Delist.ru

Воздействие глобальных трансформационных вызовов на процесс политической модернизации России (05.03.2007)

Автор: Яшкова Татьяна Алексеевна

Таким образом, геополитическое положение России, несмотря на выгодное географическое положение, большие природные и людские ресурсы, интеллектуальный потенциал общества, требует укрепления позиций России в мировом геополитическом и геостратегическом пространстве, отстаивания национально-государственных интересов, защиты от вызовов и угроз. Необходимо с пользой для государства и общества рационально использовать преимущества уникального геополитического положения, огромного сырьевого и интеллектуального потенциала в целях существенного подъема уровня и качества жизни российского народа, укрепления могущества государства, создания реальных условий для модернизации.

В третьей главе – «Глобализация как ключевой вектор развития мира и глобализационные вызовы России» – анализируется, с одной стороны, глобализация как объективный общемировой процесс, закономерность развития человеческой общности, с другой – глобализация как субъективный, управляемый процесс, а также выявляются глобализационные вызовы, ограничения и риски для России, ее место в глобализационных процессах.

Трансформация современного мира ознаменовалась появлением серьезного фактора в современной политике, каковым является глобализация, охватывающая сегодня практически все стороны жизни мирового сообщества. Многие считают ее генеральной линией развития, новой эрой в истории человечества.

Анализ глобализационных процессов, проведенный диссертантом, показал, что глобализация является как объективным процессом (гуманитарная или культурная глобализация), так и субъективным процессом, управляемым посредством определенных институтов в интересах определенного круга, а не граждан всей планеты. Именно во втором значении ныне используется, как правило, термин «глобализация».

Глобализация постепенно превращается из термина, отражающего широкое международное функционирование экономики, финансов, информации в социальную теорию, суть которой заключается в победе капитала и информационной свободы над национальными интересами, создании транснациональных систем, установлении ими своих «правил игры». О том, что глобализация – процесс управляемый, не скрывают идеологи западного мира, например, З. Бжезинский, который называет ее «транснациональной», считает, что мир уже глобализирован США, является «монополярным под американской гегемонией», что уже «появилась первая глобальная политическая столица в мировой истории – Вашингтон», откуда посредством располагающихся там «институтов глобального влияния» (Белый дом, Пентагон, Всемирный банк, Международный валютный фонд и др.) осуществляется американское «влияние на процесс глобализации». А что касается других государств мира, то, по мнению ведущего американского политолога, «благотворный процесс глобализации постепенно лишает конкретные государства их священного суверенитета». Ситуацию на мировом рынке определяет «семерка» мировых экономических лидеров. Остальным государствам остается либо признать этот порядок и включиться в борьбу за лучшие позиции на мировом рынке, либо влачить существование в качестве вечных должников и поставщиков дешевого сырья.

Как полагает диссертант, вне сомнения, для решения глобальных проблем (экономических, экологических и др.) требуется объединение усилий государств мира и их граждан, но не на условиях диктата одних и подчинения других, а на равноправных, паритетных основаниях, что позволит избежать многих противоречий и конфликтов.

Россия оказалась перед лицом глобализации, будучи не вполне готовой к достойному участию в ее процессах. Глобализация такое социальное явление, в которое нужно включаться с солидным «багажом», будучи сильным, экономически мощным государством. Мы же сейчас по большинству экономических позиций проигрываем развитым странам. Глобальные позиции двадцатилетней давности, позволявшие нашей стране уверенно себя чувствовать в мировых процессах, утеряны.

Глобальный характер российской экономики ограничен сырьевыми рынками. России «установлена» сырьевая специализация и затруднен доступ на рынок наукоемкой продукции. Мы имеем весьма небольшой набор высоких технологий. Если во второй половине и до 90-х годов XX столетия наша страна занимала одно из ведущих мест на мировом рынке высокотехнологичной, конкурентоспособной продукции, то затем эти позиции были утеряны. По некоторым оценкам, технологическое отставание России от развитых стран за последние 10 лет увеличилось в 10 раз, и эта тенденция сохраняется. По индексу конкурентоспособности Россия переместилась на 75-е место. Технологическое отставание представляет самую главную угрозу геополитическому существованию нашей страны, поскольку имеет неизмеримо большие последствия для жизнедеятельности всех сфер российского общества, его безопасности.

Оформившееся в 1990-х годах стремление России к открытости своей экономики для всего окружающего мира принесло как позитивные моменты, так и негативные. В определенной и немалой степени страна оказалась «заложницей» идеи интеграции (непродуманной и необоснованной) в мировую экономику. Есть опасения, что Россия, оставаясь экономически слабой, и будучи вовлеченной в глобализационные потоки, попадет в опасную экономическую зависимость от ведущих стран. Вместе с тем следует признать, что, поскольку данное явление невозможно отменить никакой директивой, его нельзя игнорировать ни на теоретическом, ни на практическом уровне, России следует не просто участвовать в глобализационных процессах, но завоевывать высокие, лидирующие позиции (благо для этого пока еще есть необходимый людской и ресурсный потенциал). Для чего, в первую очередь, необходим учет воздействия трансформационных глобализационных вызовов в практике осуществления проводимой в стране модернизации и формирование адекватных ответов.

Таким образом, глобализация – всеохватывающий процесс планетарной интеграции в самых разных сферах человеческой жизнедеятельности, носящий как объективный, так и субъективный характер. Ее результатом являются количественные и качественные трансформации, затронувшие как мировое общественное развитие в целом, так и функционирование конкретных государств, в частности Россию, предъявив ей серьезные экономические, социальные и политические вызовы, которые требуют достойного ответа.

В четвертой главе – «Геоцивилизационный аспект глобальных трансформационных вызовов» – исследуются проблемы возрастания значения цивилизационного фактора в современном мире, обострения межцивилизационных отношений, соотношения глобализационных процессов и геоцивилизационной составляющей международной жизни, а также цивилизационные вызовы России и трансформация ее геоцивилизационной безопасности, влияющие на процессы российской модернизации.

В складывающейся модели миропорядка с все более заметной силой начинают действовать новые исторические механизмы. Образовавшийся на месте ушедшего противостояния двух идеологий (по причине схода с дистанции социалистической) вакуум все более заполняется противостоянием в других формах, в частности культурно-цивилизационных. Наблюдается значительный рост национального и геоцивилизационного сознания в ряде регионов планеты. Геоцивилизационный фактор в мировых делах ощущается все более остро и становится важной сущностной характеристикой современного мира. При этом более всего тревожит то, что складывается тенденция расширения на этой почве конфликтообразующей основы, которая может стать предпосылкой серьезного столкновения.

Наша страна испытывает серьезные вызовы со стороны соседних геоцивилизаций – западной, исламской, конфуцианско-буддистской, японской. Пожалуй, лишь православная цивилизация не оказывает на нас давления. Причем цивилизационное давление оказывается в разных формах – политической, экономической, финансовой, социальной, демографической, военной, духовно-культурной. Добавим к этому, что давление оказывается практически по всему периметру российских границ, да и, пожалуй, на всей российской территории. Это давление также оказывает существенное воздействие (особенно со стороны западной цивилизации) на ход российской модернизации и представляет собой реальный и сильно действующий внешний трансформационный вызов.

Трансформация глобальной геополитической структуры и обострение межцивилизационных взаимоотношений породили целый спектр цивилизационных вызовов российской цивилизации, представляющих серьезную угрозу ее геоцивилизационной безопасности, под которой автор понимает состояние защищенности жизненно важных интересов российского государства и российской цивилизации от вызовов, связанных с геоцивилизационными, культурными, демографическими, религиозными, этническими и иными измерениями. Анализ показал, что фактически речь идет об угрозе дальнейшего существования самой российской цивилизации, угрозе ее распада и превращения в исторический материал для поглощения другими геоцивилизациями.

Для России в сегодняшней ситуации межцивилизационного взаимодействия и глобализации под флагом Запада важно сохранить свое культурно-цивилизационное лицо, свою идентичность, отстоять свои ценности, укрепить культурный диалог, достойно участвовать в глобализационных процессах, исходя из интересов Российской Федерации, что послужит фундаментом укрепления отечественной культуры и государственности, а также осуществления модернизационных процессов.

В пятой главе – «Анализ характерных особенностей процесса политической модернизации в России в контексте глобальных трансформационных изменений» – рассматриваются исторические тенденции, опыт, уроки и традиционные проблемы осуществления политической модернизации в России (начиная с реформ Петра Первого), особенности процесса реализации либеральной модели политической модернизации пореформенной России 1990-х – начала 2000-х годов, а также характерные черты политической модернизации России в условиях современных реалий.

Проведенный автором анализ особенностей протекания модернизации в России позволил сформулировать ряд редуцирующих умозаключений. Во-первых, на процесс модернизации в России, как показывает опыт российских модернизаций, начиная с Петра Первого, наряду с внешними факторами (примеры, образцы вестернизации, заинтересованность в удобной для себя российской модернизации), оказывают решающее влияние многие внутренние факторы – традиционные особенности исторического, политического, экономического, геополитического и культурного плана, которые просто нельзя не учитывать при определении российской модернизационной стратегии и ее реализации. Это, кстати, на практике делалось далеко не всегда и, как следствие, приводило к неудачам.

Во-вторых, современный переходный период в России представляет собой активную «запаздывающую» модернизацию «сверху», т.е. осуществляемую политическим путем структурную перестройку экономики и других сфер жизнедеятельности. При этом процессы модернизации экономической, политической, социальной областей жизни российского общества во многом носят противоречивый и бессистемный характер. Взятая на вооружение в 1990-х гг. либеральная модель, легшая в основу модернизации России, слабо отвечает историко-культурным традициям и требованиям современного развития. В глобальном, геополитическом отношении наблюдается явное несоответствие между огромными возможностями и ресурсами, которыми обладает страна, и ее весьма низким реальным местом и значением в мировом сообществе. Во внутриполитическом плане обострились противоречия между экономическим и природным богатством страны и крайне низким уровнем жизни населения.

На состоянии страны все заметнее сказывается, что политическая модернизация шла и идет по пути бездумного копирования западных образцов. Исторический опыт страны, ее богатые многовековые традиции, менталитет населения практически не принимались в расчет, и, более того, напрочь отрицались, словно предыдущий исторический путь представлял собой какую-то роковую ошибку истории. Было отвергнуто также многое позитивное, наработанное российскими учеными и специалистами. Основные усилия либеральной модернизации были направлены на разрушение традиционного уклада экономической, политической и социальной жизни. Социальная энергия зачастую нaпpaвлялась на деструктивные цели, а реформаторские решения и действия носили дестабилизирующий характер. Фактически страна приблизилась к критическому порогу саморазрушения и национальной катастрофы.

Соображения геополитического плана и национальной безопасности реформаторами в расчет не принимались, что привело к утере прежнего геополитического статуса страны и угрозе потери контроля не только над геополитическим, но и собственно политическим национально-государственным пространством.

Основные экономические реформы рыночного характера были проведены в начале 1990-х годов. Инфляция, сокращение субсидирования и открытие экономики привели к существенным структурным сдвигам, проходившим спонтанно, без участия государства, со значительными потерями созданных прежде производственных мощностей и наработанных ранее технологических заделов. Государственное регулирование резко ослабло.

Во многом либерально-демократическая модернизация потерпела поражение в 1990-х годах в России потому, что проигнорировала важные историко-культурные особенности развития России, жизненно важные интересы подавляющего большинства российского народа, социальную стабильность как основу всякой долгосрочной реформации, затрагивающей основы основ общественного бытия.

Реформы 1990-х годов в России проходили в то время, когда весь мир, практически все страны пытались определить новые ориентиры геополитического развития в кардинально трансформировавшемся мире, определить свое место в новых – глобальном и региональном – геополитических раскладах. Глобальные трансформационные вызовы мобилизовывали их на укрепление своего геополитического статуса, включающего пространственную, политическую, экономическую, технологическую, ресурсную, цивилизационно-культурную и другие компоненты. И надо сказать, многим странам, ставшим значимыми геополитическими центрами, это удалось (Китай, Япония, Германия, Франция, Иран, Пакистан, Индия, Бразилия и др.).

К сожалению, в то же время, Россия, занятая либеральными реформами, не смогла достойно ответить на глобальные трансформационные вызовы, стремительно снизив свой геополитический статус. Более того, позволила другим международным акторам повысить свой вес и роль за счет понижения роли России, за счет ее ресурсов. Это, в свою очередь, отрицательно сказалось на ее социально-политическом положении и на ходе осуществляемой политической модернизации.

В-третьих, в последнее время в российском обществе и политическом руководстве наметилась линия более трезвого, объективного осознания ситуации с модернизацией страны, выросло понимание того, что понятие «современный» не должно использоваться в противоположность понятию «традиционный». Наблюдается рост интереса к отечественной истории и традиции, к опыту предшествующих поколений в разрешении проблем того времени, которые, по сути, во многом до сих пор остаются актуальными для России и ее народа. В сфере государственного и политического устройства цель модернизации начинает приобретать в последние годы более выраженный традиционалистский характер.

Модернизационные процессы последних полутора десятилетий, проходящие в рамках либеральных реформ, не привели к улучшению состояния российского общества, скорее, наоборот. Проблемы реформирования российского социума под новые локальные и глобальные вызовы, а также внутриполитические цели и задачи социально-экономического развития общества по-прежнему остаются одними из ключевых вопросов общественного развития. И решиться эта задача может, пожалуй, в том случае, если при формировании/корректировке и осуществлении модернизационной модели исходить из интересов всего общества (а не узкой группы людей), а также с позиции «адекватности–неадекватности» современным трансформационным вызовам.

С приходом к президентской власти В.В. Путина начался процесс консолидации режима в результате планомерной и целенаправленной работы президентской администрации. Президенту удалось проявить стратегическую политическую инициативу и стать доминирующим субъектом политики, определяя ее повестку дня и направления развития. Новый политический режим стал проводить целенаправленную прагматичную государственную политику по защите национальных интересов. В отличие от предыдущих российских политических фигур президент старается опираться на общественное мнение и постоянное стимулирование общественной поддержки как основного ресурса реализации решений и ограничения зависимости от иных политических субъектов. Это позволило ограничить процедуры согласования интересов, повысить скорость принятия решений, более эффективно выполнять организаторские, контрольные и в случае необходимости репрессивные функции по отношению к элитным группам.

Однако, несмотря на некоторые позитивные сдвиги, реальные показатели социально-экономического, технологического, демографического и культурного развития страны свидетельствуют о том, что либеральные модернизационные реформы зашли в тупик. Рассчитанные на сжатые сроки, они не смогли принести положительного результата и через полтора десятилетия. Под угрозой находится не только запас прочности российского общества, но и судьба государства в целом. Назрела острая необходимость коррекции осуществляемой модернизации, научной проработки и обоснования механизмов ее реализации, адекватных внутренним и внешним вызовам. Иначе, в условиях нарастающего давления глобальных трансформационных вызовов стране может просто не хватить потенциала развития и конкурентоспособности как в ряде сфер, так и в целом.

Перед российским обществом на нынешнем этапе развития остро встает вопрос: модернизироваться так дальше, не обращая внимания на социальные, экономические и политические последствия реформирования, на угрозу целостности государства или взять курс на укрепление позиций России, ее геополитического статуса, усиление российской государственности, как основного инструмента осуществления модернизации?

В шестой главе – «Основные векторы и механизмы российской политической модернизации, адекватные к воздействию глобальных трансформационных вызовов» – обосновывается целесообразность корректировки реализуемой в России модели политической модернизации в условиях глобальных трансформационных вызовов, предлагаются и раскрываются направления и адаптированные механизмы осуществления процесса российской политической модернизации, адекватные к воздействию современных вызовов.

Диссертантом на основе анализа воздействия глобальных трансформационных вызовов, внутренней социально-политической и экономико-технологической ситуации, а также созданных в 2003–2006-х годах российскими учеными концепций, моделей и стратегий реформирования и модернизации, сделан вывод о том, что ситуация с реализацией программ политической модернизации России обусловливает необходимость уточнения, корректировки содержания российской политической модернизации. Речь идет о самой модели российской политической модернизации, включающей ее основные составные элементы (направления), а также источники и механизмы осуществляемых преобразований, включая мероприятия адекватного реагирования на воздействие глобальных и внутригосударственных изменений.

Диссертантом предложены и обоснованы основные направления и адаптированные механизмы осуществления процесса российской политической модернизации, адекватные к воздействию глобальных трансформационных вызовов, включающие:

1. Укрепление геополитического статуса России, ее национальной безопасности. Данное направление модернизации России совершенно необходимо, учитывая особое евразийское геополитическое положение страны, усиливающуюся глобальную борьбу за контроль над Евразией и ее природными ресурсами, состояние российской геополитической безопасности и те внешние вызовы, воздействию которых страна подвергается в весьма значительной степени. В процессе достижения данной цели трудно обойтись без общенациональной российской идеи, сплачивающей и объединяющей общество, мобилизующей его внутреннюю энергию на большие свершения. Такая идея могла бы стать основой собственного миропроекта – действительно перспективного, разумного и привлекательного, хотя сделать это в «расколотом» последними реформами российском обществе будет чрезвычайно трудно.

С точки зрения обеспечения национальной безопасности в российском обществе еще далеко не все в порядке. Несмотря на то, что принят ряд законодательных документов, регламентирующих данную сферу (Концепция национальной безопасности, Военная доктрина, Доктрина информационной безопасности Российской Федерации и др.), многие из них не стали «работающими», и в настоящее время разрабатываются новые тексты ряда документов, в частности, Концепция национальной безопасности, поскольку требуется доработка с точки зрения адаптации к современным вызовам.

Обеспечение необходимого уровня национальной безопасности является одним из основных национальных интересов России. Уровень национальной безопасности определяется составом и отклонением от пороговых значений основных экономических, социальных, внутриполитических, этнополитических, внешнеполитических, демографических, экологических и иных показателей, характеризующих жизненно важные области и сферы деятельности и устойчивого прогрессивного развития российского общества, государства, его граждан, российских народов. Необходимо укрепление (не только количественно, но, прежде всего, качественно) всей системы обеспечения национальной безопасности, под которой понимается совокупность органов, сил и средств, а также принципов их деятельности, обеспечивающих национальную безопасность Российской Федерации.

Диссертант присоединяется к мнению ученых, которые совершенно обоснованно полагают необходимой разработку стратегии безопасности России, поскольку безопасность относится к базисным потребностям каждого человека, любого социума.

2. Экономический рост, создание экономики развития. Здесь модернизация предполагает создание новой экономики – экономики развития, положительную динамику ВВП (как общего объема, так и подушевого показателя), что служит основой развития других сфер жизнедеятельности общества.

Создание национально-государственной экономической основы позволит решить массу проблем демографического, социального, информационно-технологического, образовательного, культурного и оборонного характера. При этом речь идет об адаптировании (а не копировании моделей) в отечественных условиях принципов «новой экономики» развития, получившей распространение в глобальном мире. Это создаст возможность для достойного российского ответа на глобальные экономические вызовы.

Экономика развития – тип экономики, целью которой является производство здорового, образованного, духовно развитого, имеющего достойное материальное обеспечение человека, участвующего в реализации этой цели через выполнение экономических функций (потребителя, собственника, работника, управляющего, инвестора и т.д.). Основа для постоянного, качественного и безопасного экономического роста как условие социально-экономического развития создается в сферах образования, науки, здравоохранения и культуры, нормальное функционирование которых необходимо обеспечить социально-правовому государству как важнейшему институту гражданского общества. Лишь тогда современное государство превратится в государство развития, способное реализовать общенациональные интересы.

3. Инновационное, технологическое обновление и развитие как основа функционирования экономической и иных сфер, основа конкурентоспособности государства. Социальные и политические изменения в обществе, появление новых потребностей у населения, развитие современных технологий, геополитические сдвиги, внешние глобализационные вызовы ставят вопрос об адаптации к новым технологическим реалиям.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9