Delist.ru

Значение вирусных инфекций в патологии, связанной с нарушениями противоинфекционной защиты и методы их выявления (01.10.2007)

Автор: Мальчиков Игорь Александрович

При респираторной инфекции у больных РеА отмечены изменения показателей клеточного состава периферической крови, которые не имели достоверных отличий от значений показателей больных из группы сравнения (p>0,05), за исключением общего количества лейкоцитов – наблюдался лейкоцитоз и ускоренная СОЭ (p<0,05).

У больных ОА с герпесвирусной инфекцией отличия от группы сравнения касались только увеличения СОЭ и ЦИК (p<0,05), как и у больных РА с респираторной вирусной инфекцией, что может свидетельствовать об иммунокомпетентности больных ОА и отсутствии иммунопатологических процессов в патогенезе заболевания.

При респираторной инфекции у больных ОА достоверные изменения иммунологических параметров отсутствовали (p>0,05).

Различными исследователями высказывается предположение о том, что депрессия клеточного звена иммунной системы – ведущий механизм в патогенезе заболеваний ОДА при герпетической инфекции. В этих условиях пролонгированное воздействие герпесвирусов не только индуцирует иммунодепрессивное состояние организма, но и усугубляет его, что приводит к учащению рецидивов и генерализации инфекции, наблюдавшейся у больных обследуемых групп (Пирумян А.Г., 2000; Кузьмина Н.М., 2001; Cai X.Y., 2003).

Результаты проведенных нами исследований, а также данные других авторов (Соколова Л.А., 2002; Belin V. et.al., 2003, Yang X.Y., 2003, Арямкина Л.Л., 2006;) позволили определить значение вирусных агентов как триггерного фактора при развитии патофизиологических процессов у ряда больных с патологией ОДА. В роли провоцирующего фактора могут выступать респираторные вирусы, основное свойство которых – индукция воспалительных реакций в различных органах.

Полученные доказательства этиологической роли герпетических вирусов в развитии ряда заболеваний, традиционно не относимых ранее к инфекционным. Главной особенностью этих вирусов является способность к длительному внутриклеточному паразитированию, что может привести к аутоиммунным нарушениям. Патогенетические аспекты таких взаимодействий представлены на схеме 2.

Указанные вирусные агенты, имея свойство вмешиваться в обменные процессы, происходящие в клетках, разрушают их, приводя к нарушениям гомеостаза. Этому также способствуют генетические факторы и неблагоприятный преморбидный фон макроорганизма, находящегося в среде обитания, которой является современное урбанизированное общество с высоким риском токсикогенного влияния на организм стрессов и гипокинезии.

Возникающие иммунные нарушения и изменения неспецифической резистентности организма тесно взаимосвязаны в своем функционировании, дополняя друг друга. Это приводит к нарушениям противоинфекционной защиты, развивается гиперчувствительность аллергического и неаллергического типа, аутоиммунные и пролиферативные процессы. У лиц, генетически детерминированных к развитию иммуносупрессорного состояния, имеющих предпосылки для развития частых инфекционных и соматических заболеваний, депрессий, в том числе иммунодепрессии, с очагами хронических инфекций, может развиться тяжелая соматическая патология. У них отмечаются более тяжелые последствия, такие как инвалидизация с профнепригодностью.

В клинической практике приходится решать сложную задачу – несмотря на различия клинических форм, определить этиопатогенез основного заболевания как можно в более ранние сроки. В связи с этим, особое значение приобретает разработка экспресс методов диагностики различного рода патологических состояний, в том числе, направленных на идентификацию инфекционных процессов, особенно в случаях отсутствия патогномоничных симптомов возникающих инфекций или сглаженных, атипичных форм заболеваний (Львов Д.К., 2000; Высоцкий В.В., 2005; Кутырев В.В. с соавт., 2005). Использование возможностей новых технологий для определения различных патологических состояний организма, служащих вспомогательными методами диагностики, – рациональный путь совершенствования диагностического процесса.

Одним из таких направлений может стать поляризационная микроскопия (Гайворонская В.И. с соавт., 2000; Жданова Т.В. с соавт., 2001).

????$???

??????$?????

????$???

??????$?????

# оценка структуры биологической ткани проводится, как правило, только на клеточных формах. Исследование морфологии внеклеточных субстратов организма, в частности биожидкостей, является новым направлением в области анализа пространственно-временной организации живых систем. Главным преимуществом определения структурной организации является то, что она дает сведения о характере взаимосвязи между составляющими элементами биологических жидкостей, которые, по мнению Шабалина В.Н. (2002), могут служить «зеркалом метаболических процессов, протекающих в клетках организма», поскольку изменения биохимического состава биожидкостей при патологических процессах оказывают влияние на явления кристаллизации в них. В литературных данных приводятся результаты ряда исследовательских работ, направленных на оценку значения морфотекстурных изменений при различных видах патологии (Груздев М.П. с соавт., 2001; Мартусевич А.К. с соавт., 2007). Однако, такие исследования при заболеваниях суставов, в т.ч. вирусной этиологии, не проводилось. В связи с этим, обоснованными являются наши исследования жидкокристаллических свойств внеклеточных субстратов в таких группах больных.

Методом поляризационной микроскопии был определен спектр характерных морфотекстурных признаков для каждого патологического состояния (РеА, РА, ОА и НДСТ). Так, при воспалительных заболеваниях суставов наблюдалось увеличение частоты обнаружения игольчатых кристаллов, средних и крупных сферолитов, малых, средних, крупных сферодендритов, уменьшение количества конфокальных доменов (КД) в сыворотке крови и в синовиальной жидкости. В ротовой жидкости – увеличение ЖКЛ, миелиновых форм, морфологических связей «маслянистые бороздки-конфокальные текстуры» (МБ–КТ) и «маслянистые бороздки-веерные текстуры» (МБ–ВТ), уменьшение конфокальных доменов (КД) и появление специфической окраски. Следует отметить, что жидкокристаллические системы очень быстро реагировали на любые воздействия, выражаясь в определенном изменении ансамбля структур, что может быть использовано, например, для оценки эффективности терапии в динамике.

У обследуемых нами больных РеА и РА также были определены общие признаки, отражавшие неспецифический ответ организма на воспалительный процесс. Они согласуются с системными нарушениями при заболеваниях ОДА, соответствуют характеру процесса, происходящего в организме, отражая функциональное состояние белкового и липидного состава биожидкостей организма. Выявленное увеличение количества средних и крупных сферолитов, наряду с уменьшением мелких, образующихся при кристаллизации белка, может указывать на изменения его свойств, свидетельствуя о нарушении белкового баланса. Увеличение показателей структуры кристаллов, формирующихся, в основном, из моногидрата холестерина, дает основания предполагать наличие нарушений в системе липидного баланса.

При сравнении биожидкостей больных, имеющих различную патологию ОДА, были обнаружены определенные типы морфотекстур и кристаллических форм, различные по количеству и качеству от биожидкостей здоровых лиц. Выявленные специфические критерии морфотекстур, определяемые нами методом поляризационной микроскопии, наблюдались при РеА в 75 %, РА – в 68,2%; ОА – в 73,4%; НДСТ – в 59,8% случаев.

При наличии у данных больных инфекционного заболевания, подтвержденного лабораторными методами диагностики (РИФ, ИФА, ПЦР), в биожидкостях происходила своеобразная, характерная только для герпетической или респираторной инфекции, организация структур, отличающаяся от контрольных образцов.

При гриппозной инфекции такими факторами были увеличение в сыворотке крови средних сферодендритов и скелетных дендритов. В назальном секрете таких больных наблюдалось увеличение миелиновых бороздок, веерных текстур, сферолитов и специфической окраски с темным налетом. В моче – увеличение сферолитов, оксалатов кальция и трипельфосфатов.

При РС-инфекции – появлялись массивные маслянистые бороздки и веерные текстуры.

При герпетической инфекции этими критериями являлись, прежде всего, увеличение в сыворотке крови числа средних сферолитов, средних и крупных сферодендритов, скелетных дендритов. В ротовой жидкости – появление маслянистых бороздок, веерных текстур, морфологической связи «маслянистые бороздки – веерные структуры»; атипичных форм и сферолитов. В моче – сферолитов и трипельфосфатов.

Выявленные специфические особенности морфотекстур, определяемые методом поляризационной микроскопии, наблюдались у больных гриппозной инфекцией в 66,7%, РС-инфекцией – 55,5%, герпетической – 63,6% случаев.

Учитывая, что биожидкости представляют собой многокомпонентные коллоидные системы, состоящие из растворов липидов, полипептидов, белков, солей, которые структурно мобильны, реализуя процессы адаптации при экзогенных и эндогенных воздействиях, их исследование методом поляризационной микроскопии у больных с различной патологией может служить косвенным подтверждением деструктивных процессов, наблюдаемых как при активном аутоиммунном воспалении, так и при инфекционно-воспалительных процессах. Это может быть использовано в диагностическом процессе, в том числе для контроля эффективности проводимой терапии.

Клинико-иммунологическая характеристика беременных женщин, детей раннего возраста и их матерей с вирусными инфекциями.

Известно, что плод развивается в условиях сложных иммунологических взаимоотношений с организмом матери. Поэтому наличие у беременной женщины очагов инфекции является серьезным фактором риска развития различных патологических состояний плода и новорожденного. Наблюдающееся в последние годы повышение значимости внутриутробных инфекций в перинатологии обусловлено, по мнению целого ряда авторов, возрастанием инфицированности женщин фертильного возраста, что в значительной степени связано с увеличением в современной человеческой популяции прослойки иммунокомпрометированных лиц, у которых в определенных стрессовых ситуациях легко развиваются различные инфекционно-воспалительные заболевания. Неоднозначными являются мнения исследователей о характере воздействия таких состояний на развивающийся плод и на возможность внутриутробного инфицирования детей.

Исходя из вышесказанного, особое внимание в нашем исследовании уделялось определению закономерностей развития вирусных инфекций у женщин, относящихся к группе повышенного риска возникновения патологии беременности, а также детей раннего возраста, рожденных от матерей с нарушениями механизмов противоинфекционной защиты.

У женщин, не подготовленных к беременности профилактическими мероприятиями, направленными на предупреждение развития инфекционных процессов, во время гестации наблюдались их обострения, что, в свою очередь, приводило к увеличению риска инфицирования плода и рождения нездорового ребенка.

Женщины, имевшие патологию беременности, чаще переносили вирусные инфекции. Так, в случаях преждевременных родов герпетическая инфекция регистрировалась у матерей в 19,7%, при наличии внутриматочной инфекции – в 22,7% случаев. В случаях внутриматочного инфицирования также актуальными были энтеровирусы, встретившиеся в 11,7% наблюдений.

Инфекционные процессы респираторной этиологии среди всех наблюдаемых беременных чаще диагностировались во II триместре - у 39,5% женщин, в III триместре – большее этиологическое значение имели вирусы группы герпеса (37,8%) и энтеровирусы (11,7%). При этиологической расшифровке суммарной респираторной инфекции в I и III триместрах выделены вирусы парагриппа (4,2 и 12,5% соответственно), во II триместре – аденовирусы (22,9%).

При развитии у беременных женщин вирусной инфекции происходили процессы, связанные с изменением количества иммунокомпетентных клеток в периферической крови. При снижении уровня CD3+ и CD4+лимфоцитов наблюдалась активация хронических вирусных инфекций. Выявлялась недостаточность гуморальных факторов – важнейшее условие патогенеза, от эффективности действия которого зависит течение процесса рецидивирования и характер генерализации инфекции. Иммуноглобулины играют важную функциональную роль посредников в развитии иммунного ответа и могут обусловливать результативность конечных, эффекторных реакций клеточных механизмов иммунитета в процессе инактивации вирусных антигенов. Имевшая место дисиммуноглобулинемия, наряду с выявленными фагоцитарными нарушениями, отсутствием функционального резерва фагоцитирующих клеток и изменениями количества иммунокомпетентных клеток в периферической крови, может свидетельствовать о некомпетентности иммунной системы при встрече с инфекцией. У этих женщин на фоне изменения иммунных функций присоединялись вторичные инфекции в виде кольпита в 28,7% случаев, бактериального вагиноза (6,0%), а также аднексита и кандидоза.

У обследуемых беременных женщин, заболевших вирусными инфекциями во II и III триместрах, в 66,7% случаев наблюдали формирование тяжелых форм фетоплацентарной недостаточности с исходом в синдром задержки развития плода, в 37,5% случаев – внутриматочное инфицирование, в 48,7% случаев диагностировали патологию беременности (многоводие, угрозу прерывания беременности, гестоз). Наблюдали развитие хронической внутриутробной гипоксии плода.

В зависимости от вида инфекции у беременных женщин во II и III триместрах наблюдались следующие изменения иммунологических параметров (рис.2):

– при герпетической инфекции – статистически значимое снижение функциональной активности фагоцитирующих нейтрофилов, относительного и абсолютного количества Т-лимфоцитов, относительного числа CD4+лимфоцитов, субпопуляционного индекса лимфоцитов СD4+/CD8+, концентрации IgM в сыворотке крови, повышение ЦИК, относительного количества CD8+лимфоцитов, относительного и абсолютного числа NK-клеток (CD16+лимфоцитов) (р<0,05);

– при респираторных инфекциях – снижение относительного числа лимфоцитов, абсолютного количества CD4+, CD8+лимфоцитов, относительного и абсолютного содержания CD16+лимфоцитов, повышение уровня сывороточного IgG, ЦИК, относительного количества В-лимфоцитов (CD19+лимфоцитов), титра комплемента СН50, НСТ-теста спонтанного и стимулированного, коэффициента стимуляции нейтрофилов (р<0,05).

Влияние вирусов на иммунологический профиль заключалось в том, что в ходе инфекции изменялся не один, а серия показателей, характеризующих иммунный ответ пораженного вирусом организма на чужеродные антигены.

У беременных женщин с вирусной инфекцией имелась тенденция к более выраженным изменениям компонентов иммунной системы в III триместре по сравнению со II триместром беременности в отличие от женщин, беременность которых протекала без вирусных инфекций.

При герпетической инфекции были выявлены изменения следующих показателей – абсолютного числа CD3+лимфоцитов, субпопуляционного индекса CD4+/CD8+, НСТ-теста спонтанного. С диагностированной респираторной инфекцией абсолютного числа CD8+лимфоцитов, CH50, НСТ стимулированного, КС нейтрофилов.

Проведенные вирусологические исследования выявили следующее: 68,9% детей, родившихся от матерей, имевших инфекционные процессы во время беременности, были инфицированы вирусами. При этом антигены вирусов респираторной группы у детей в периоде новорожденности обнаружены в 52,9%, ВПГ – в 60,7%, ЦМВ – в 3,9%, энтеровирусы группы Коксаки В – в 19,6% случаев. Два и более возбудителей выявлены у детей в 37,1% случаев. Последнее затрудняло определение ведущего этиологического фактора внутриутробного и перинатального инфицирования. Но, поскольку указанные вирусы не совпадали со спектром вирусных агентов у их матерей, правомочно полагать, что инфицирование произошло уже в постнатальный период, и немаловажное значение в этих случаях имели иммунные изменения, сформировавшие синдром нарушений противоинфекционной защиты в силу перинатально действующих неблагоприятных факторов (схема 3).

Чаще всего наблюдалась ассоциация вируса герпеса и респираторных вирусов – в 15,7%, энтеровирусов и респираторных вирусов – в 11,8% случаев. Уровень антител к респираторным вирусам имел тенденцию к увеличению в динамике наблюдения у 67,5% детей, что могло свидетельствовать об активности воспалительных процессов вирусной этиологии. Антитела к энтеровирусам определялись у 74,2% детей. Обращает на себя внимание тот факт, что 70,7% детей были инфицированы при наличии у матерей микст–инфекций.

загрузка...