Delist.ru

Системный анализ психического развития детей с недоразвитием речи (05.03.2007)

Автор: Корнев Александр Николаевич

контрольные группы здоровых детей.

№ 4 –– группа 50 детей 7-8 лет с дислексией;

№ 5 – группа 30 детей 7-8 лет с задержкой психического развития;

№ 6 – контрольная группа 30 здоровых детей 7-8 лет.

№ 7 – контрольная группа 30 здоровых детей 5-6 лет

Таким образом, всего в исследования участвовали 617 детей.

Методика исследования включала широкий набор психологических методик исследования когнитивных функций, психометрическую батарей Д.Векслера, методику Равена, психолингвистические и нейропсихологические методики. 420 детей прошли лонгитудинальное исследование продолжительностью от 3 до 5 лет.

В главе III «Биологические детерминанты (этиология и патогенез) дизонтогенеза у детей с НР» представлены материалы, позволяющие судить об основных этиопатогенетических факторах, ответственных за нарушения формирования речевых и когнитивных функций у детей с НР. Концептуально наш подход к проблеме этиологии НР основывается на мультикаузальной модели. Она предполагает участие в этиопатогенезе состояния отклоняющегося развития одновременно нескольких звеньев, механизмов, относящихся к разным уровням биопсихологической организации человека.

Был проведен анализ анамнестических и генеалогических сведений.

У 43% детей экспериментальной группы родители, прародители или сиблинги страдали нарушениями устной речи (позднее появление речи, нарушения звукопроизношения, заикание). В большинстве случаев наследование происходило по мужской линии (24%) и только в 10% случаев - по женской. В 15 % случаев речевая патология обнаруживалась и у сиблингов. Показатели наследственной отягощенности были примерно близки при всех формах недоразвития речи, кроме дизартрии, где повторных случаев среди родственников не встречалось.

У 79% детей с ПНР в анамнезе отмечались экзогенные вредности Сравнительный статистический анализ анте- пери- и постнатальных вредностей в анамнезе у детей с НР, у детей с дислексией и детей с задержкой психического развития показал отсутствие достоверных различий.

Таким образом, резюмируя можно заключить, что с этиопатогенетической точки зрения дети с недоразвитием речи представляют собой неоднородную группу. В одних случаях (относительно малочисленных) эти дизонтогенез имеет преимущественно генетическую природу. Клиническая картина у таких детей ограничивается только речевыми нарушениями. В других – отчетливо проявляются симптомы дизнейроонтогенеза экзогенного происхождения: психоорганическая и неврологическая симптоматика. Численно преобладают случаи, имеющие сочетанную этиологию. У таких детей как речевая, так и интеллектуальная недостаточность являются продуктом сложного взаимодействия большого числа патогенных факторов и механизмов.

В главе IV «Симптоматология и синдромология дизонтогенеза психических функций у детей с недоразвитием речи» представлен составленный нами свод дизонтогенетических симптомов и синдромов (т.е. семиотика), наблюдающихся при недоразвитии речи у детей. Создание адекватного задачам клинической психологии языка описания – необходимое условие для изучения структуры НР и сравнительного изучения онтогенеза при разных формах НР. В существующей литературе эта задача не решена. Она является актуальной и для клинической психологии в целом (Блейхер В.М.,Крук И.В.,Боков С.Н.,2006).

Лингвопатологическим симптомом можно называть признак отклонения в речевом поведении, отличающий его нормативного для данного возраста и данного языкового сообщества, и встречающийся у ребенка с достаточно большим постоянством (в отличие от случайных оговорок).

Лингвопатологическим синдромом мы назвали симптомокомплексы, регулярно встречающиеся при определенных формах речевой патологии и

обусловленные специфическими для них механизмами. Синдром является наиболее адекватной и оптимальной с точки зрения дискретности единицей анализа (Лурия А.Р.,1962,Ушаков Г.К.,1973, Выготский Л.С.,1982). При выделении определенных синдромов мы руководствовались принципом «необходимого и достаточного».

Все лингвопатологические симптомы и синдромы сгруппированы соответственно уровням языковой системы: фонетико-фонологические, лексические, морфологические, синтаксические. В каждой из групп разделяются феномены экспрессивного и импрессивного уровней. Все ошибки сгруппированы в 2 категории: а) условно патологические (встречаются как в норме, на ранних этапах речевого онтогенеза, так и при патологии) и б) патологические (в любом возрасте являются признаком патологического развития речи). Принцип построения разработанной нами типологии речевых ошибок позволяет сопоставить дизонтогенез соответствующей подсистемы речи с ее онтогенезом в едином пространстве признаков. Предложен способ оценки степени тяжести (или патологичности) симптома, основанный на временном расстоянии между возрастом обнаружения и онтогенетическим возрастом симптома. Выделены и описаны следующие синдромы:

Синдромы нарушения звуковой стороны речи: синдром мономорфных функциональных нарушений звукопроизношения, синдромы артикуляционной диспраксии (дисфонетический, дисфонологический и динамический ее варианты, описанные впервые), синдром вербальной диспраксии (описан впервые), синдромы центрального полиморфного тотального нарушения звукопроизношения органического генеза (синдромы дизартрии развития)

Синдромы нарушения лексико-грамматического оформления высказываний (описаны впервые): синдром синтаксического («переднего») дисграмматизма, синдром морфологического дисграмматизма, синдром смешанного дисграмматизма, синдром задержки лексико-грамматического развития.

Кроме того, описаны факультативные и облигатные для НР психопатологические синдромы (варианты синдромов осложненного психического инфантилизма, церебрастенический синдром, гипердинамический синдром, синдром интеллектуально-мнестических нарушений).

Были изучены особенности симптоматики речевого и психического дизонтогенеза на разных этапах речевого онтогенеза. Наши лонгитюдные наблюдения согласуются с известным тезисом Л.С.Выготского о том, что дизонтогенетическая симптоматика имеет динамический характер и меняется с возрастом. Несколько дополнив существующие периодизации речевого развития, мы выделили 4 этапа: инициальный, ранний, средний и поздний (Гвоздев А.Н.,1948, 1949, 1961, Жукова Н.С.,Мастюкова Е.М.,Филичева Т.Б.,1990, Stern W.,1924, Ingram D.,1991).

I этап - инициальный (10 - 18 мес.). Лингвопатологическая симптоматика, характерная для этого этапа малоспецифична, элементарна: нарушение понимания речи, отставание в росте инвентаря артикулем, нормативных для этого возраста, медленное становление слоговой структуры. На II раннем этапе (19-30 мес.) в симптоматике доминирует неполноценность синтагматических операций: медленный рост длины слоговой цепочки и синтагмы. На среднем этапе (31 мес. - 6 лет.) наиболее дифференцированно проявляются симптомы парадигматичских нарушений, связанные с механизмами языкового и гностико-праксического уровней. На позднем этапе (6-12 лет) основные недостатки обнаруживаются чаще всего в связной речи, текстообразовании, дискурсе. У многих детей с тотальным первичным недоразвитием речи на этом этапе становится заметнее интеллектуально-мнестическая недостаточность за счет дефицита вербально-логического мышления. В этот период значительное место в симптоматике занимают дисграфические и дислексические нарушения.

В целом, клинико-психологический анализ показал, что психическое развитие у детей с недоразвитием речи представляет собой особую форму дизонтогенеза. Симптомы дизонтогенеза у большинства детей включают проявления незрелости или дефицитарности как речевых, так и когнитивных функций. Кроме того, очень часто отмечается своеобразие эмоционально-волевой сферы и поведения.

Глава V «Особенности онтогенеза психических функций при разных формах недоразвития речи». В этой части исследования обсуждаются, главным образом, три вопроса: а) каковы особенности формирования языка и речи, различающие детей с разными формами НР, б) состояние невербальных психических функций при каждой из перечисленных форм патологии и в) характер взаимодействия между вербальными и невербальными психическими функциями на протяжении дошкольного и младшего школьного возраста.

В связи с неполнотой и разноречивостью данных относительно обоснованности критериев выделения отдельных форм НР это стало предметом специального исследования. Посредством анализа сочетаемости этих синдромов в исследованной субпопуляции детей изучалась тропность основных лингвопатологических синдромов по отношению друг к другу. Регулярно встречающиеся сочетания лингвопатологических синдромов (т.е имеющие высокую тропность) составили т.н. «большие синдромы», соответствующие основным клиническим формам НР у детей.

Все моносиндромные состояния представляли собой парциальные формы психического дизонтогенеза. Большинство мультисиндромных состояний образовывали варианты тотальных форм НР.

Оценка системно-структурных особенностей речевого и психического развития детей позволила построить типологию состояний недоразвития речи, включающую 5 осей: клинико - патогенетическую, нейропсихологическую, этиологическую, психопатологическую и функциональную. Каждая ось это качественно особое пространство признаков, что позволяет многосторонне классифицировать каждый случай НР с онтогенетических позиций. Мультидисциплинарность данной классификации создает условия для объединения информации, представленной в заключениях специалистов разного профиля (психолога, логопеда, врача и др.).

К парциальным формам НР нами были отнесены функциональная дислалия, артикуляционная диспраксия и дизартрия развития. Общей для них чертой была избирательность речевых нарушений, которые ограничивались фонологической сферой. По грамматическим показателям их речь соответствовала возрасту.

Профиль структуры интеллекта по WISC у детей с дисфонетическим вариантом артикуляционной диспраксии соответствовал норме и был гармоничным. У детей с дисфонологическим и динамическим ее вариантами отмечалась диспропорция: вербальный интеллектуальный показатель (ИП) на 10 и более баллов (т.е. достоверно) отставал от невербального ИП.

Иной была картина онтогенеза у детей с дизартрией. Пропорция соотношения вербальных и невербальных компонентов интеллекта была у них обратной по сравнению с вышеописанной. У всех детей с дизартрией обнаруживался дефицит пространственного гнозиса, конструктивного и пальцевого праксиса. Во всех наблюдавшихся нами случаях был обнаружен т.н. «детский психоорганический синдром» (Гёльнитц Г., 1974, Ковалев В.В., 1995).

Среди детей с тотальной формой НР лишь 2% представляли патогенетически однородное состояние, имеющее единый механизм – первичное нарушение языковых способностей. Это были дети с моторной алалией в узком ее понимании («языковые формы алалии» по Е.Ф.Соботович, «экспрессивная алалия» по В.А.Ковшикову). У всех недостатки экспрессивной речи выражались в синдроме вербальной диспраксии и синдроме синтаксического или смешанного дисграмматизма. Интеллектуальное развитие таких детей всегда протекало диспропорционально. Вербально-логический компонент интеллекта значительно отставал в развитии от невербальных интеллектуальных способностей, которые в неосложненных случаях соответствовали норме. У всех детей были обнаружены явления эмоционально-волевой незрелости.

У остальных 98% детей в клинической картине тотального недоразвития речи наблюдались разные сочетания одного из синдромов фонологических нарушений с синдромами дисграмматизма. Эта форма НР, названная нами параалалической, отличались от моторной алалии, как лингвопатологической симптоматикой, так и структурой профиля интеллектуального развития. У этих детей меньше, чем в группе с моторной алалией была выражена диспропорция между вербальным и невербальным интеллектуальным показателем за счет более высокого вербального ИП.

ечи и нормальным интеллектом. Это согласуется с данными других авторов (Соботович Е.Ф., Ушкалова А.П..1986).

Глава VI «Психологический и нейролингвистический анализ механизмов недоразвития речи». В литературе представлено много концепций для объяснения механизмов нарушения формирования языка и речи (Леонтьев А.А., Винарская Е.Н., Орфинская В.К., Соботович Е.Ф., Ковшиков В.А., Leonard L., Bishop D, Tallal P.). При всех различиях им присуще одно общее свойство: в них имплицитно допускается, что недоразвитие речи представляет собой однородное состояние с единым общим механизмом. Наши экспериментальные данные позволяют утверждать, что большинство форм НР имеет сложносоставной характер, а механизм имеет множественную, мультифакторную природу. При тотальном недоразвитии речи таких механизмов не менее двух (соответствующих фонологическому и грамматическому компонентам). Чаще, их 4-5 и более. На разных этапах онтогенеза актуализируются разные механизмы. Иначе говоря, множественность механизмов предполагает одновременность их существования и гетерохронность проявления их эффектов. Эта концепция согласуется с теорией «модулярности» (Gardner H.,1985, Grodzinsky Y.,1986).

В ходе исследования получила экспериментальное подтверждение концепция интерактивности действующих механизмов. Суть ее в том, что патологические механизмы взаимодействуют не только по аддитивному, но и по кумулятивному ингибирующему типу. Иначе говоря, негативные влияния одного механизма усиливают эффекты другого.

В исследовании были получены объективные доказательства наличия трех основных механизмов недоразвития речи: неполноценности артикуляторного праксиса, когнитивного дефицита и дефицита языковой способности. Разработанная нами на основе теории Н.А.Бернштейна трехуровневая модель артикуляционного праксиса позволила соотнести каждый из трех вариантов артикуляционной диспраксии с дисфункцией определенного уровня организации артикуляционных действий.

Изучение тотальных форм НР показало, что алалическая (группа №1) и параалалическая его формы (группа №2) различаются по ведущим механизмам. В группе №1 нарушение языковой способности является основным механизмом НР, что соответствует данным литературы (Соботович Е.Ф., 1981, 1987, Ковшиков В.А.,1983,2001, Гриншпун Б.М.,Шаховская С.Н.,1999). У детей с параалалической формой НР (группа №2) существуют, по меньшей мере, два механизма: неполноценность артикуляционного праксиса + специфический когнитивный дефицит. Можно предположить, что последний, по-видимому, действует двояко. С одной стороны, он препятствует в онтогенезе усвоению ребенком языковой системы. С другой – создает ресурсный дефицит и слабость операционального обеспечения сложного, комплексного процесс программирования высказываний.

На основе методологии факторного анализа А.Р.Лурия и теории уровневой организации движений Н.А.Бернштейна, мы проанализировали нейропсихологические механизмы недоразвития речи. В качестве нейропсихологических факторов мы рассматривали следующие

функциональные параметры.

а) Подсистему функциональной системы языка и речи, дефицитарность которой определяет качество лингвопатологического синдрома (фонетическую подсистему, морфологическую подсистему, синтаксическую подсистему или коммуникативно-прагматическую подсистему).

загрузка...