Delist.ru

Психология гражданской активности: особенности, условия развития (05.04.2007)

Автор: Семенюк Любовь Мирчиевна

В-четвертых – это развитие гражданской активности в онтогенезе.

В-пятых – это самодвижение, внутреннее развитие гражданской активности, в частности, во вводимом диссертантом пространстве гражданская активность — гражданская пассивность, когда пассивность уже включается в эту активность.

В-шестых – это выделение особого носителя гражданской активности – субъекта.

В характеристике особенностей гражданской активности, в которых проявляется специфическая сущность, специальные ее детерминанты, изменения, самодвижение и выявляется ее главный носитель, особое значение приобретает соотношение этой активности и просоциальной деятельности.

Поскольку в деятельности реализуются все измерения гражданской активности, главным при соотнесении этой активности и просоциальной деятельности становится то, что именно в такой деятельности выражается смысловая сущность гражданской активности.

Ставя своей задачей изучение лишь некоторых характеристик гражданской активности, ее структурных, функциональных, содержательных особенностей в плане дифференцированного ее выделения, автор формулирует лишь в качестве рабочей свою позицию. Согласно этой позиции, гражданская активность, реализуемая в просоциальной деятельности и вбирающая ее характеристики, поднимается на новый уровень развития и реализуется в широком пространстве жизнедеятельности человека как личности.

Как сложный феномен, связанный с базовыми характеристиками жизнедеятельности, гражданская активность может быть рассмотрена по разным «сечениям». Но в любом случае она включает все определенные показатели структурно-содержательной, функциональной сущности просоциальной деятельности.

Структурно-содержательные особенности гражданской активности приобретают в ее исследовании особое значение. В данном случае при определении структурно-содержательных характеристик этой активности диссертантом вычленялись реальные ее конструкты, в которых в наибольшей степени проявляются субъектные и процессуальные моменты, раскрывающие главные ее особенности, позволяющие направленно прослеживать четко определенные сферы проявления гражданской активности.

Среди компонентов, фиксирующих процессуальные характеристики гражданской активности и субъектную представленность, особое место занимает так называемое граждански активное отношение – сложный (фиксируемый или не фиксируемый индивидом на сознательном уровне) процесс, который является важным моментом в построении индивидом определенного смыслового пространства формирования готовности к реальному действию, выступающим как ориентационная гражданская активность. «осуществляющая» поиск и выбор в структурировании (активно гражданского) отношения к явлениям действительности (отличная по своим характеристикам и функциональной нагрузке от ориентировочной деятельности).

Речь идет об особом феномене – граждански активном отношении – как необходимом моменте гражданской активности, предполагающем процесс включения, субъектной реализации (в той или иной мере) в структурирование этой активности. В данном плане граждански активное отношение само представляет сложно структурированное явление, которое включает, в частности, граждански активное поисковое отношение-самоотношение.

Естественно, формирование граждански активного отношения включает процессы интеграции знаний о конкретной действительности, эмоциональных откликах, но главное, предполагает особую психическую ситуацию мобилизации Я-индивида, «ищущего» свою самость, себя в осваиваемой им актуальной действительности и по отношению к феноменам действительности. Это особый уровень и форма самоопределения и самопознания, самопонимания «Я» не только по отношению к реальной действительности, но и отношению к самому себе.

Но происходит это на соответствующем уровне и соответствующей форме реализации гражданской активности. Обусловленный особенностями жизнедеятельности индивида, особенностями его функционирования и характером предшествующей просоциальной деятельности, осуществляется поиск себя в создавшейся ситуации, на уровне объективного среза континуума жизнедеятельности индивида. В качестве важного момента осуществления граждански активного поискового отношения-самоотношения к действительности выступает внутренний поиск самого себя (своего смысла, осмысления себя) в пространстве смыслов, связанный с формированием соответствующего уровня Я-позиции и реальным выделением смысловой доминанты.

В рамках «движения» поисковой гражданской активности не только возникает задача и обязательное положительное отношение к ней, но и формируется особая, соответствующего уровня Я-позиция, реализуемая в поиске и обнаружении себя в конкретной ситуации и осмыслении ее.

В осуществлении граждански активного поискового отношения-самоотношения происходит сложный процесс поиска-обнаружения своего Я по отношению к конкретной ситуации, смысла ситуации для себя и смысла своего «Я» в этой ситуации. И в этом поиске-обнаружении возникает особая дистанция «подвижки» Я (при постепенно осуществляющейся трансформации и трансляции смысла Я), на которой (дистанции) и происходит реальное обнаружение смысла «моего Я», обеспечивающего формирование потребностного отношения к предметам, явлениям действительности.

При этом фиксируется особое проявление гражданской активности в такой ее специфической форме, как «движение смыслов» в процессе осмысления своего Я в ситуации поиска смыслов, обеспечивающих возможность построения отношений к действительности. Смысловыстраивание в полисмысловом пространстве и выделение в нем доминантного смысла в соотнесении к смыслу Я в создаваемой ситуации обеспечивает формирование мотивов его принятия, создает конструкты отношения и, наконец, стимулирует потребность сформировать пространство отношений между феноменом действительности и своим Я, в котором и определяется, и завершается граждански активное поисковое отношение, обеспечивающее функциональные возможности человека к реальному отношению и практическому действию.

К числу других структурообразующих компонентов гражданской активности относится готовность.

Состояние готовности по своему характеру, смыслу, так же как «граждански активное отношение», субъективно значимо, определяет субъекта и поэтому несет соответствующую нагрузку в его определении и одновременно является важным элементом психологической характеристики личности.

В сложноструктурируемой готовности (включающей, в частности, длительную, временную, мобилизационную) вычленяются разные степени ее действия-воздействия в соотнесении с гражданской активностью, когда она не только предшествует этой активности (в чем выражается ее главная функциональная нагрузка), но и на уровне мотивации как бы вписывается, внедряется в структурно-содержательное поле гражданской активности в рамках слоя граждански активного отношения, рассматриваемого нами в качестве компонента гражданской активности.

Особое место в понимании и познании гражданской активности, в ее выделении как специфического типа, свойственного человеку как личности, приобретает неадаптивная активность, связанная со способностью человека выходить за пределы функции приспособления. Неадаптивная активность является сложным, многоплановым явлением, варьирующим по своему уровню, характеру и структурообразующей функции. Важным общим моментом здесь выступает то, что она обеспечивает становление, развитие, видоизменение просоциальной деятельности человека, а также и его самого как действующего субъекта.

В диссертации рассматриваются разные формы неадаптивной активности: сверхнормативная активность как социально-психологическое выражение граждански активной социальной позиции коллектива и личности (Р.С.Немов); наднормативная активность (А.К.Дусавицкий); надситуативная активность (В.А.Петровский). При этом последняя выделяется и анализируется особо как присущая субъекту самостоятельная форма движения, воспроизводящая и расширяющая его способность к просоциальной деятельности.

Понятие надситуативной активности вводит тот элемент гражданской активности, в котором наиболее остро проявляется одна из основных особенностей индивида как субъекта, его действенная характеристика в связке просоциальная деятельность – гражданская активность-субъект. Но именно в возможности субъектного (во всей глубине и широте его понимания) осуществления раскрывается та важнейшая особенность гражданской активности, которая отделяет ее как социальную активность особого рода.

Именно в соотнесении с надситуативной активностью (как динамичной системой) реализуются такие субъектно определяющие моменты соотнесения гражданской активность и просоциальной деятельности, как целеобразование, возникновение психического образа. Поэтому субъект как надситуативно действующее существо уже заключает в себе определение – целеобразующего, социального проектирующего.

Характеристики надситуативной активности создают достаточно широкое пространство поисков и психологического объяснения многих сложных ситуаций, «востребующих» осуществления гражданской активности индивида, в том числе не только на уровне возвышения над ситуацией, но и над собой – внутри себя.

Спектр внутренних проблем, эмоциональных напряжений, задач, с которыми сталкивается человек в отношении к самому себе, очень широкий. И эта сфера самоотношения, самослушания, решения противоречий и проблем оказывается исключительно сложной и не всегда объяснимой с существующих психологических позиций, норм, оценок и решений.

Естественно, трудно развести внутреннюю реальную и рефлексивную гражданскую активность личности. Но достаточно четко вычленяется линия, связанная с той психологической напряженностью, которая провоцируется потребностью личности занять свою позицию, выработать самоотношение и направленность своего действия в решении возникающих проблем, иногда в состоянии аффекта.

Наблюдение за тем, как происходит снятие напряженности, остроты и преодоление ситуации в процессе переосмысления ее, формирования дополнительного мотива и формирования граждански активной позиции субъекта в процессе «пробегания» этого пространства, позволяет говорить о возможности введения особого «измерения» движения-развития гражданской активности субъекта в широком спектре характеристик, замкнутого в оппозиции: гражданская активность – гражданская пассивность, постоянно преодолеваемого субъектом в самом себе.

Выделение дистанции гражданская активность – гражданская пассивность в структуре гражданской активности при глубоком изучении системы ее организации и характеристик поведения индивида, связанного с формированием его субъектной позиции и осмыслением своего Я в полисмысловом пространстве, что хорошо проявляется в «острых» случаях, позволяет использовать развивающие возможности этого пространства в практике воспитания. Главными при этом становятся те возможности преодоления и поднятия себя, которые существуют в действии граждански активного отношения-самоотношения и надситуативной активности, которые связаны с общими характеристиками гражданской активности и развитие которых наблюдается в соответствующих обостренных ситуациях в пространстве гражданская активность – гражданская пассивность в позиции индивид-субъект.

В настоящее время, хотя в психологии проблемы гражданской активности индивида и такие важные моменты, ее обеспечивающие, как, например, самопонимание, самоопределение и т.д., являются предметом особого внимания, однако проблемы объективного и целенаправленного формирования субъектной гражданской активности как структурообразующего момента и одновременно постоянного элемента активности социального мира и пространства ее развития, остаются недостаточно изученными.

Автор пытается подойти к обсуждению проблемы сложности структуры и пространства «действия гражданской активности», ее субъектной опосредованности, вносящей соответствующие специфические характеристики в определение гражданской активности как особого феномена.

В данном случае при обсуждении неадаптивной активности специально затрагиваются, в частности, два разных условия ее реализации. Первое – это надситуативная активность, связанная с преодолением ее ограничений, то есть собственная гражданская активность субъекта, когда за счет творчески разрешаемой ситуации происходит движение просоциальной деятельности, ее осуществление на новом уровне. Второе – это ситуация субъектной активности, связанная с преодолением себя, внутри себя, когда преодолеваются не ограничения просоциальной деятельности, а происходит снятие внутренней преграды к ее осуществлению в рамках предшествующих действий. Общим моментом для этих условий является то, что в них проявляется значение субъектного фактора в самодвижении просоциальной деятельности – гражданской активности.

В проводимом нами исследовании мы намеренно привлекли для обсуждения специфические формы проявления гражданской активности, связанные с глубинными процессами внутренней деятельности, где особенно остро происходит борьба за себя как деятельного субъекта, за введение себя в общественно значимое состояние, в культурный мир общества. В этом плане были рассмотрены внутренние переживания, свойственные человеку, заключающие в себе или представляющие особую форму просоциальной деятельности, реализующие собственно гражданскую активность, а также ценностные ориентации, регулирующие и стимулирующие гражданскую активность субъекта при развитии самопонимания, самоопределения.

Именно в самоопределении, самопознании, самообнаружении себя в процессе развития гражданской активности и в развитии субъектной позиции в ней с наибольшей силой раскрываются все характеристики этой важнейшей формы активности.

Третье направление работы автора посвящено исследованию реального движения-развития гражданской активности в тех формах, которые и выделяют ее в качестве специфически особого феномена. Речь идет о развитии гражданской активности в онтогенезе (четвертая глава диссертации), где особенно четко раскрываются те ее черты, которые проявляются в самом характере осуществляемых процессов приобретения и развертывания целей, мотивов, ценностных ориентаций как конструктов, необходимых для жизнедеятельности растущего человека, а также в характере реализации этих процессов, в осуществлении изменений индивида, превращения его в субъекта гражданской активности.

Исходя из того, что качественный сдвиг в развитии гражданской активности растущего человека, связанный с переходом от глубинного самопознания и познания окружающих людей – к личностному и профессиональному самоопределению происходит на рубеже между подростковым и юношеским возрастами, автор специально рассматривает особенности развития гражданской активности на данном этапе. И хотя это лишь определенная дистанция онтогенеза, но она наиболее мобильная и содержательная в силу формирования в этот период самосознания, самоопределения и других личностных свойств, определяющих субъектную позицию индивида, присущую гражданской активности.

При этом в развитии гражданской активности автором рассматриваются в единстве три компонента – когнитивный, мотивационный, поведенческий, при учете роста самосознания личности.

Представляется, что уровень развития каждого названного компонента, а также особенности их соотношения позволяют определить не только степень развития гражданской активности на рубеже перехода из довзрослого во взрослое состояние и ее содержательные характеристики, включая субъектную определенность индивида, но и выявить степень взаимозависимости субъектности и гражданской активности в их динамике в раскрытии специфики именно гражданской активности.

Исследование гражданской активности на данном отрезке онтогенеза осуществлялось как на теоретическом уровне, при анализе существующих позиций, рассматривающих возрастные особенности детей, подростков, юношей (девушек), факторы, их обусловливающие, так и на базе широкого развернутых многоплановых экспериментальных работ разного характера.

В ходе экспериментального исследования решались задачи, связанные, во-первых, с выяснением индивидуальной позиции растущего человека и степени ее проявления – через изучение уровня когнитивного, мотивационного и поведенческого компонентов гражданской активности и характера взаимосвязи между ними, изучение нравственного самоотношения «гражданская активность» и его соотношения с уровнями развития вышеназванных компонентов гражданской активности; во-вторых, с определением воздействий среды (в самом широком ее понимании, при одновременной ее сложной дифференцированности) на движение и характер гражданской активности. При этом выделялось два ряда факторов – объективно формирующейся социальной среды и системы отношений направленного воздействия. Особое внимание уделялось изучению влияния родительского отношения на развитие гражданской активности у подростков и юношей (девушек), а также влияния особенностей социальной ситуации развития на становление такой активности в группах школьников и студентов. Изучение характера изменения гражданской активности проводилось автором в разных группах растущих людей как в городских, так и в сельских школах, а также в колледже (анализировались особенности гражданской активности у учащихся 8, 9, 10 и 11 классов и студентов колледжа, т.е. подростков и юношей (девушек) с 14 до 17 лет. В целом выборка испытуемых составила 578 человек).

Было установлено, что, по сути, все подростки и старшеклассники (93,7%) характеризуются пониманием нормы «гражданская активность». И при том, что имеются определенные различия в характере моральных суждений о гражданской активности в разных группах растущих людей, четко прослеживается тенденция повышения уровня понимания этой нормы по мере их взросления (когнитивный компонент). В этом плане показательны суждения 14-17-летних школьников о гражданской активности. Так, для 14-летних характерны следующие высказывания: «Гражданская активность – это когда человек берет все на себя»; «когда человек не перекладывает все на других». 15-летние девятиклассники давали гражданской активности уже более развернутые определения: «Гражданская активность – положительное качество человека, который выступает самостоятельным, вызывает доверие у людей. Если человек граждански активен, то и другие будут вести себя соответственно»; «гражданская активность – это когда человек инициативно ведет себя, уважает себя и других, верит в свои силы»; «гражданская активность – качество для утверждения человека в самом себе, а не только для других». То есть старшие подростки стремятся понять, что такое гражданская активность, почему она важна в отношениях с окружающими, какую роль играет в самосознании.

16-летние юноши и девушки уделяют, по сравнению с 14-15-летними подростками, больше внимания мотивам граждански активного поведения, анализируя и случаи проявления гражданской пассивности. При этом мотивы гражданской активности носят в основном характер личностных нравственных категорий: «поступает граждански активно, потому что честный человек»; «потому что ему совесть велит»; «так как он гордый и чистый». Рассуждая о категории «гражданская активность», растущие люди отмечают, что у каждого человека есть своя «точка зрения, и он отталкивается от нее и видит как раз то, что он хочет видеть». 17-летние школьники одиннадцатых классов характеризуются, с одной стороны, пониманием мотивов гражданской активности (их высказывания близки к суждениям 16-летних учащихся), четкостью в различении понятий «гражданская активность», «гражданская пассивность», «равнодушие»; с другой стороны – определением гражданской активности как противоположности гражданской пассивности. Юноши (девушки) указывают на гражданскую активность как особый тип поведения, который заключается «в том, что он принимает решение на себя и выполняет его», связывая гражданскую активность с самоуважением. При этом важным критерием, позволяющим отграничить гражданскую активность от других личностных черт, 17-летние старшеклассники называют отсутствие в действиях человека попыток возложить на других решение проблем, желания остаться в стороне. Этот факт позволяет говорить о том, что в раннем юношеском возрасте гражданская активность осознается как нравственное качество личности, имеющее четко выраженную социальную направленность.

загрузка...