Delist.ru

Татарская литература Тюменского региона: история и современность (02.10.2007)

Автор: Сайфулина Флера Сагитовна

В творчестве Б. Сулейманова стихи, посвященные Казани, занимают особое место, так как мечта стать поэтом, стремление войти в мир татарской литературы связаны именно с этим городом. Целый цикл стихов посвящен поэтом этой земле, где топос выведен в сильную позицию: «Казан» (“Казань”), «Иделд?» (“На Волге”), «К?пт?нме ??й иде Казанда» (“Давно ли было лето в Казани”), «К?ренми шул Себер Казаннан» (“Да, не видна Сибирь из Казани”), «Кичен. Аккош к?ле» (“Вечер. Озеро Лебяжье”), «Казаннан кит?р алдыннан» (“Перед тем, как уехать из Казани”), «Казанда яз» (“В Казани весна”) и мн.др. С одной стороны, в них отражается восхищение поэта столицей татарской культуры, чувство причастности к ней. Но вместе с тем, в душе лирического героя всегда хранится образ родного края.

Такую же смысловую оппозицию топосов “Казань” и “Сибирь” можно проследить и в творчестве поэта Ш.Гадельши. Например, в стихотворении “Пышылдый Себерд?” (“Шепчет в Сибири”) посредством анафоры выражено противопоставление двух топосов: /“Шепчет в Сибири/ Камыш озера Бурэн:/ – Поспешил, поспешил.../ Шепчет в Казани/ Камыш озера Кабан:/ – Ошибся, ошибся.../.

Иногда в творчестве Ш. Гадельши используется топос “Казань” (“Ике хал?т” – “Два состояния”), оформленный в тексте уже в словосочетании “моя Казань”, которое указывает на то, что в душе лирического героя произошли некоторые изменения, он уже воспринимает Казань своей, родной.

В стихах поэта Ш. Гадельши также проявляется оппозиция в таком ключе, как “родина” – “место проживания”. Обращение к родовой памяти, наполнение событий настоящего вневременным смыслом проясняет значимость Родины, емкость смысла, заложенного в данное понятие. В стихотворении “Язмышымны? д?рьясы” (“Широта судьбы моей”) посредством использования топосов автор заявляет: “Широта судьбы моей – это расстояние между Казанью и Тюменью”. Топосы “Казань” и “Тюмень” здесь имеют значение ограничения местности, так как это – два очень значимых, самых главных для поэта города.

В творчестве Ш.Гадельши топос Сибири использован в стихах, где ярко выражено своеобразное отношение автора к истории, живой памяти народа, направленное к повышению национального самосознания татарского народа. В творчестве Б. Сулейманова больше психологических ассоциаций, связанных с картинами природы, с душевным состоянием лирического героя, который, находясь далеко от родины, тоскует по ней. Сибирь в его творчестве становится местом, где человек переживает чувство единения с природой.

Диссертантом отмачается, что пространство Сибирского края, его географический ланшафт, историческая судьба сибирско-татарского народа наложили свой отпечаток на формирование особого смыслового топоса в поэзии Б.Сулейманова и Ш.Гадельши.

Третий раздел “Философская и гражданская лирика сибирско-татарских поэтов Б.Сулейманова и Ш.Гадельши» посвящен анализу общечеловеческих мотивов в творчестве поэтов.

Философские размышления в лирике мастеров слова, в первую очередь, присутствует в произведениях, где они выражают своё отношение к историческим событиям и личностям, в целом, и истории своего народа, в частности. В стихотворениях поэтов, творчество которых является в данном случае объектом исследования, историзм выступает как неотъемлемое и внутреннее их свойство.

В творчестве Б.Сулейманова можно выделить множество стихов, где поэт выражает свое отношение к историческим событиям, так или иначе связанным с судьбой татарского народа. Поэт задумывается о своем времени и о судьбе нации, о смысле жизни и идеалах служения народу. В таких стихах философские и гражданские мотивы неотделимы друг от друга: он стремится определить место своего народа в истории страны. Для поэта сегодняшний день это узел, который связывает прошлое с будущим. Такая особенность присуща его поэзии 70-80-х годов, которая характеризуется переходом от изображения картин природы и трудовой жизни к глубоким философским размышлениям.

Прослеживая творческий путь поэта, нетрудно уловить, что во многих стихах Б.Сулейманова последних лет лирический герой полон философских размышлений об участи своего народа, его прошлом, настоящем и будущем. Такие стихи поднимают его творчество на высоту известных национальных поэтов, таких, как Х.Туфан, С.Хаким, Г.Афзал, И.Юзеев, Р.Файзуллин. За последние годы он пишет также публицистические статьи о самоопределении народа, сохранении языка как основного признака нации, проблемах образования в регионе.

Стремление глубже понять современные проблемы приводят Б.Сулейманова к изучению прошлого своего народа, оценить его роль и место в истории человечества. В этом плане интересно стихотворение “Мин т?п себер татарымын чыгышым бел?н...” (“Я коренной сибирский татарин по происхождению...”), где отражается жизненное и творческое кредо поэта и общественного деятеля Б.Сулейманова. Поэт утверждает, что сибирские татары – коренные жители Сибири, с этой мыслью связана основная идея его творчества и идеалы в общественно-политической деятельности.

Мысли о настоящем и будущем народа поэт также связывает с уже ушедшими в историю событиями, таким образом, появляются исторические аналоги. Для Б. Сулейманова историческая Сибирь ассоциируется с каторгой, местом отбывания срока лишения свободы. Сравнивая царскую Россию с современной Сибирью, автор выявляет лучшие стороны сегодняшних достижений. Исторический хронотоп в творчестве поэта раскрывается также в тесной связи с сибирским топосом. Так, в стихотворении «Тобол», в частности, обращаясь к городу Тобольску, поэт пишет, что «До октября в России/ Славился своими тюрьмами/ Старый Тобольск…», «Через тебя в тихую Сибирь,/ проходя,/ Кровь декабристов здесь пролилась…», «А ты, Тобольск,/ Кажется, вырос,/ Из земли, где покоятся каторжане»/. Оппозиция «прошлое – сегодняшнее» в этом случае служит для оценки современности: новостройки, красивый вид города, счастливая жизнь горожан.

Раскрывая противоречия современной жизни, Б. Сулейманов нередко обращается к историческому прошлому. В стихотворении «?йтм?гез Себерем хакында» («Не говорите о моей Сибири») описывается состояние души лирического героя, который погружается в философские раздумья о прошлом города.

В стихах многих современных поэтов часто упоминается государство Булгар и одноименный город как святые места для тюркских народов. В этом отношении и творчество Б.Сулейманова не является исключением. Размышления его лирического героя у развалин Великих Булгар связаны с историей, воскрешением великого прошлого, где лирический герой приходит к выводу о том, что у всех тюркских народов общие корни. Данные стихи созвучны с Тукаевским “Кичке азан” (“Вечерняя молитва”) и некоторыми стихами Г.Афзала, М.Шабаева, И.Юзеева, Р.Хариса.

Цикл стихов Б. Сулейманов посвятил Габдулле Тукаю, где проявляется отношение автора к великому поэту. Так, в стихотворении «Тукай кабере янында» (“У могилы Тукая”), “Мин ялгызым й?рим урамда...” (“Я одиноко брожу по улице...”) отношение к Казани проявляется через уважение и преклонение перед гением Г.Тукая.

Таким образом, можем отметить, что образ родного края объединяет в единое целое многосторонний мир чувств и мыслей поэта: идеи патриотизма, единения народов, ответственности, которые, в конечном счете, в творчестве поэта выливается в философскую и эстетическую концепцию.

Во многих стихотворениях Ш. Гадельши как роковое время выделяется потеря сибирских татар своей государственности. Топос Сибири здесь воспринимается как трагический хронотоп. Эта особенность ярко проявляется в таких сихотворениях поэта, как «Х?зин?» («Богатство»), «К??ел елый» («Душа плачет»), «Булмас б?т?н у?ай вакыт» («Не будет другого удобного случая»), «Ни диим» («Что сказать») и др. Прошлое Сибири – печаль сегодняшних дней, заявляет поэт. В стихотворении «Сазлык» («Болото») поэт размышляет о будущем страны, основной идейный замысел произведения вложен в последние строчки стихотворения, которое заканчивается риторическим вопросом: «Такое болото только одно ли,/ Много ли их?/ Кто знает?/ Утонет ли народ в счастье/ В такой заболоченной стране?»/ Таким образом, события прошлого поэтом оцениваются с позиций современных представлений. В стихотворении Ш.Гадельши «Бармы ирл?р?» («Есть ли мужчины?») исторический герой хан Кучум предстает в роли национального идеала. Здесь определяющим является мысль: народ не должен забывать о своих национальных героях. В таких стихах соединение исторических образов с реальными событиями и судьбами формирует представление о взаимосвязи прошлого и настоящего народа.

Трагическая история края высвечивается в творчестве Ш. Гадельши через изображение топоса и порождает противоречия в оценке поэта. Например, в стихотворении “Себер дил?р аны, Себер...” (“Сибирью называют ее, Сибирью...”), с одной стороны, подчеркиваются богатство края, древность его истории, героизм прошлого, с другой – досадность некоторых исторических страниц, неизвестность будущего. /“О, сибирский татарин, что сказать?/ Лишь для того, чтобы только Ермака, Кучума/ Оставить в истории,/ Родился ты на этот свет?”/.

Философские размышления автора о судьбе народа также выражены в многочисленных стихах поэта, в которых запечатлены глубокая боль лирического героя за разворованные богатства сибирской природы, за народ, у которого нет будущего. Таким образом, в произведениях Ш.Гадельши и Б.Сулейманова высвечены позитивные и негативные тенденции развития общества, затрагиваются многие актуальные проблемы, присущие региону.

В четвертом разделе “Художественный мир поэзии Б.Сулейманова и Ш.Гадельши” анализируется поэтика стихов сибирских поэтов.

Анализ лирических произведений предполагает выявление особенностей поэтически организованной речи. Чтобы создать образ лирического героя, поэты используют богатые возможности национального языка: поэтическую лексику, грамматику, фонетику, приемы стилистики и образной речи. Творческое использование языковых и стилевых возможностей, в конечном счете, образует поэтический текст, поэтико-словесную ткань произведений. Анализ поэтического мира сибирско-татарских поэтов показывает, что у каждого из них есть сквозные творческие приемы, к которым они чаще всего обращаются в своих произведениях.

??????????

?????????i?R

тречается использование рефрена. Например, в стихотворениях “Бер-беребезне? тоеп сулышын...” (“Чувствуя дыхание друг-друга”), “Белс?м иде” (“Если бы знал”), «Й?р?гемд? б?хет илт?м» (“В сердце ношу счастье”), «Син а?ларсы? минем й?р?гемне» (“Ты поймешь мое сердце”), приемом психологического параллелизма автором воссоздается светлое, чистое чувство любви.

Иногда сложное душевное состояние лирического героя очень точно и эмоционально передается нюансовыми возможностями слов одного синонимического ряда. Использование приема градации даёт возможность понять нарастающую силу чувств лирического героя, как в стихотворениях «Акчарлаклар килг?н» («Чайки прилетели”), «Толымбай. Земфирага» (“Тулумбай. Земфире.”).

Б.Сулейманов в своём творчестве часто пользуется антитезой. В стихотворении «Яшьт?шл?рем вузга керг?нд?” (“Когда сверстники поступали в вузы”) автор использует контекстуальные антонимы. Иногда антитеза выражается посредством анафоры, как, например, в стихах «Савымчы кызга» (“Доярке”), «Тобол», «Самотлорда ??й уртасы» (“Середина лета на Самотлоре”), «Аучы ?ен? кире кайтмады» (“Охотник не вернулся домой”), “Казанга” (“Посвящение Казани”) и мн. др.

Анализ целого ряда его произведений приводит к выводу о том, что в своем творчестве поэт очень редко прибегает к готовым языковым средствам. Удачно созданные сравнения помогают автору подчеркнуть отдельные детали в мире природы и этим выявить особенности поведения, переживания или характера лирического героя. Многочисленные авторские метафоры используются для изображения природы Сибири и для выражения отношения к ней жителя Сибири. В его стихах также можно найти множество неожиданных и нередко развернутых образных поэтических сравнений, метафор.

Рассматривая проблему поэтики автора, невозможно не обратить внимания на олицетворение, посредством которых передается неповторимый колорит, богатство красок при изменении времен года. Поэт использует многочисленные олицетворения, сравнения, например, в стихотворении “Нижняя Варта”: “? ?илл?ре этт?н яман” (“А ветра пуще собак”); “Середина лета на Самотлоре”: «Я?гыр кебек саркып-саркып Шигырем? кер? к?нн?р» (“Как осенний дождь протекают/ В стихи (мои) дни”); в стихотворении “Север. Тундра”: «Кил?ч?кк? ?мет сыман - С?нми бары кар яктысы» (“Как надежда на будущее – Не угасает только свет снега”); «Ч?лд? суга сусагандай, Эч?м урман ?авасын» (“Как в безводной пустыне,/ Пью воздух леса”); “В ожидании бури”: «Т?н, Тол хатын сыман, Толымын с?тте...» (“Ночь, как вдова, Распустила косы...”) и др., которые помогают отразить особенное видение окружающего мира сибирско-татарским поэтом.

В лирике, безусловно, преобладают небольшие по объему стихотворения. Цикл стихов Б.Сулейманова “Написанное на сибирских дорогах” напоминают афоризмы, крылатые выражения, народные пословицы-поговорки, которые охватывают мгновенное, сиюминутное переживание лирического героя.

Творчество Ш.Гадельши выделяется широким использованием повторов и лирических обращений, богатством авторских тропов и синтаксических фигур.

Так автор использует в своих стихотворениях анафоры (“И, Казаным” - “О, Казань, моя”, “Ике хал?т” - “Два состояния”); эпифоры (“Нинди Т?м?н?” - “Какая Тюмень?»), рефрен («??х?т энем? хат» - «Письмо брату Аухату», “Беренче кар” - “Первый снег”, “ К?пме хата, гонахларым” - “Сколько ошибок, грехов...”, “Уян” - “Проснись”, “Черки” - “Комар”). Рефрен выражает душевное состояние лирического героя, который задумывается над извечным вопросом о служении своему народу, о том. как быть ему полезным: “Могу попасть в глаз белки - / Какая польза от этого моему народу?/ Могу одеть уздцы лошади -/ Какая польза от этого моему народу?/ Могу охотиться на медведя, волка - / Какая польза от этого моему народу?/ Могу обмануть лису -/ Какая польза от этого моему народу?”/

В некоторых стихах поэта организующим композиционным принципом становится градация. Удачным примером этому могут служить строчки из стихотворения “Ботаксыз наратны...” (“Сосну без сучьев”), которое целиком основано на этом приеме. Процесс развития внутренных переживаний лирического героя в данном стихотворении достигнут путем использования рефрена и антитезы.

Ш.Гадельша широко использует приемы звукописи: ассонансы, аллитерации, которые основаны на повторе отдельных согласных и гласных звуков, где меняется качество каждого звука, его звучание, что отражается и в передаче мысли. Значение стиха обогащается оттенками, которые невозможно передать в обычной речи. Особенно меняется качество гласных звуков, к их звучанию присоединяется мелодика согласных и получается, что звук “а” звучит как “а-гъ”, или “гъ-а”, звук “ы” переходит в “ы-гъ” или “гъ-ы”. Таким образом, согласные звуки, подчиняясь особой мелодике, начинают “звучать” как: “р-р-р”, “н-н-н”. В таких стихах улавливается мелодика, ритмика древних дастанов. Автор и сам в некоторых случаях дает ключ к исполнению того или иного стиха. Например, к стиху “Ниг? аттым?” (“Почему выстрелил?”) пишет: “Тамак т?бе бел?н ?ырлана” – “исполняется гортанным голосом”.

Ш. Гадельша в своих стихах широко используется и типичными, распространенными тропами: метафорой, сравнением, олицетворением, которые в творчестве сибирско-татарского поэта также приобретают новое смысловое и эстетическое звучание.

Таким образом, оригинальность поэтической речи, эмоциональность, богатство изобразительных средств поэтического языка поэтов Б.Сулейманова и Ш.Гадельши питается особенностями мышления, взглядами сибирских татар на мир. В стихотворениях поэтов сосредоточены жемчужины народного языка, авторы умело пользуются языковым богатством своего народа, выражая свое видение мира и отражая поэтические идеалы.

Третья глава “Сибирско-татарская проза ХХ века: творчество Якуба Занкиева» посвящена изучению творчества прозаика Я.Занкиева – писателя яркого, интересного, своеобразного.

Первый раздел ««Провинциальный» роман Я.Занкиева в контексте развития татарской прозы» посвящен анализу романов писателя.

Родившись в 1917 году, будущий писатель из сибирских татар Якуб Занкиев, прошел трудный и сложный жизненный путь, который позже, так или иначе, нашел отражение в его творчестве, литературных сюжетах, отдельных образах. Творческую деятельность будущий пистаель начинает как журналист и публицист, он автор более 200 статей и фельетонов.

Я.Занкиев стал известным широкому кругу читателей как автор романа «Зори Иртыша», который привлек внимание читателей многогранным изображением жизни сибирских татар. После издания книги одним из первых дал свою оценку произведению известный татарский писатель Гариф Ахунов, который выразил надежду на то, что Я.Занкиев еще не раз порадует читателей своими новыми произведениями.

Первая книга романа Я. Занкиева охватывает большие события, в рамках которых протекает жизнь сибирских татар, живущих на берегах Тобола и Иртыша, из среды которых вышел и сам автор. В ней изображены исторические события страны в целом, и сибирских татар, в частности, с 1917 по 1941 годы. Во второй книге, изданной значительно позже, развертываются события, происходившие в годы Великой Отечественной войны 1941-45 годов. Я.Занкиев дает свою оценку прошедшей войне, указывая на истинную цену победы: это сотни тысяч искалеченных судеб, неисчислимые потери, неизгладимые раны, обездоленные, больные, инвалиды, вдовы, осиротевшие дети, разрушенные города и деревни... Через глубокие раздумья и переживания героев романа читателю передаются представления о великой трагедии.

загрузка...