Delist.ru

Особенности воспроизводства образовательного потенциала рабочих в современном российском обществе: социологический анализ (05.04.2007)

Автор: Макарова Марина Николаевна

Результаты исследования отражены в 36 публикациях автора, в том числе в двух монографиях, одном учебном пособии, 33 статьях (10 из них в реферируемых журналах) и тезисах общим объемом 57 п.л.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, 11 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.

содержание работы

Во введении обоснована актуальность исследования, определены его цели и задачи, объект, предмет, теоретико-методологическая база, отражены научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе «Образовательный потенциал в социальном воспроизводстве» представлены методологические основания, концептуализирующие процессы воспроизводства, рассмотрены их изменения в современном обществе под влиянием постиндустриальных тенденций, определены социально-экономические особенности образовательного потенциала и типы его воспроизводства.

В первом параграфе «Социальное воспроизводство и типы субъектности: специфика современных процессов и их отражение в социологической теории» рассмотрены основные аспекты определения категории «социальное воспроизводство», согласно которым оно означает замену существующих субъектов (индивидов, групп) или структур (типов отношений) новыми, подобными существующим, таким образом, что социальная система может сохранять свои свойства. Несмотря на то, что воспроизводство предусматривает сохранение и поддержание существующих отношений, в обществе постоянно происходят изменения под влиянием экологических, демографических, социальных и экономических условий, а также новых технологий и процессов. С течением времени образуются новые структуры и способы отношений между субъектами в социальной системе. Воспроизводство общества - особенно в современную эпоху – с необходимостью включает значительные изменения в структурах, институтах и социальных отношениях.

В социальном воспроизводстве следует выделить два компонента. Первый представляет собой воспроизводство системы. Это базовый компонент воспроизводства, поскольку последнее предполагает, прежде всего, сохранение и трансформацию определенных отношений, обеспечивающих устойчивое развитие общества как целого. Второй компонент предполагает воспроизводство субъекта как совокупность стратегий и способов поведения и восприятия субъектом социального мира, посредством которых осуществляется воспроизводство системы в целом. Следует учитывать многообразие субъектов воспроизводства на различных уровнях – социальной системы в целом, отдельных социальных институтов, групп и индивидов, каждый из которых, используя многообразные типы ресурсов, обеспечивает различные аспекты и формы воспроизводства. Гибкость и размытость социальной структуры и социальных связей в современном обществе приводит к тому, что воспроизводство уже не становится процессом сохранения неких раз и навсегда данных отношений. Осмысление многосубъектности социального воспроизводства и поиск взаимосвязи между его объективными и субъективными факторами можно обнаружить в концепциях Э. Гидденса и П. Бурдье. Исходной посылкой обеих концепций является идея о взаимообусловленности процессов воспроизводства объективных структур и субъективных характеристик, кроме того, как Гидденс, так и Бурдье отмечают трансформационный характер воспроизводства и рассматривают изменения социальной структуре в качестве его основного условия и продукта. В этих условиях понятие воспроизводства начинает ставиться под сомнение либо становится синонимом социальных трансформаций. Поэтому категории «воспроизводство системы», «воспроизводство статуса, социальной позиции» становятся проблематичными в связи с постоянными изменениями в социальной структуре. В этой связи целесообразным будет рассмотреть модели воспроизводства различных типов социальных структур.

Наиболее простым и в то же время традиционным способом воспроизводства социальных образцов является модель господства – подчинения. В этой форме ведущая роль принадлежит воспроизводству системы. На каждом уровне социальной иерархии существуют определенные каналы воспроизводства, которые посредством нормативно-ценностных регулятивов, а также путем создания специфической «доксической» социокультурной среды регулируют поведение индивида и создают условия для приобщения его к социальным нормам. Несмотря на различие способов дифференциации в социальной системе, этот тип воспроизводства можно назвать «массовым» по двум причинам. Во-первых, он имеет аналогию с массовым, «поточным» производством (производством товаров), обеспечивая прежде всего репродукцию социально значимых, а не индивидуально-личностных качеств, а во-вторых, каковы бы ни были способы социального расслоения, основан на контроле нижестоящих групп вышестоящими. При этом нижестоящие группы (масса) характеризуется нерефлексивными формами социальной идентичности, основанными на некритическом (доксическом) принятии социального устройства.

Вторая модель возникает как ответ на контроль социальных институтов над процессами воспроизводства и социальным поведением индивидов и групп. Радикальные идеи Маркса об антагонистической природе классов и революционной роли пролетариата повлекли за собой множество концепций, начиная с конфликтных моделей и радикальной социологии и заканчивая «мирными» способами коммуникативного сосуществования субъектов.

Сопротивление контролю, стремление к «самобытности» и социальному признанию заставляет субъектов объединяться в союзы, организации, движения, стоящие в оппозиции к существующей власти. Одним из важнейших механизмов этого типа воспроизводства является идеология, проповедующая оппозиционность как постоянное состояние борьбы с окружающим миром и угрозу уничтожения. Поэтому такой тип воспроизводства может быть назван оппозиционным, хотя формы протестной деятельности могут быть достаточно мирными и ограничиваться лишь самопрезентацией. Что касается субъекта воспроизводства, то это уже не массовый, а локальный субъект, защищающий некие интересы и претендующий на определенную территорию для воспроизводства в рамках существующей системы социальных отношений. Для этого типа воспроизводства свойственна множественность коллективных субъектов, между которыми уже нет жестких вертикальных отношений.

Следует говорить об идеологическом характере идентичности оппозиционного субъекта, причем коллективная идентичность преобладает над индивидуальной и приобретает форму «мы – они». Этот уровень представляет собой тематизацию доксического опыта посредством социально детерминированных конструкций. Следовательно, на этом уровне становится возможной рефлексия. Однако эта рефлексия не идет далее первичных общественных регламентаций и не подвергается дальнейшей верификации.

Процессы, характерные для современного постиндустриального общества, постепенно формируют новые сценарии воспроизводства, для которых все менее характерны массовые и коллективные стратегии. На фоне становления новых структур и их постоянных изменений массовые и коллективные стратегии воспроизводства начинают уступать индивидуальным стратегиям. Ситуация неопределенности, отсутствие упорядоченных механизмов воспроизводства требует от индивида реализации его творческого потенциала и креативных навыков. Подобный тип воспроизводства можно назвать индивидуализированным, а тип субъекта – индивидуальным. Этот тип воспроизводства является ответом на изменяющиеся объективные условия, но именно к индивидуальному субъекту здесь предъявляются те или иные требования, которые жестко не определены и постоянно меняются. Индивид уже не подчиняется правилам, он сам создает правила, выстраивая собственные стратегии поведения.

В этом случае процесс идентификации грозит разрывами, аномалиями и, соответственно, усилением возможностей рефлексии. Особенно часто возникает подобная ситуация, когда индивид стоит перед выбором между различными идентичностями. В этих условиях он вынужден выносить себя «за скобки» идентификационного процесса и осмысливать свое прошлое, настоящее и будущее. Поэтому для подобного типа субъекта характерен рефлексивный тип идентичности.

Три представленные модели воспроизводства в различных проявлениях и с различных точек зрения могут характеризовать современное общество. Они представляют собой различные типы социальной структуры, воспроизводящиеся определенными способами и формирующие различных субъектов воспроизводства. Представленная трехмерная модель воспроизводства имеет универсальный характер и позволяет рассматривать различные компоненты социальной структуры и социальные группы как в контексте воспроизводства их основных характеристик, так и применительно к происходящим в них изменениям.

Во втором параграфе «Образовательный потенциал: социологические особенности исследования» представлен анализ образовательного потенциала с точки зрения распространенных теоретических подходов. Несмотря на широту употребления этого термина в последние годы, отсутствует четкое его определение, позволяющее выявить поле его применения и показатели количественного измерения. Наиболее разработанной формой количественного измерения образовательного потенциала является рассмотрение его как компонента индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), вычисляемого и анализируемого в ежегодных Докладах о человеческом развитии ООН. Изменяющиеся требования к подготовке кадров в результате трансформационных рыночных механизмов и развития технологических процессов приводят к изменению не только требований к экономической эффективности образования, но и социальной структуры в целом, и в соответствии с этим стратегий поведения индивидов в социально-экономическом пространстве. Образование, таким образом, выступает не только основой экономической эффективности, но и институтом, обеспечивающим воспроизводство и трансформацию социальных отношений, поведенческих стратегий как на макро-, так и на микроуровне.

При этом следует отметить, что количественные характеристики для определения образовательного потенциала не всегда адекватно отражают уровень и характер его развития. Это проявляется не только в том, что количественные показатели не всегда соответствуют реальному положению дел, но и в том, что в настоящее время принципиально меняется подход к оценке роли образования в экономике.

Можно выделить два наиболее распространенных аспекта употребления этой категории. Первый аспект определяется как совокупность показателей, характерных для отдельного региона или социально-профессиональной группы, относящихся непосредственно к организации системы образования и тем самым характеризующих перспективы использования образовательных ресурсов. Второй предполагает рассмотрение образовательного потенциала как одного из аспектов инновационного, научного или интеллектуального потенциала. Оба эти аспекта не учитывают важнейшей функциональной особенности этой категории – того, что она должна выступать показателем эффективности образования в обществе и поэтому требует концептуальной обоснованности на различных уровнях.

Рассуждая об образовательном потенциале с точки зрения эффективности образования в рамках социологического анализа, следует говорить о его социально-экономической эффективности, а значит о том, каким образом образование способно обеспечить функционирование и развитие трудовых ресурсов, и соответственно, быть условием социальной стабильности и общественного развития. Исходя из этого, образовательный потенциал можно определить как совокупность возможностей, предоставляемых образованием для наиболее эффективного функционирования социально-экономической системы. Что же касается индивидуально-личностного аспекта подобного понимания образовательного потенциала, то в этом случае образовательный потенциал личности следует понимать как возможность использования образовательных ресурсов для оптимального развития жизненных и творческих сил и способностей, для самореализации личности в социальной системе. Это наиболее общее понимание образовательного потенциала требует существенной конкретизации как на основе выявления показателей определения и измерения, так и на основе его составляющих и особенностей воспроизводства.

Социальное самовоспроизводство общества посредством образования предполагает заинтересованную активность всех субъектов воспроизводства: социальной системы в целом, отдельных групп и индивидов по созданию и использованию образовательного потенциала как необходимого и значимого для них источника жизнедеятельности. В этой связи воспроизводство образовательного потенциала предполагает создание условий для эффективного функционирования социально-экономической сферы и социокультурного развития общества, формирование необходимых социальных ресурсов для обеспечения определенных позиций различных социальных групп в обществе, обеспечение индивида необходимым набором базовых компетенций, лежащих в основе его жизненных достижений.

В третьем параграфе «Типы воспроизводства образовательного потенциала» построенная автором модель социального воспроизводства раскрывается применительно к образовательному потенциалу. Многосубъектность характерна и для воспроизводства образовательного потенциала в связи с многообразием функций, выполняемых образованием в общественно-экономической системе. Образовательный потенциал является универсальным свойством, определяющим возможности различных субъектов использовать свои образовательные ресурсы для оптимизации социальной деятельности и производственных процессов. В качестве субъектов воспроизводства и одновременно носителей образовательного потенциала целесообразно рассмотреть три основных типа субъектов: общество, социальная система в целом; социально-профессиональная группа; индивид, личность.

Каждый из этих субъектов оперирует образовательными ресурсами в соответствии с системными, социально-групповыми и индивидуальными целями. Следует отметить, что такая концепция предполагает диффузное распределение ответственности за воспроизводственные процессы между различными субъектами, обладающими образовательным потенциалом и реализующими его в своей деятельности: обществом в целом, заинтересованными группами и индивидом. Образовательный потенциал может быть представлен в трех основных формах: образовательных условий, то есть факторов, обусловливающих эффективное выполнение образованием своих функций и обеспечивающих достижение образовательных целей субъектом; образовательных ресурсов, то есть возможностей посредством получения образования занять определенное место в социальной иерархии; образовательных достижений, то есть совокупности результатов образовательной деятельности и активности субъекта по усовершенствованию образовательного потенциала и расширению собственных возможностей его использования в социально-экономической системе, на рынке труда и в других сферах социальных отношений. Все эти формы взаимозависимы и предполагают друг друга. Выделение трех типов воспроизводства образовательного потенциала предполагает, что каждый субъект (социальная система, группа, индивид) обладает и оперирует всеми вышеназванными его формами (условия, ресурсы, достижения), однако для различных субъектов в силу особенностей своей природы, выявляемой в ходе социологического рассмотрения, в большей степени характерно использование определенных форм потенциала.

Системный тип воспроизводства образовательного потенциала направлен на достижение стабильности и целостности общества, а в случае с экономической подсистемой – на ее эффективное функционирование, выраженное в повышении национального богатства и расширении сферы социально-экономических связей и влияния. В современном обществе успешность и эффективность развития в первую очередь зависит от экономики, основанной на знаниях. В этих условиях воспроизводство образовательного потенциала является не просто процессом приспособления образования к потребностям экономики, но и создание возможностей для опережающего воздействия образовательной системы на инновационные процессы в производстве.

Второй тип воспроизводства образовательного потенциала (профессиональный) связан с такой важнейшей функцией образования, как профессиональная дифференциация и формирование социально-профессиональных групп, различающихся по содержанию и условиям труда. Особую роль выполняют квалификационные требования, предъявляемые к той или иной профессиональной роли - обладание соответствующим опытом, умениями и навыками. Особую роль в образовательном потенциале профессиональных групп играют профессиональные ценности, усваиваемые и воспроизводимые в системе профессиональной подготовки. Обеспечение приверженности специалистов профессиональным идеалам, формирование их профессиональной идентичности, соответствие их деятельности профессиональной этике является важнейшим компонентом подготовки специалистов, обеспечивающим поддержание функционирования профессиональных сообществ.

??????$???????n?ј

-ндивид выстраивает свои жизненные, трудовые и образовательные стратегии все более свободно, то есть экономические институты и организации, образовательные учреждения являются своего рода узловыми пунктами в его свободном выстраивании собственных траекторий и достижений. Образовательный потенциал в индивидуализированном способе воспроизводства представляет собой комплекс профессиональных и личностных качеств индивида, необходимых для профессиональной деятельности в изменяющихся условиях. Это своего рода модель профессионала, отличающаяся гибкостью и универсальностью, тенденцией к постоянным изменениям и нововведениям. Большинство современных исследователей постиндустриализма связывают новые тенденции в сфере образования и занятости, основанные на усилении индивидуализма и свободы, с формированием нового господствующего класса интеллектуалов, и прогнозируют усиление социальной дифференциации. Поэтому образовательные системы должны ориентироваться на совершенствование интеллектуальной составляющей любой профессиональной деятельности, повышение уровня ответственности и мобильности работника любого уровня. Решение этих задач системой профессионального образования должно осуществляться совместно с государственными и бизнес-структурами, профессиональными сообществами и общественными организациями, заинтересованными в развитии социально-экономической системы и образовательного потенциала общества.

Во второй главе «Рабочие в условиях общемировых и российских трансформационных процессов» показаны тенденции развития рабочего класса в западном и российском обществе.

В первом параграфе «Трансформация классовых и социально-групповых характеристик рабочих в современном обществе» показаны механизмы размывания границ рабочего класса под влиянием постиндустриальных и глобализационных процессов. Изменение характера труда с развитием информационного общества формирует новую социальную структуру, которая также становится все более гибкой. В первую очередь это отразилось на изменении численности и функционала различных профессиональных групп, прежде всего рабочих. Многие источники указывают на более чем сорокапроцентное сокращение численности рабочего класса за последние 50 лет, в результате чего в развитых странах теряет свою значимость традиционная «рабочая аристократия» - наборщики, станочники, слесари и т.д. Все это приводит к многообразию критериев выделения социальных групп и слоев, при котором категория «класс» как только экономическая перестает отражать реальные социальные отношения.

Следствиями этих процессов становится как количественное сокращение числа рабочих в развитых странах, так и качественное «растворение» их в социальном пространстве, в связи с чем употребление понятия «рабочий класс», по мнению многих исследователей, становится все более неуместным. В качестве объективных причин следует назвать происходящие в современном обществе глобализационные процессы и явления, обусловленные развитием постиндустриальных ценностей, в связи с чем в западной социологической литературе все чаще проводится мысль об исчезновении «рабочего класса» как активного субъекта социальной жизни.

Ситуация с рабочими в развитых странах практически ничем не отличается от положения других социальных групп, вынужденных либо приспосабливаться к изменчивой ситуации и усваивать новые формы социального поведения в различных сферах жизни, либо оставаться «на обочине» социальных процессов. Рабочие «размываются» и как класс, не выступающий активным субъектом социальных преобразований, и как социальная группа, не имеющая четких границ и показателей. Таким образом, социальный статус рабочего в настоящее время не определен. В то же время, с одной стороны, следует говорить о постепенном снижении численности рабочих в связи с изменением характера труда, а с другой – наблюдается противоположная тенденция, которая несколько с иных позиций демонстрирует процессы размывания границ рабочего класса.

Смещение границ определения рабочего класса в современной социальной реальности и социологической традиции, ее концептуализирующей, проявляется в том, что трансформация традиционного рабочего класса сопровождается следующими процессами, связанными с изменением социальной структуры в целом:

1. Наблюдается пролетаризация представителей средних социальных слоев и социально-профессиональных групп в связи с ситуацией неопределенности и мобильностью глобальных процессов, вследствие чего они пополняют ряды «рутинной рабочей силы», обреченной на негарантированное существование и вместе с рабочими составляют «массу».

2. Несмотря на пассивность основной части «массы», в ее недрах формируются организации, группы и движения, позиционирующие себя как протестные и оппозиционные по отношению к элите и существующей социальной системе. Сюда можно отнести различные социальные движения (профсоюзы, национальные движения, экологические, феминистские и др. организации).

3. В рядах самого «рабочего класса» происходит дифференциация, вследствие чего некоторая часть рабочих переходит в более высокие слои общества и получает возможность контроля над производственными процессами. Это происходит с изменением технологических процессов и характера труда, в результате чего физический труд уже не может являться основополагающим признаком выделения рабочих как социальной группы, поскольку изменению подвергается весь трудовой процесс в целом, а также с усилением роли образования в современных обществах.

Исходя из вышеизложенного, можно выделить типы, отражающие наиболее распространенные группы рабочего класса в современном обществе. Первый тип – «пролетариат» - традиционно включает работников с преимущественно низким уровнем квалификации и пассивными стратегиями адаптации. Это люди, оказавшиеся на периферии социальных изменений, не имеющие не только возможностей контроля над трудовыми процессами, но и определенных гарантий занятости. Этот тип характеризуют как «рутинную» или «заменяемую» рабочую силу, оказавшуюся не в состоянии адекватно реагировать на процессы общественных изменений. Вместе с тем под влиянием глобализационных процессов численность и социальный состав «массы» расширяется и начинает включать не только малоквалифицированных рабочих, но и работников более высокой квалификации, выброшенных потоками социальных изменений: наблюдаются процессы «пролетаризации» различных, в том числе образованных и квалифицированных слоев.

Второй тип – «рабочий класс». Такое название продиктовано тем, что именно в этой группе сохраняются (хотя и претерпев существенные трансформации) некоторые элементы традиционного марксистского дискурса, в частности, так называемые «классовое сознание» и «классовая солидарность». Для этого типа характерны две тенденции, рассмотренные нами ранее, – протест против противоречий современного капитализма и локализация интересов. Особенностью современных общественных движений является их концентрация не только и не столько на проблемах рабочего класса. Интересы занятости и защиты прав работников начинают перекликаться с национальными, расовыми, гендерными и другими видами интересов, характеризующими усложнение процессов социальной дифференциации и многофакторный характер конфликтов в изменяющихся условиях.

Третий тип – «преуспевающий рабочий». Термин, предложенный Дж. Голдторпом, на наш взгляд, максимально отражает особенности рабочего нового типа: индивидуализм и поиск инновационных стратегий. Следует отметить, что эти стратегии являются не просто стратегиями выживания, а отражают новый тип мотивации – ориентацию на самореализацию, максимальное раскрытие своих способностей и на повышение индивидуального социального статуса. Представители этой группы в современном обществе наиболее тесно примыкают к «промежуточным» классам и пополняют рады среднего класса менеджеров и профессионалов. Несмотря на известные трудности попадания в эту группу для рабочих, в последние десятилетия в развитых капиталистических странах наблюдается ее существенное пополнение. Этот тип «нового рабочего класса» или «когнитариата» вызывал опасения представителей радикального марксизма по поводу снижения революционности рабочих, а также обусловливал высказывания теоретиков постиндустриализма о «конце рабочего класса».

Представленные типы демонстрируют возможности их применения не только к рабочим, но и к другим социальным группам, а также сложности в выделении границ рабочего класса.

Во втором параграфе «Социально-экономический статус рабочих в современной России» представлены характеристики социального положения российских рабочих, проблемы, связанные с их воспроизводством, а также те изменения, которым подвержена эта группа под воздействием реформ постсоветского периода. В последние десятилетия в нашей стране наблюдается усиливающаяся деформация профессионально-квалификационной структуры и ее несовпадение с потребностями экономики. Именно наукоемкие отрасли понесли наибольший урон в связи с сокращением производственных мощностей и численности работников в 90-е годы. Так, к концу 90-х гг. число рабочих в машиностроении и металлообработке сократилось в 3-4 раза, а в легкой промышленности - на 37,2% по сравнению с 1990 годом. Вместе с тем в настоящее время по различным данным, в России сохраняется около 25 - 29 млн. рабочих, то есть около 43-45% занятого населения страны. Несмотря на относительную стабилизацию российской экономики, ситуация с обеспечением квалифицированными кадрами в нашей стране остается напряженной. Специалисты прогнозируют дальнейшее снижение численности рабочих на фоне усиления потребности экономики в представителях этой профессиональной группы. Многие исследователи отмечают тенденцию пролетаризации рабочих, связанную с увеличением численности работников малоквалифицированного и неквалифицированного труда.

В настоящее время наиболее успешными являются те отрасли, которые сумели встроиться в мировую систему, но пока в основном как сырьевые источники, тем не менее, приносящие доход государству и своим работникам. Производственные отрасли еще не достигли достойного положения как на внешнем, так и на внутреннем рынках, в силу значительного технологического отставания, а многие из них до сих пор находятся в глубоком кризисе. Базовые стратификационные показатели, такие, как доход, профессия или место проживания, в российском обществе переходного периода оказываются действенными лишь в отношении к позиции в отраслевой структуре экономики. Поэтому социально-профессиональная группа рабочих оказывается трудно определенной в отношении других групп, занятых в одних и тех же отраслях и оказавшихся в аналогичном социально-экономическом положении. Созвучное мировым тенденциям «размывание» рабочего класса имеет в России свои особенности, хотя и во многом связано с этими тенденциями.

Если в ведущих западных странах сокращение численности рабочих на промышленных предприятиях являются следствием автоматизации производства и модернизации технологических процессов, введение нового высокотехнологичного оборудования, освобождающего численность занятых в производстве, то в нашей стране потеря высококвалифицированных кадров происходит на фоне снижения объемов производства и отсталости индустриальной базы промышленности.

загрузка...