Delist.ru

Сводные каталоги как основная форма национального репертуара печати Российской Федерации (02.10.2007)

Автор: Соколинский Евгений Кириллович

Не менее важным является вопрос о границах национального репертуара. Внимание исследователей национальной библиографии, как правило, сосредотачивалось на определении самого понятия «национальное». Но гораздо более актуально в наши дни рассмотреть соотношение «национальное-инонациональное». Это существенно и для самой культуры, испытывающей воздействие процессов глобализации. Не менее принципиально это и для национального репертуара, который сопрягается с репертуарами других наций. В российских репертуарных ресурсах используется библиотечно-библиографическая информация национальных библиотек других государств. В то же время информация, почерпнутая из российских ресурсов, интегрируется, хотя и в меньшей степени, в зарубежные библиографические ресурсы и базы данных. Все эти факторы неминуемо заставляют признать условность границ национального репертуара в противовес прежней постулируемой четкости границ государственной библиографии (правда, и в советскую эпоху они не раз нарушались в сводных каталогах старопечатных изданий). В настоящее время принадлежность конкретного документа печати к национальному репертуару РФ определяет не закрепленность документа за одним из российских книгохранилищ и не факт его издания на территории РФ, а соотнесенность с тем или иным явлением культуры нации во всем ее содержательном и языковом многообразии.

Национальный репертуар печати в реальном его воплощении представляет собой комплекс библиографических записей, кратких или развернутых с помощью системы примечаний, аннотаций, ссылок. В свою очередь, объективация национальной культуры и научного знания как основного элемента этой культуры возможна только благодаря способности знания к уплотнению и свертыванию. Мы имеем дело с системой опосредований: культура опосредуется в книгах, книги опосредуются в репертуаре, репертуар опосредуется в библиографических записях и, прежде всего, заглавиях документов. При этом следует учитывать, что каждое звено опосредования влечет за собой известное искажение. Задача конкретного составителя национального репертуара печати — свести эти искажения к минимуму.

Вместе с тем, национальный репертуар представляет специфическое явление культуры, некий метатекст, который также является сам по себе объектом научного анализа. Субъектно-объектные отношения репертуара и культуры могут быть предметом особого научного исследования.

Во второй главе «Репертуар русской книги и сводные каталоги (1918-2006)» исследуется эволюция взглядов в советскую и постсоветскую эпоху на репертуар русской книги и функции, форму сводных каталогов, прослеживаются исторические этапы бытования этих библиографических ресурсов в виде самостоятельном и в виде синкретического ресурса.

В первые годы советской власти состояние каталогов российских библиотек, в том числе и самых крупных, их техническое оборудование не давали возможность осуществить подготовку масштабных сводных каталогов, охватывающих большое число фондов и отражающих издательскую продукцию значительного хронологического отрезка времени. Авторы статей, научных трудов 1920 —1940 гг., посвященных сводным каталогам (В. Э. Банк, Л. Б. Хавкина, Л. В. Трофимов), опираясь на зарубежный опыт, начали разработку теории сводных каталогов, но реальные общероссийские сводные каталоги еще не были созданы. Значение сводных каталогов в 1920 — 1930-е годы сводилось к решению ряда библиотечных задач, прежде всего, к улучшению работы МБА. Библиотечным деятелем, который еще в 1924 г. предложил работать над созданием национального репертуара в форме сводного каталога крупнейших научных библиотек, был И. Б. Симановский, однако новизну и целесообразность его идеи библиотечная общественность оценила далеко не сразу, только в конце 1940 гг. Главным проводником этой идеи стала Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Рождению подлинных сводных каталогов должна была предшествовать значительная работа по организации и ретроконверсии старых алфавитных карточных каталогов, на первых порах, центральных библиотек, с репрезентативными фондами русской книги. Инициатива этой работы также принадлежала Государственной Публичной библиотеке в Петрограде (Ленинграде), хотя ретроконверсия ее старого каталога, а фактически, описание de visu всего русского фонда (документов, изданных в 1726 — 1926 гг.) с библиографической проработкой затянулась на несколько десятилетий.

Концепция одновременной ретроконверсии генеральных алфавитных каталогов ГПБ, ГБЛ и БАН с превращением получившегося совместного продукта в сводный каталог-репертуар не реализовалась в полной мере, однако печатная карточка ГПБ приблизила возможность создания последующих репертуарных ресурсов.

Попытки составления первых федеральных сводных каталогов относятся к 1940 — 1960 гг. К сожалению, руководство грандиозными проектами на государственно-партийном уровне не учитывало идею дискретности репертуара печати, выдвинутую еще в начале XIX в. А. К. Шторхом и Ф. П. Аделунгом. Перед библиографирующими центрами страны ставилась в 1947 г., а затем в 1960 г. невыполнимая задача сплошного учета печатной продукции Российской империи — РСФСР – СССР. Хронологические рамки проекта “Сводный каталог русской книги” расширились (в конечном итоге, с 1708 по 1957 гг.), но так или иначе, речь шла о “всей русской книге”, напечатанной гражданским шрифтом. К тому же краткие сроки, предписанные для реализации проектов, не соотносились с объемом намеченной работы.

??????????

ело к тому, что задание правительства было в обоих случаях не выполнено. Еще одной причиной, по которой сводный каталог крупнейших библиотек России не мог реализовать функцию национального репертуара печати, являлись цензурные ограничения. Они сужали репертуар до каталога наиболее “актуальных”, “исторически ценных” и, с партийной позиции, “прогрессивных” документов. Несмотря на требование содержательного анализа всего массива, планируемый каталог не ставил перед собой научные цели.

Шагом вперед к созданию национального репертуара явились печатные сводные каталоги 1950 — 1970 гг. (А. С. Зерновой, Т. А. Каменевой, Т. А. Быковой, М. М. Гуревича, И. М. Полонской), отражающие начало российского книгопечатания. По сути, это были новаторские научные издания, впервые намечающие принципы описания старопечатных изданий, принципы создания репертуарных печатных ресурсов. Но и в этом случае препятствием для создания полноценного российского репертуара служили цензурные ограничения, в которых приходилось работать составителям. В частности, многие документы религиозного характера, принципиально важные для литературы XVI —XVIII вв., оказались исключенными из состава каталогов. К тому же библиотеки России в массе своей еще не были готовы предоставить сведения о своих фондах.

Необходимость ограничить рамки библиографической работы реально выполнимыми задачами привела к тому, что в каталогах были отсеяны и официальные документы без самостоятельного заглавия, особо трудные для описания. Все это привело к тому, что сводные каталоги книг XVI — XVIII вв., несмотря на их огромное значение для отечественной культуры, явились лишь основой для национального репертуара печати этих периодов. В конце ХХ в. новому поколению составителей из разных библиотек пришлось вернуться к проблеме завершения репертуара начального этапа российского книгопечатания, впервые описывать большие массивы документов, ранее не отраженных в сводных каталогах. Только в наши дни происходит описание книг XVI — XVIII в. в музейных, архивных, вузовских библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга и в региональных библиографирующих центрах.

Наиболее сложной и к 1970-м гг. (хотя началом этого процесса послужили указатели, созданные в XIX-начале XX вв. А. К. Шторхом, Ф. Аделунгом, В. Г. Анастасевичем, Я. Ф. Березиным-Ширяевым, В. С. Сопиковым, С. А. Венгеровым), по-прежнему являлось составление сводного каталога-репертуара XIX в. Тем не менее, решение о начале работы было принято в 1977 г. Анализ реализации этого проекта позволяет утверждать, что присоединение к XIX в. массива документов за первые 17 лет ХХ в., было ошибочным — оно увеличило объем свода примерно в 2 раза. Хотя откладывать работу над этой темой было нельзя, шесть библиотек – участниц проекта по объективным причинам не были готовы к 1977 г. приступить к осуществлению работ по составлению каталога. Методика составления каталога вырабатывалась по мере сверки базовой картотеки с каталогами участников. Существенным недостатком подготовки сводного каталога была нерешенность вопроса об окончательной форме информационного ресурса. В 1970 гг. самой прогрессивной формой сводного каталога представлялся печатный каталог, однако вопрос о реализации печатной формы откладывался на отдаленное будущее. И практическая невозможность публикации 100-120 томов, и необходимость в конце 1990 гг. превратить карточный каталог в электронный -- застала составителей и, прежде всего, головную организацию, врасплох. Отсутствие официального статуса национального репертуара привело к тому, что права на реализацию сводного каталога в электронной форме были переданы частной фирме «Электронный архив», и национальный ресурс, завершенный на данном этапе к 2004 г., оказался почти недоступен широкому кругу пользователей, включая и четыре библиотеки-участницы. Работы на новом витке развития сводного каталога в 2006 — 2008 гг., связанном с ретроконверсией каталога РНБ, были поддержаны Агентством по культуре и кинематографии РФ, однако и в этом случае полнота репертуара русской книги относительна.

В отличие от каталогов 1950 — 1970 гг., Сводный каталог русской книги XIX — начала ХХ вв. не подвергался воздействию цензуры, но составители выдвинули собственные формальные принципы отбора (в каталог не включались документы до 5 страниц; документы, относящиеся к специальным видам литературы и т. д.). Кроме того, неполнота репертуара во многом обусловлена небольшим числом отраженных в нем фондов, незадействованностью в проекте специализированных центральных, региональных, музейных и архивных книгохранилищ.

Отсутствие программы дальнейшего развития ресурса делает неопределенными перспективы этого важнейшего отрезка российского сводного каталога-репертуара. Очевидно, весь громоздкий массив библиографических записей не может быть сверен и дополнен в нескольких сотнях учреждений за обозримый период времени. Кроме того, следует учесть: в большинстве библиотечных каталогов записи на книги XIX-начала ХХ века не выделены из общего алфавитного ряда их каталогов. Проблема требует научно обоснованного решения, тем более, в мировом библиотечном сообществе наблюдается тенденция к отодвиганию границы старопечатных изданий в сторону середины XIX в., и документы XIX в. закономерно должны перемещаться в отделы редких и ценных книг (книжных памятников). В любом случае, структура данного репертуарного ресурса должна стать более дискретной, чтобы необходимая полнота репертуара была достигнута в общероссийском масштабе. В настоящее время локальные сводные каталоги-репертуары, отражающие отдельные пласты репертуара (например, сводный каталог памятных книжек, репертуар православной литературы, книги, изданные в Сибири и на Дальнем Востоке и т. д.) обеспечивают частичную полноту национального репертуара, однако эти фрагменты не объединяются в систему, покрывающую весь репертуарный комплекс печати XIX века.

Конец XX – начала XXI века в истории национального репертуара печати характеризуется появлением первых электронных сводных каталогов-репертуаров и внедрением комплексного метода в составление сводных каталогов. Электронные каталоги начали готовиться в условиях неравномерности технической оснащенности российских библиотек, разнобоя в их программном обеспечении. Электронные сводные каталоги до настоящего времени относятся к переходному типу, методика их составления подразумевает значительную долю ручного труда, что тормозит практическую реализацию проектов, и не создает условий для полноценного решения теоретико-методологических проблем.

В то же время происходит постоянное усложнение решаемых составителями задач. Новым ресурсам («Сводный каталог сериальных изданий России», «Международный сводный каталог русской книги, 1918 — 1926», база данных «Русская книга гражданской печати XVIII в. (1708 — 1800)» в библиотеках России», международный сводный каталог-репертуар «Памятные книжки губерний и областей Российской империи») присуще четкое осознание репертуарных целей, поэтому при их подготовке резко возрастает число обследуемых фондов; записи, установленные по многочисленным источникам, становятся равноправными наряду с записями, привязанными к конкретным книгохранилищам.

Национальные информационные ресурсы в противовес государственной библиографии расширяют информацию за счет сведений о зарубежных учреждениях и библиографических источниках. Комплексность новых информационных ресурсов предполагает также увеличение их функций, стремление в одном продукте совместить не только сводный каталог и репертуар, но, кроме того, справочник, литературу вопроса, историко-аналитические материалы, то есть максимально исчерпывающую информацию по интересующему пользователя вопросу (предмету).

Проблема исчерпывающей полноты репертуара ставит перед составителями современных каталогов-репертуаров теоретический вопрос о степени реальной полноты отражения. Эта степень в ресурсах, относящихся к разным хронологическим отрезкам времени, неодинакова, но всегда условна. По мере продвижения к нашему времени, возможность исчерпывающей полноты репертуара становится все менее достижимой. В равной степени, оборотной стороной расширения числа информаторов, а также библиографических источников, является снижение достоверности информации. Тем не менее, иного пути, как расширять информацию, у сводных каталогов-репертуаров нет.

В настоящее время пользователи располагают максимально полной за всю историю российской библиографии репертуарной информацией о национальной печатной продукции, выпущенной с середины XVI в. по 1926 г. В то же время ни один из разделов репертуара нельзя признать завершенным. По всей хронологической парадигме репертуара происходит, в разной степени, регулярное и эффективное накопление сведений. Мы являемся свидетелями наиболее успешного этапа истории отечественного репертуара печати, однако отсутствие конкретной и признаваемой заинтересованными учреждениями теоретико-методологической базы и организационно оформленной программы отрицательно сказывается на всесторонней оптимизации существующих репертуарных ресурсов.

В третьей главе «Система национального репертуара печати» определяются методологические основы построения системы, ее основные и факультативные компоненты, дается характеристика репертуарных ресурсов по качественным признакам.

Имеются все основания рассматривать репертуар как сложную систему. Система репертуара обладает несомненной целостностью. В ней отражена совокупность всех видов печатной продукции. В то же время из этой совокупности вычленяются главные и факультативные компоненты, характеризующие репертуар по разным параметрам. Главных параметров системы репертуара – четыре. Репертуар характеризуется с точки зрения времени и пространства, способа выражения (языки, на которых публиковались и публикуются документы печати) и формы выражения (виды документов).

Основные содержательные и формальные характеристики репертуара определяются его историческим бытованием — российский репертуар печати укладывается в хронологические рамки немногим более четырех с половиной веков. Репертуар отражает: 1) историю нации и вместе с тем историю ее письменности; 2) изменения государственных границ на протяжении исторического развития нации — репертуар отечественной печати характеризует печатную продукцию, изданную на территории Российской империи, РСФСР, СССР, РФ и в местах проживания представителей народов РФ на территории других государств; 3) весь языковой спектр многонационального государства, т. е. лингвистическо-культурологический аспект; 4) видовой спектр печатной продукции. Именно эти составляющие делают репертуар подлинно национальным.

Система репертуара растет, развивается во времени в силу появления новых документов и новых видов продукции (на разных носителях). Неизменной остается лишь нижняя хронологическая граница отечественного репертуара печати, хотя не исключено выявление новых фактов, отодвигающих границу начала российского книгопечатания вглубь.

Система репертуара не существует изолированно. Наряду с внутренними (морфологическими) связями ей присущи также внешние (экологические) связи. Она вступает в контакт с другими системами. Эти системы могут быть более высокого уровня (система УБУ) и более низкого (система сводных каталогов), равноправные с системой репертуара (системы ретроспективной и текущей национальной библиографии), системы параллельные и отчасти дублирующие систему репертуара (система книжных памятников).

В то же время единица учета системы книжных памятников — отдельный экземпляр, а не отдельный документ-издание, как в системе репертуара печати. Система книжных памятников является производной от репертуара печати. Без знания, каких и сколько книг (нотных, картографических, листовых документов) было издано в России, нельзя организовывать учет библиотечных экземпляров. Наличие двух конкурирующих и несогласованных программ (книжных памятников и сводных каталогов-репертуаров) рассредоточивает усилия специалистов, библиографов-исследователей.

Система национального репертуара характеризуется разветвленностью, вариативностью. Только на уровне отвлеченного логического построения эта система представляется иерархичной, например, в части типологии репертуарных ресурсов по территориальному признаку. Если на уровне создания подсистемы репертуара русской книги (то есть на русском языке) можно говорить об относительной планомерности развитии системы, то в целом система репертуара является саморазвивающейся. Появление и функционирование отдельных ее многочисленных компонентов в значительной степени зависит от субъективных факторов: готовности к составлению тех или иных репертуарных продуктов конкретных федеральных, республиканских, региональных учреждений и их специализированных подразделений, от наличия специалистов в данной отрасли, местности и т.д.

Проблемы развития республиканских репертуарных подсистем, в равной степени, и региональных, связаны с формированием новой структуры Российской Федерации и, соответственно, более поздним формированием национальных библиографических программ. Несмотря на то, что некоторыми субъектами Федерации, ранее, автономными республиками, была и прежде проделана значительная работа по библиографированию своей печатной продукции (например, в Татарстане), репертуарные задачи до 1990 гг. в республиках по сути не ставились. На всем пространстве бывшего Советского Союза книга на языках народов СССР, а также изданная на русском, в национальных библиографических пособиях отражалась лишь выборочно.

В настоящее время наблюдается стремление к репертуарной полноте, ставятся, формулируются и новые исследовательские задачи. На смену изолированным друг от друга национальным проектам в границах автономных республик и краев приходит методология создания межрегиональных и межнациональных, международных ресурсов. Однако и на современном этапе в республиках и многонациональных регионах готовятся репертуарные ресурсы, отражающие лишь печать титульной нации, в лучшем случае — двух основных наций. Не разработаны теоретико-методологические и организационные основы подготовки, не определены центры, отвечающие за репертуарные фрагменты, относящиеся к печати малых народов или народов, представленных незначительным числом жителей на «чужой» территории. Очевидно, что дробление репертуарных ресурсов по языковому признаку на 50-100 электронных малых каталогов (в каждой республике и области, крае) нецелесообразно, поэтому анализ позволяет выделить приоритет в пользу создания кумулятивных ресурсов аналогично уже создающимся ресурсам («Книги малочисленных народов Севера»). Подобная тенденция, тем не менее, отягощена целым рядом сложностей и проблем как теоретического, так и практического характера.

В последние годы также наблюдается стремление укрупнить региональные ресурсы до уровня зональных (Урал, Сибирь и Дальний Восток, Дон и Северный Кавказ, Прикамье и т.д.). В то же время большинство региональных центров осваивает с помощью сводных каталогов лишь часть репертуара, связанную с ранним периодом отечественного книгопечатания. Отсутствие федеральной базы, основы репертуара XIX-начала XX вв., во многом препятствовало созданию сводных каталогов этого периода, каталогов местной печати. В свою очередь, отсутствие региональных каталогов мешает завершению работы над репертуаром национальным. Тем не менее, для современного этапа развития системы национального репертуара печати характерно углубление репертуара до локальных мини-ресурсов, объектом изучения которых становятся даже деревни (например, в Челябинской области). С другой стороны, симптоматично появление все новых международных репертуарных проектов. Иными словами, одновременно наблюдаются две тенденции – минимализации сводных каталогов и их глобализации.

Видовая типология репертуарных ресурсов в настоящее время приобретает чисто теоретический характер. В крупных банках данных информация о документах разной видовой принадлежности не дифференцируются. Ряд специалистов полагает, что разделение документов на книги, листовые материалы, карты, ноты не плодотворно. Основываясь на разных подходах к описанию в универсальных и специализированных сводных каталогах, они считают, что параллельное отражение одних и тех же документов в двух-трех ресурсах не мешает созданию полноценного репертуара. Варианты записей отвечают разным потребностям пользователей.

В то же время именно в парадигме видовых репертуарных ресурсов можно отметить самые значительные лакуны. Прежде всего, это относится к репертуару изодокументов, который не только не существует, но и не планируется. Изобразительные материалы представлены в библиографии лишь малообъемными сводными каталогами плакатов, экслибрисов. Классификации внутри каждого компонента системы репертуара – разные, однако классификация изодокументов -- особенно дробная, что во многом и определяет сложности их библиографирования и создания соответствующего репертуарного сводного каталога.

Наиболее «прозрачной» представляется хронологическая парадигма системы репертуара, однако и в ней остаются незаполненными самый ранний и самый поздний временные отрезки репертуара, связанные с кириллическими документами и документами советской, постсоветской эпохи. В первом случае проблема — в выработке единой теоретико-методологической базы изучения, описания документов и, соответственно, разработке организационных основ максимально полного охвата российских и зарубежных фондов кириллических документов. По-прежнему не разработанной является проблема сводного каталога-репертуара периода с 1927 г. до настоящего времени.

Серьезной проблемой, требующей решения, остается сопряжение документов кириллического шрифта с другими шрифтами (арабским, латинским), которыми пользовались при печати российских документов в разное время. Особенно остро стоит эта проблема применительно к документам, опубликованным в республиках РФ. Отсутствие системного подхода к подобным документам также не способствует решению вопроса о полноте репертуара.

Системный подход к репертуару предполагает анализ системы в разных ракурсах. В том числе, чрезвычайно важны качественная оценка отдельных компонентов системы, их целевое назначение, степень завершенности и т.д. Существует бесконечное количество информационных срезов, с их помощью можно «препарировать» репертуар. Рассмотрение системы национального репертуара в данном исследовании позволило выявить пробелы, которые необходимо заполнить, предложить программу корректировки задач осуществляемых и планируемых проектов, улучшения организационной структуры репертуарных пособий и баз данных. Эта структура в настоящее время страдает противоречиями, параллелизмом, дублированием, субъективностью.

С точки зрения диссертанта, в последние десятилетия происходит трансформация сводных каталогов, их подготовка все чаще носит исследовательский характер. Исследовательский, авторский характер репертуарных ресурсов имеет достоинства и недостатки. К достоинствам относится значительное увеличение многоаспектной информации. К недостаткам – субъективность подходов в разных репертуарных ресурсах. Руководители крупных библиографических проектов с трудом соглашаются вписаться в общую программу действий. Внутренние противоречия, присущие всем библиографирующим учреждениям, влияют на формулировку задач, которые ставятся при составлении очередного пособия.

В подготовке национального репертуара не существует проектов факультативных. И библиографирование цельногравированных изданий, и библиографирование документов для старообрядцев, для слепых и слабовидящих требуют серьезного внимания библиотечной общественности и глубины исследования. Особой проблемой является репертуар современных «серых» документах, огромные массивы которых лишь в малой степени отражены в национальных библиографических ресурсах.

Система репертуара развивается в сторону все большей дробности и усложнения, хотя это и представляется отдельным специалистам неудобным. Чем больший период, объем документов отражает ресурс, тем меньше возможна интенсивность проработки записей, историко-книговедческая проработка всего массива документов. Стремление к многослойному изучению специфических комплексов российских документов и, свойственное крупным банкам данных, желание обеспечить лишь элементарный поиск в конгломерате разнородных документов будут все чаще вступать в конфликтные отношения. При этом контуры системы неминуемо «расплываются».

В четвертой главе «Дискуссионные проблемы функционирования национального библиографического репертуара» рассматриваются особенности подготовки и бытования репертуара в условиях создания информационного общества. Новые обстоятельства неизбежно уточняют функции ведущих информационно-библиографических учреждений. Трансформировалось и само понятие национального репертуара в международном контексте.

Резкое изменение приоритетов, обновление терминологии привели к известным диспропорциям. Если раньше в качестве основополагающего принципа в любой области знания, в том числе, библиографоведении, выдвигался принцип партийности, то в наши дни приоритетной задачей объявлена информатизация общества, а средствами информатизации – всеобщая компьютеризация, создание компьютерных сетей, оцифровка документов, сервисное обслуживание с помощью веб-ресурсов и т.д. При этом забывается, что на сегодняшний день в России лишь сравнительно узкий круг пользователей имеет доступ к Интернету. И, главное, содержание предоставляемой пользователю информации не менее важно, чем форма, в которой она создается.

загрузка...