Delist.ru

Образование Боспорского государства. Археология и хронология становления территориальной державы (01.07.2007)

Автор: Завойкин Алексей Андреевич

Нынешнее состояние памятника и открытые строительные остатки наводят на мысль, что наиболее ранние сооружения Китея (до середины IV вв.) не сохранились ввиду интенсивного разрушения берега. В конце IV – 1-й половине III веков поселение получает оборонительные стены и становится значительным укрепленным центром в системе боспорской фортификации. Не исключена вероятность, что первые свои стены (от которых сохранился цоколь северо-восточной башни «С») Китей получил еще во 2-й половине IV в., а в 1-й половине III в. они были основательно перестроены. Косвенно в пользу этого говорит то, что “??????” отмечен неизвестным автором перипла 2-й половины IV в. (Рs.-Scyl. 68). Хотя Пс.-Скилак ориентировался лишь на географическое положение называемых им поселений, мало обращая внимания на их внешние признаки, в ряду перечисленных им городов лишь наиболее значительные (Феодосия, Китей, Нимфей, Пантикапей, Мирмекий).

О Китее второй половины V – 1-й половины IV в. мы почти ничего не знаем, кроме как о его раннем святилище – зольнике.

Акра. В последние годы устоялось мнение, что деревня Акра “в пантикапейской земле” тождественна поселению у с. Заветное, расположенному между Нимфеем и Китеем (Strabo XI. 2, 8; Ps.-Arr. 76). По мнению А.В. Куликова, изучаемый им памятник был «не рядовым сельским поселением, а городищем с регулярной застройкой, мощными оборонительными сооружениями и, главное, с культурными слоями, формировавшимися непрерывно... с конца VI в. до н.э. по IV в. н.э.» (2001. С. 259, прим. 2). Тот же автор полагает, что и количество, и хронологический диапазон нумизматических находок с памятника свидетельствуют в пользу городского статуса поселения, с развитым обменом и обширными внешними связями (к 2001 г. учтено более 400 монет; Куликов. 2001). На основании анализа нумизматической коллекции А.В Куликов говорит о вхождении Акры в состав Боспорского государства «уже в первые десятилетия IV в. до н.э.» ( 2001. C. 273). Вывод представляется преждевременным и неподкрепленным необходимыми материалами. К сожалению, археологические данные (не опубликованы) с этого памятника не позволяют рассуждать на тему о статусе поселения и его истории.

«Зенонов Херсонес». Поселение (“Зенонов Херсонес” Клавдия Птолемея, III. 6, 4), судя по наиболее ранним находкам в слое над материковой скалой, возникло не ранее 1-й четверти V в. до н.э. (Масленников. 1992; Абрамов, Масленников. 1991). Древнейшие строительные остатки относятся к финальному периоду второго слоя (2-я четверть V – рубеж V–IV вв.). «...Где-то на рубеже V и IV вв. до н.э. или немного позже на городище имели место какие-то разрушения, сопровождавшиеся пожаром. Не исключено, что именно с этим можно связать... находки наконечников стрел скифского типа, датируемые, кстати, временем не ранее указанного, а также человеческий костяк...» (Масленников. 1992. С. 141).

Следующий период жизни поселения (2-я четверть IV – начало III вв.) характеризуется мощными отложениями в зольнике и менее значительными слоем на самом городище. В слое этого времени отмечены находки наконечников стрел. Из строительных сооружений открыты остатки двух помещений в юго-восточной части городища.

«Значительные перестройки на городище происходят в начале III в. до н.э., что выразилось, прежде всего, в возведении первых не вызывающих сомнение оборонительных стен, выявленных достоверно» (Масленников. 1992. С. 142).

Киммерик (европейский). Поселение на «холме А» возникает в 1-й половине V (скорее – 2-й четверти), а жизнь на нем завершается не позднее середины IV в. до н.э. Прекращение жизни на поселении в IV веке позволило И.Т. Кругликовой предположить: «Может быть, оно погибло от землетрясения, но, возможно, оно было покинуто в связи с изменением политической обстановки. В IV в. до н.э. происходила война Боспора с Феодосией... Может быть, Киммерик тоже был завоеван боспорскими царями в то же время и вошел в состав Боспорского царства. Не исключено, что именно с этим событием связано перенесение центра поселения на западный склон г. Опук, сопровождавшееся, вероятно, ростом города и его округи» (Кругликова. 1958. С. 243; 1975. С. 39).

Во 2-й половине IV в. до н.э. в двух км к западу от него, близ берега древнего залива появляется новое поселение (известны только находки). В III–II вв. недалеко от “Большого” и “Змеиного” холмов располагалось другое поселение. Примерно с рубежа н.э. на этих холмах (одновременно с возведением фортификационных сооружений на плато г. Опук и ее склонах), защищенных крепостными стенами, возникает небольшой городок, названный поздними античными авторами Киммерик.

Глава 3. Фанагория. Полис был основан в середине 540-х гг. до н.э. Новейшие материалы раскопок на «Верхнем городе» (исследования В.Д. Кузнецова) позволяют говорить о разрушениях, которым город подвергся в конце VI в. до н.э. (масштаб этих событий остается не ясен).

На рубеже 1-й и 2-й четвертей V в. до н.э. наблюдается значительное расширение территории города (В.С. Долгоруков (1990) говорит о двукратном увеличении площади), возведение на его «Южном городе» глиноплетневых построек, перекрывших периферийную часть раннего некрополя (Долгоруков, Колесников. 1993); а на «Верхнем городе» фиксируется масштабная перестройка (новый тип сооружений).

Во 2-й четверти того же столетия в центральной части городища выявлено прекращение жизни (и последующая засыпка) котлованов ранее возникших построек, в засыпи фиксируются следы пожара и бронзовые наконечники стрел, склад амфор. К тому же времени относятся и выкрытые на «Центральном раскопе» остатки построек, погибших в пожаре, в слое которого найдены предметы вооружения; а также, по-видимому, обнаруженный на одном из береговых раскопов В.Д. Блаватским амфорный склад (Кобылина. 1983).

На южной окраине следы разрушений данного периода не прослеживаются. В 3-й четверти V в. до н.э. здесь наблюдается “нормальная” жизнь греческого города: возводятся новые сырцово-кирпичные дома. Правда, в 430-х гг. этот район города обносится оборонительной стеной.

Слои V и IVго вв. до н.э. разделены в Фанагории горизонтом, характеризуемым разрушением построек, которое сопровождается пожарищами и многочисленными находками наконечников стрел. После катастрофы в конце V в. до н.э. застройка на «Южном городе» возобновляется спустя лет 25–50. Именно с этого момента в Фанагории наблюдается массовое строительство домов на цоколях из керченского известняка, получает распространение и керамическая кровельная черепица.

На рубеже V–IV вв. Фанагория лишается относительно недавно построенных городских оборонительных стен, которые вновь возводятся более полтора столетий спустя. (Одновременно с этим прекращается и чеканка городской серебряной монеты; последующие эмиссии монеты Фанагории начинаются синхронно восстановлению крепостных рубежей).

Все это позволяет уверенно говорить, что рассмотренные выше комплексы представляют собой материальное свидетельство военно-политических событий, произошедших в последней четверти V в. и сыгравших поворотную роль в судьбе полиса (Завойкин. 2004в).

Глава 4. Синдская Гавань/Горгиппия. Возникло поселение, судя по наиболее ранним находкам, примерно в середине – 3-й четверти VI в. до н.э. Отличительная особенность культурных слоев «Пред-Горгиппии», во-первых, –относительно худшая сохранность остатков 2-й половины V в. до н.э., по сравнению с более ранними; во-вторых, – почти все выявленные строительные горизонты сопровождаются следами пожаров (Алексеева. 1990а,б; 1997; 2003).

К I строительному периоду (2-я половина VI в) относится дом с помещениями 22 и 23.

Во П период (конец VI – середина V вв.) исследованный участок городища неоднократно застраивался и перестраивался (выделяются несколько строительных горизонтов, частично перекрывающих друг друга). Горизонт II–А (конец VI – 2-я четверть V в.): полуземлянки 15 и 23, сооруженные в конце VI – начале V в., прекращают функционировать и засыпаются не позднее 2-й четверти V в. В это же время над ними возводится наземный дом 1 на широких каменных цоколях. К тому же времени относится и “ров” – траншея, вскрытая в материке, засыпается которая во 2-й четверти V в. Горизонт II-Б (2-я четверть V в.): полуземлянки 15 и 23 были перекрыты многокамерным домом 1, находки из помещений которого не выходят за рамки данного периода. Поверх засыпанного “рва” возводится помещение 33, южнее “рва” возводится дом 8. Позднейшие находки, связанные с ним, также относятся ко 2-й четверти V в. Горизонт II–В (2-я четверть – середина V в.). В той же 2-й четверти V в. до н.э. большой дом 1 был перекрыт домом 2 (помещение 9). Судя по датирующим находкам и планиграфии, одновременен ему и дом 3 (помещение 12). Можно предполагать, что тогда же время строится дома 4, «6» и 7.

Ш строительный период (2-я половина V в.). К данному периоду, вероятно, может быть отнесен дом 11 (перекрывающий дом 7 и, в свою очередь, перекрытый строительными остатками IV-го периода); а также, возможно, дом 14 (перекрывший дом 13). В этот же период функционирует вымостка 183–183А и расположенный рядом с ней дом 9. В пределах 2-й половины V в. укладывается период жизни и гибели дома 12, пришедшего в середине – 3-й четверти V в. на смену дому 8.

IV строительный период (1-я половина IV в.). К данному строительному периоду относятся дома 15 и 16, перекрывшие дома 11 и 7. Комплексы полуподвальных помещений 38 и 32 этих домов, чрезвычайно обильные керамическими находками, представляют для нашей темы особый интерес. Во-первых, они могут быть датированы довольно точно (ок. 370–360 гг. до н.э.). Во-вторых, – они завершают историю «Пред-Горгиппии». Образование обоих комплексов связано с разрушением строений в пожаре.

Со временем территория города разрасталась, в том числе в восточном–юго-восточном направлении, где во 2-й четверти IV в. перекрыло древний некрополь. В этой части городища («Заповедник») строительство велось по единой градостроительной схеме, притом в отличие от традиционной ориентировки домов углами по сторонам света, здесь дома ориентированы по сторонам света стенами. В древней части города ориентировка углами сохраняется до конца античной истории.

Этот факт позволяет говорить, что застройка площади «Заповедника» – следствие не постепенного роста территории города, а масштабного и единовременного акта. Зная, что на это же время приходится переименование города в Горгиппию, допустимо предположить, что появление нового района города связано с расселением здесь нового контингента поселенцев (уже в рамках внутренней боспорской колонизации).

Начинается иная эпоха истории древнего города под новым названием (Завойкин. 1998; 2002). Как бы ни назывался город – предшественник Горгиппии, и каковы бы ни были обстоятельства его присоединения к державе Спартокидов, можно с достаточным основанием говорить, что эти события приходятся на период не ранее 2-й четверти IV в. (ок. 370–360 гг. до н.э.).

Глава 5. Гермонасса. Слой времени основания поселения в 1-й половины VI в. до н.э., исследован на Восточном раскопе (3еест. 1974; 1961). “Следы городской жизни” этого времени представлены хозяйственными ямами 2-й четверти VI в. Их перекрывает мусорный слой 2-й половины столетия и жилая постройка с печами, хозяйственными и зерновой ямами конца VI – начала V в. Каменный фундамент здания с остатками сырцовой кладки 1-й половины V в. был открыт на Нагорном раскопе (Коровина. 1992). В целом строительные остатки V века сохранились плохо.

Слои VI–V вв. изучались и на Северном раскопе, где их мощность была наибольшей в сравнении с последующими, как и на других участках памятника. «Весь материал... подтверждает мнение И.Б. Зеест об интенсивной экономической жизни Гермонассы в доархеанактидовское время...» (Коровина. 1992. С. 27; Финогенова. 2005). Древнейшие сооружения представлены здесь горелым слоем – по-видимому, глинобитный пол и остатки стен из тростника, обмазанного глиной. Эта конструкция была углублена в материк. Постройка, судя по упомянутым находкам, была возведена еще в 1-й половине VI в. и погибла в пожаре (Финогенова. 2005). В конце VI в. до н.э. на этом месте строится новый дом на каменных фундаментах, ориентированных СВ – ЮЗ. К западу выявлены остатки еще одного дома того же времени. А к северу от него – угол кладок, ориентированных по сторонам света. В свое время И.Б. Зеест (1977) обратила внимание, что для древнейшего периода характерна ориентировка улиц по оси СВ – ЮЗ. Для конца VI – начала V в. выделяется не менее двух строительных горизонтов, но сохранность сооружений плохая. Можно лишь отметить, что между перестройками не было “разрыва” и ориентация их сохранялась традиционной (Финогенова. 2005).

В середине V в. на месте предшествующих построек возводится дом с подвалом, стены которого сложены из сырцовых кирпичей. «Дом погиб в пожаре... фрагменты амфор... датируют объект третьей четвертью V в. до н.э.» (Финогенова. 2005. С. 428).

«В IV–III вв. до н.э. по непонятным причинам на данном участке архитектурные остатки почти не сохранились, хотя западнее, на Нагорном и Северном раскопах были открыты монументальные сооружения как общественного, так и частного характера (Коровина. 2002. С. 51–64)». Но «…если в IV–III в. до н.э. северо-восточный участок не был застроен, то к концу эллинизма жизнь на нем постепенно начинает активизироваться» (Финогенова. 2005. С. 428–429).

Патрей. Судя по наиболее ранним находкам, поселение возникло во 2-й четверти – середине VI в. до н.э. (вплоть до начала III в. до н.э. занимало западную половину городища) (Абрамов. 1999; 2004). К большому для нас сожалению, слои 2-й половины V и IV вв. сохранились плохо и почти не исследовались.

Раскопками Б.Г. Петерса и А.П. Абрамова открыты остатки сырцовых стен домов (четыре строительных периода), ориентированных по оси север – юг (с конца VI до середины IV в. до н.э.). Отмечено, что стены ранее 2-й половины IV в. (последние возводились на каменных цоколях) строились непосредственно на поверхности материка или же укладывались на сырцовые кладки предшествующего строительного периода.

Выделяются два катастрофических для истории города горизонта: последней четверти VI в. до н.э. (слой пожарища, находки наконечников стрел, оставленные склады амфор (Абрамов. 2006; Таскаев. 1999) и 2-й четверти V в. до н.э. (слой пожара, склады амфор, клад монет из затопленной части (Абрамов. 1993а; 1994; 1999; Абрамов, Болдырев. 2001)). «Однако поселение достаточно быстро восстанавливается» (Абрамов. 1999. С. 17–18).

Анализ статистического распределения амфорных складов (наземной и затопленной части памятника) отчасти восполняют лакуну данных по периоду, почти не представленному в слоях городища. Четко прослеживаются два пика: во 2-й и 4-й четвертях V в. до н.э.

Кепы. Боспорский город, основанный милетянами во 2-й четверти VI в. (Кузнецов. 1992; 1991а,б; Сокольский. 1963а), к началу IV в. до н.э. уже входил в состав государства Сатира I (Aesch. III. 171–172). Нашло ли изменение статуса Кеп в конце V в. отражение в археологических материалах? К сожалению, слои и строительные остатки доэллинистической эпохи сохранились фрагментарно, что объясняется неоднократными перепланировочными работами (Кузнецов. 1992).

Наиболее ранние строительные остатки и слои (2-й половины VI в. до н.э.) были вскрыты на верхнем плато городища. Работы на Западном (А) раскопе позволили Н.И. Сокольскому утверждать, что «во второй половине VI в. до н.э. город на верхнем плато занимал уже значительную территорию и жил интенсивной жизнью. Можно твердо говорить о том, что в середине VI в. до н.э. Кепы как город или постоянное поселение (?????????) уже существовали» (Сокольский. 1963а. С. 100–101; cр.: 1962б. C. 83).

Около четырех десятков архаических ям в материке было вскрыто В. Д. Кузнецовым в северо-западном углу городища. По наличию в заполнении ям следов пожара и хронологии находок выделяется серия ям, связываемая с перепланировкой в 3-й четверти VI в. (Кузнецов. 1992). В некоторых из них найдены наконечники стрел. Следующая серия ям (с находками конца VI – начала V в.) следов пожарища не имеет, но связывается исследователем с перепланировкой рубежа VI–V вв. и сопоставляется с гибелью в пожаре дома, раскопанного Н.И. Сокольским в 1970 г.

В 1970 г. были раскопаны остатки слоев и строений из сырцового кирпича: заглубленная в материк подвальная часть дома (Сокольский. 1973б; 1975). Исследователь выделяет три строительных периода в жизни здания. Во втором подвал был разделен на четыре отсека, в одном из которых обнаружен склад амфор, последняя партия которых датируется 2-й четвертью V в. до н.э. По мнению Н.И. Скольского, дом перестал существовать около середины V в. до н.э.

К сказанному о данном периоде жизни города мало что можно добавить. Находки мраморной головки куроса ок. 530–510 гг. (Сокольский. 1962а; 1963а) и граффито конца VI в. с посвящением Афродите (Сокольский. 1973б) предполагают высокий уровень культурной и религиозной жизни города уже в период поздней архаики.

О Кепах 2-й половины V –IV вв. известно меньше. Н.И. Сокольский по этому поводу отмечал: «Материалы исследований указывают на наибольший расцвет Кеп не в IV в., как это обычно для городов европейского Боспора, а скорее в III–II вв. до н.э.» (Сокольский. 1963а. С. 105). Трудно сказать, насколько такой вывод правомочен, если слои (без строительных остатков) IV в. выявлены только на Западном раскопе небольшими пятнами, мощностью не более 0,1–0,5 м (Сокольский. 1961а; 1961б). На других участках слой IV века не представлен. Вероятно, правильнее сказать, что мы не располагаем данными по этому периоду истории города (тем более, что и по III–II вв. материалов мало).

??м??????????????Є

-ло основано на рубеже VI–V вв. до н.э. (Коровина. 1963; 1968). А.К. Коровина полагает, что «вероятно оно возникло в результате прихода сюда греков из уже основанных на Боспоре городов, скорее всего Фанагории» (Коровина. 1968. С. 63).

Раскопки в центральной части останца городища проводились на площади всего 150 м2 (Коровина. 1968). Столь незначительный объем работ в периферийной части поселения, к сожалению, не позволяет сказать о нем много. А.К. Коровина (1968) выделяет пять слоев. Первый архитектурных остатков не содержал (три ямы конца VI–V вв.). Второй отделяется от предыдущего прослоем пожарища. К слою относится черепяная вымостка. Основную массу находок составляет керамика конца V–IV вв. А.К. Коровина отмечает две особенности керамического комплекса: 1) преобладание изделий “фанагорийских” мастерских; 2) «большое количество лепных горшков и мисок, наиболее близкие аналогии которым мы находим в Прикубанье...» (Коровина. 1968. Рис. 4). Третий слой содержал каменные цоколи сырцовых стен, группы камней и галечные вымостки. Слой датируется концом IV–III вв. (Коровина. 1968. С. 60)...

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7