Delist.ru

Балтийский флот в период правления Екатерины П: проблемы развития и роль в системе самодержавной монархии (02.10.2007)

Автор: Гребенщикова Галина Александровна

В третьем параграфе «Русско-шведская война 1788-1790 гг. Операции на море» проанализированы крупные сражения корабельных эскадр противоборствующих сторон и раскрыты меры русского правительства по созданию системы государственной обороны. В результате внезапного нападения шведов произошло изменение военно-стратегических планов России. Часть сил осталась на Балтике, а одна эскадра, в составе которой находилось три 100-пушечных корабля, вышла к Копенгагену, чтобы далее следовать в Средиземное море. Это был крупный стратегический просчет Екатерины II и ее сотрудников.

Петербургу стало ясно, что вести боевые действия совместно с союзной Данией оказалось невозможно из-за сильного дипломатического давления на нее со стороны Англии и Пруссии. В ведении военных действий на двух театрах (со Швецией и с Турцией) Россия осталась фактически без союзников. На начальном этапе войны флоту ставились задачи наступательного характера. Главнокомандующим был назначен адмирал С.К. Грейг. Военные планы кабинета Екатерины II сводились к разгрому шведов на море, нападению на военно-морскую базу противника, разрушению его портов, пресечению торговли и ликвидации тыловых баз. Одновременно принимались срочные меры по обороне столицы и Кронштадта.

Диссертант отмечает большое значение первого сражения - Гогландского по причине срыва первоначального плана войны Густава III и недостижении шведами господства на море. В то же время Россия не реализовала своих военных разработок в отношении нападения на шведские порты и базы, а война на море вместо наступательной стала оборонительной. В 1789 гг. положение России ухудшилось. Возросли дефицит бюджета и внешние долги, раздавались угрозы со стороны Англии, где из-за политики «Вооруженного нейтралитета» росла ненависть к России и звучали призывы выслать на Балтику свой флот для совместных операций со шведским. Большую роль в предотвращении конфликта сыграл российский дипломат в Лондоне С.Р. Воронцов.

После смерти адмирала С.К. Грейга главнокомандующим флотом стал адмирал В.Я. Чичагов. В его распоряжении оказалась мощная боевая сила - 20 линейных кораблей. После Гогландского сражения во флоте наблюдался подъем боевого и морального духа личного состава, а правительство несмотря на сложную ситуацию осуществляло целевое финансирование, направленное на снабжение флота продовольствием и артиллерийским вооружением. В то же время в шведских портах свирепствовали болезни, а матросы несли службу неохотно и с принуждением. Адмирал В.Я. Чичагов, к сожалению, не учел эти важные обстоятельства. Проигранное им Эландское сражение и дальнейшие пассивные действия вызвали разбирательство в Совете и недовольство императрицы. Корабельный флот ограничился плаванием в водах Финского залива и несением боевого дежурства у входа в залив.

В 1790 г. главнокомандующий флотом, располагая значительной ударной силой - 27 кораблями с хорошими боевыми возможностями (из них семь 100-пушечных), не реализовал свои преимущества. Доказательством тому служат два крупных сражения - Красногорское и Выборгское. В Красногорском адмирал В.Я. Чичагов участия не принял и не оказал поддержки эскадре вице-адмирала А.И. Круза, которая в течение двух суток вела с противником тяжелые бои. Им была упущена возможность объединенными эскадрами окончательно разбить шведский флот и приблизить заключение мира на выгодных для России условиях.

Итоговое Выборгское сражение решило исход войны. В нем приняла участие незначительная часть Балтийского флота - 9 линейных кораблей. Боевое ядро и основная ударная сила флота - корабли 100-пушечного ранга не были участниками последнего и решающего сражения на море россиян со шведами. Шведский корабельный и гребной флоты осуществили прорыв из Выборгской губы и беспрепятственно ушли к своим портам.

По условиям мирного договора со Швецией, подписанного 3 (14) августа 1790 г., на Балтике подтверждались довоенные границы. Диссертант заключает, что это была единственная из всех русско-шведских войн, которая не принесла России ни территориальных, ни контрибуционных приобретений. Адмирал В.Я. Чичагов не израсходовал весь боевой потенциал флота, война на море не приняла наступательного характера, а шведский флот не был полностью уничтожен или в большей своей части разбит в морском сражении.

В заключении подводятся итоги исследования. Развитие военно-морских сил на Балтике и совершенствование такого важного института как военно-морской флот определялись основными национальными интересами государства - экономическими, военно-стратегическими, геополитическими и вопросами обороны морских границ. Екатерина II, вступив на российский престол, осознавала острую необходимость для своей империи мощного флота. Стало ясно, что стремительное вхождение России в «концерт» ведущих государств Европы выдвинуло, с одной стороны, потребность упрочить ее престиж на европейской арене, а с другой - решать проблемы обеспечения безопасности своих границ.

Четко осознавая неразрывную связь между боеспособностью флота и безопасностью империи, вектор проводимой внешней политики Екатерина II направляла на прагматичный выбор нужных России блоков и союзов, с помощью которых можно было реализовывать намеченные цели. Обладание военно-морскими силами и использование ресурсов флота значительно облегчало выполнение этой задачи.

В зависимости от задач внешней политики менялись и задачи судостроительной политики. В этом четко прослеживалось два этапа. В 1760-е годы правительство руководствовалось концепцией возрождения флота и тенденцией к наращиванию темпов строительства судов. На том этапе решение императрицы заняться внутренним обустройством империи и возрождением морских сил было как нельзя верное и рациональное. Принятая Россией в 1764 г. военно-морская доктрина закрепила это направление и провозгласила курс на выравнивание количественного и качественного состава флота со своими соседями на Балтике - Данией и Швецией. При этом учитывалась исходившая от Швеции потенциальная военная опасность, что соответственно суживало границы собственных геополитических интересов до Балтийского региона. В целом функции флота сводились к обороне морских границ на севере и западе.

Понимая, что без целевых финансовых вложений во флот будет невозможно его поступательное развитие, правительство разработало программу централизации доходов и своевременного их поступления в казну. Были намечены пути стабилизации положения с денежными ресурсами страны. Жесткая система экономических мер, пересмотр таможенно-протекционистской политики и осуществление мероприятий по улучшению положения с финансами способствовали увеличению поступлений доходов в государственный бюджет. В то же время целенаправленная политика Екатерины II по упорядочению финансов сопровождалась и неудачными попытками в этой области, равно как и колоссальными внебюджетными расходами. Это не могло не сказаться негативным образом на проблеме финансирования Морского ведомства.

Наряду с восполнением судового состава Балтийского флота и повышением боевых возможностей кораблей, значительное внимание уделялось его материально-технической базе с наличием полноценной инфраструктуры. Ядром флота при этом оставались линейные корабли 66-пушечного ранга. Происходило интенсивное оборудование и оснащение верфей как в главной базе флота Кронштадте, так и столичной Адмиралтейской верфи. Реорганизация и реформирование вертикали аппарата Морского ведомства привели к отлаженному функционированию всех структурных звеньев морской администрации и управления портами. Сформировавшаяся в начале правления Екатерины II система морской администрации и основные принципы ее управления оставались до воцарения Александра I и образования в России министерств.

Переход кораблей Балтийского флота в Средиземное море в 1769 г. вызвал новый виток активного участия России в международных делах. Пути решения задач внешней политики, в частности Восточного вопроса, очертили прагматичный выбор Екатерины II друзей и союзников. Скрещивание интересов держав в двух важнейших регионах - балтийском и средиземноморском предопределило их расстановку в коалициях и блоках: Россия, Пруссия, Англия и Дания с одной стороны, и Турция, Франция, Австрия и Швеция с другой. После уничтожения главных сил турецкого флота в Чесменском сражении российский флот получил преимущество в водах Эгейского моря. Однако укоренившиеся в историографии тезисы о массовом вступлении островных греков в подданство императрицы Екатерины II, а греческих волонтеров в русский флот, равно как и выводы о подъеме национально-освободительной борьбы греков не подтвердились документально.

Соответственно, произошел пересмотр и традиционной концепции «греческого проекта». Неготовность островных греков к всеобщему выступлению против своих поработителей-турок и отсутствие с их стороны поддержки россиянам вынудило кабинет Екатерины отказаться на том этапе от реализации «греческого проекта». В 1771 г. доминирующая во внешнеполитическом курсе России идея о всеобщем выступлении против Турции подвластных ей христианских народов трансформировалась в более простые формы. Кабинет Екатерины II согласился с главным тезисом главнокомандующего военно-морскими силами в Архипелаге А.Г. Орлова, что с турками выгоднее торговать, чем воевать, а на военную силу греков рассчитывать и полагаться нельзя. Очевидным стало и то, что в 1770-е гг. у России не существовало планов захвата столицы Османской империи и нанесения по ней удара. Детальные и стратегически глубоко продуманные разработки экспедиции флота и войск к Дарданеллам возникли примерно десятилетие спустя после окончания русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Присутствие российских военно-морских сил в Эгейском море явилось важной вехой в жизни Российской империи. Достижение ряда геополитических целей и закрепление за собой статуса морской державы на рубеже 1770-х годов выдвинуло Россию в число претендентов на роль гегемона. Зачастую она стала оказывать решающее воздействие на расстановку сил в европейском «концерте» и на общее развитие международных отношений в Европе.

В начале 1780-х годов наступил качественно новый этап в развитии военно-морского флота на Балтике. В процессе динамичного и поступательного прогресса всех его структурных подразделений происходило и формирование морской политики России как великодержавной, ориентированной на сохранение завоеванных позиций в системе внешнеполитических связей. С принятием новой судостроительной программы, стрежневой осью которой стало возобновление строительства на балтийских верфях самых мощных боевых кораблей 100-пушечного ранга, произошло и изменение военно-стратегических концепций кабинета Екатерины II.

Также как и на первом, на втором этапе наблюдалась политика стабильного финансирования флота и смежных отраслей. Однако как показал анализ боевых операций на балтийском театре в ходе русско-шведской войны 1788-1790 гг., наличие сильного флота еще не обеспечивало автоматический успех и перелом в военной кампании. Для достижения эффективного результата в бою и окончательного успеха был необходим способный флотоводец, который обладал бы по меньшей мере тремя важными качествами - мыслил глубоко стратегически, хорошо владел искусством морской тактики в сражениях корабельных эскадр и отличался предприимчивостью в бою. Отсутствие этих качеств у главнокомандующего флотом адмирала В.Я. Чичагова повлекло за собой такие последствия как неполучение Россией господства на море, то есть стратегических перспектив, и невыгодные условия мира со Швецией.

В целом же можно утверждать, что Балтийский флот как вид вооруженных сил империи успешно решил стоявшие перед ним оперативные и стратегические задачи на обоих морских театрах - балтийском и средиземноморском. На протяжении всего царствования Екатерины II ее воззрения на роль военно-морского флота в общей системе самодержавной монархии зиждились на твердых убеждениях в его центральном положении в этой иерархии. Опора престола, гарантия безопасности империи, залог торговой и экономической стабильности, престиж нации - вот ее основные постулаты о выпестованной ею военно-морской силе, особо заслуживающей, по ее словам, «Нашу монаршую милость».

По теме диссертационного исследования опубликовано 25 работ

общим объемом 130 п.л., в том числе:

Публикации в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых

журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

1. Гребенщикова, Г.А. Екатерина II и развитие военно-морского флота России /Г.А. Гребенщикова // Вопросы истории. – 2005. – № 4. – С. 150-156. – 0,7 п.л.

2. Гребенщикова, Г.А. Судьба 120-пушечного корабля «Двенадцать Апостолов» / Г.А. Гребенщикова // Военно-исторический журнал. – 2005. – № 7. – С. 1-2 – 0,1 п.л.

3. Гребенщикова, Г.А. Султан решился предаться покровительству России / Г.А. Гребенщикова // Военно-исторический журнал. – 2005. – № 7. – С. 59 - 66. – 1,3 п.л.

4. Гребенщикова, Г.А. Оправдывающий свою дерзость редким знанием морского дела/ Г.А. Гребенщикова // Военно-исторический журнал. – 2005. – № 9. – С. 57 - 63 – 1,2 п.л.

5. Гребенщикова, Г.А. Российские военно-морские силы в Эгейском море в 1770-1774 гг. /Г.А. Гребенщикова // Вопросы истории. – 2007. – № 2. – 117-130 – 2 п.л.

6. Гребенщикова, Г.А. Александр Андреевич Безбородко /Г.А. Гребенщикова// Вопросы истории. – 2007. – № 5. – С. 34 - 49 – 2 п.л.

7. Гребенщикова, Г.А. Вооруженный нейтралитет Екатерины II: причины и следствия / Г.А. Гребенщикова // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 4. – С. 30-34 –0,5 п.л.

8. Гребенщикова, Г.А. Проблема сохранности корабельного леса в XVIII в. /Г.А. Гребенщикова // Вопросы истории. – 2007. – № 12. – 0,7 п.л.

Монографии:

9. Гребенщикова, Г.А. 100-пушечные корабли типа «Victory» в русско-шведской и

наполеоновских войнах. – СПб.: Остров. 2006. – 400 с. – 49 п.л.

Гребенщикова, Г.А. Балтийский флот в период правления Екатерины II. – СПб.: Наука – 2007. – 752 с. – 47,5 п.л.

Главы и разделы в коллективных монографиях, брошюры:

11. Гребенщикова, Г.А. Черноморский флот перед Крымской войной: геополитика и стратегия. – СПб.: ЛЕКО, 2003. – 77 с. – 4 п.л.

12. Гребенщикова, Г.А. 120-пушечный корабль «Двенадцать Апостолов». – М.: Техника-молодежи, 2003. – 108 с. – 8 п.л.

13. Гребенщикова, Г.А. Военный судоремонт в России в эпоху расцвета парусного флота. 1762-1855 // История отечественного военного судоремонта. От доковых адмиралтейств к морским заводам. Т. 1. – СПб.: Гангут, 2004. – С. 35-89 – 5 п.л.

14. Гребенщикова, Г.А. Главное Адмиралтейство России. 1704-1861 // Адмиралтейские верфи. Опыт трех столетий. 1704 - 2004. / Отв. ред. д.т.н., проф. В.Л. Александров – СПб.: Гангут, 2004. – С. 11-33 – 3 п.л.

Основные статьи, рецензии, материалы конференций:

загрузка...