроническом желчеистечении эти изменения, приводящие в конечном итоге к десквамации измененных эндотелиоцитов и приобретению вследствие этого сосудами вида «голых» трубок, наиболее выражены у высших позвоночных животных.

Подытоживая выше сказанное, необходимо отметить, что последующая разработка проблемы органного кровотока в двенадцатиперстной кишке представляется нам в виде дальнейшего изучения пластических свойств артериальных и микроциркуляторных отделов экстраорганного и органного кровеносных русел в сравнительно-анатомическом и онтогенетическом направлениях с поиском средств и методов коррекции всего комплекса наблюдаемых морфо-функциональных преобразований в условиях нормы, экспериментальных воздействий и патологии.ческом направлениях с поиском онтогенетперстной кишке представляется нам в виде дальнейшего изучения пластических свойствсного

в ы в о д ы

1. Процесс эволюционного становления архитектоники экстраорганных артерий двенадцатиперстной кишки шел по пути формирования двух принципиально различных по форме и типу ветвления групп этих сосудов: артерии продольной магистрально-дугообразной формы ветвления неанастомозирующего типа (лещ, сизый голубь) и артерии продольной магистрально-кольцевидной формы ветвления анастомозирующего типа (озерная и прудовая лягушки, степная черепаха, кошка).

загрузка...