Delist.ru

Культурно-исторические процессы в степях Южного Урала и Казахстана в начале II тыс. до н.э. (памятники синташтинского и петровского типов) (01.07.2007)

Автор: Виноградов Николай Борисович

К настоящему времени территория, занятая памятниками синташтинского типа (47 объектов), достаточно хорошо очерчена. Самый северный из них на сегодняшний день – поселение Шибаево I в Еткульском районе Челябинской области. Восточная и юго-восточная границы представлены материалами, полученными К.В. Сальниковым при изучении площадки под Царевым курганом на р. Тобол, а также синташтоидным в своей основе могильником у с. Петровка в Северо-Казахстанской области республики Казахстан. Наиболее южные поселения и могильники с синташтинскими материалами изучены в степях восточного Оренбуржья и в Костанайской и Актюбинской областях республики Казахстан. Западная граница маркирована пока могильником у горы Березовой в Оренбуржье.

Особо следует подчеркнуть важность подразделения территории, занятой памятниками синташтинского типа, на область, где пока известны как поселенческие, так и погребальные памятники, и на периферию, где представлены лишь могильники.

Территория, занятая как синташтинскими поселениями, так и могильниками, приурочена к предгорьям восточного макросклона Южного Урала и к Зауральскому пенеплену и вытянута с севера на юг от причелябинского района до северных районов Оренбуржья и Кустанайской области Казахстана.

Следует отметить, что вне пределов этой территории отдельные синташтинские погребения на восток распространены до р. Тобол. Кроме того, чрезвычайно важно отметить явное, хотя и неравномерное, присутствие синташтинских культурных признаков в материальной культуре (прежде всего, в керамике и металлопроизводстве) целого ряда памятников южноуральской абашевской культуры.

Основные характеристики памятников синташтинского типа

Поселенческие памятники синташтинского типа известны лишь в Южном Зауралье и Костанайской области Казахстана (пос. Семиозерное II). Их представляют 23 укрепленных поселения. Данные об иных типах синташтинских поселений в этой части синташтинского ареала фрагментарны и нуждаются в уточнении. Любые суждения о наличии иерархичности поселенческих синташтинских памятников пока преждевременны.

Поселения строились явно по неким планам, разметке на местности и локализовались на приречных площадках высокой поймы и первой надпойменной террасы высотой от 1,5 до 4,5 м, обычно в пределах широких долин рядом с глубокими речными плесами. Площадки, ограниченные оборонительными сооружениями, для синташтинских поселений известны как округлой, овальной, так и неправильной формы. Их площадь достигает 25000 м2. Оборонительные сооружения представлены сочетанием обводных стен и рвов. Конструкции обводных стен сложны и выполнены с использованием различных строительных материалов: дерева, глиняных блоков и заливкой глиной, дерновых блоков, каменных плит. Использовались и глинисто-песчано-известковые растворы с гравием. Ряд синташтинских поселений помимо обводных имел и радиальные стены, делившие памятник на секторы. Внутренняя застройка представлена массивами слабо углубленных в материк помещений под единой кровлей вдоль внутреннего края обводных стен. Торцевые стены помещений одновременно служили и внутренней стороной обводной стены. В зависимости от формы площадки, ограниченной таким образом, помещения могли иметь либо прямоугольную, либо трапециевидную в плане форму. Значительные по площади (от 90 до 140 м2) и, как правило, относительно стандартные в пределах одного памятника помещения имели каркасную систему организации стен, их разделявших. Каркас был представлен вертикальными столбами вдоль краев неглубоких котлованов. Собственно стены «набирались» из горизонтальных бревен (бруса?), уложенных на материковый останец между котлованами помещений и зафиксированных горизонтальными распорками. Скорее всего, стены, разделявшие помещения, первоначально были полыми, а по мере функционирования пространство между ними заполнялось золой и бытовыми отходами. Это предположение аргументируется наличием мощных слоев зольников, которые фиксируются в котлованах помещений в ходе исследования. Кровля массивов помещений реконструируется как плоская, со светодымовыми проемами и с небольшим уклоном в сторону внутренней площадки. К некоторым из них со стороны этой площадки пристраивались небольшие хозяйственные пристройки или навесы. Внутреннее пространство делилось деревянными перегородками на две части: жилую и хозяйственную. Организующим центром хозяйственной части помещений являлся колодец. При сооружении колодцев, скорее всего, использовались плетеные из прутьев цилиндры диаметром около 1,0 м, которые, по мере углубления, ставились один на другой. Вероятно и существование надколодезных глинобитных сооружений. У края колодца размещались глинобитные или выложенные из глиняных кирпичиков (пос. Семиозерное II) печи нескольких типов. Значительная площадь помещений позволяет предположить существование перемещаемых жаровен, предназначенных для обогрева воздуха. Выходы из помещений на внутреннюю площадку оформлялись наклонными пандусами с утоптанными поверхностями. В центральной части внутренних площадок синташтинских укрепленных поселений – свободная от застройки площадь. Входов во внутреннее пространство укрепленных поселений могло быть несколько (пос. Устье I). Их ширина, зафиксированная по окончаниям рвов, позволяла и передвижение транспортных средств.

Сложность и завершенность архитектурно-планировочных решений, применявшихся при возведении синташтинских укрепленных поселений, совокупность методов и приемов, использовавшихся при их сооружении, убеждают в том, что в данном случае необходимо видеть результаты сложившегося на других территориях разностороннего опыта строительной деятельности.

Синташтинские могильники в Южном Зауралье локализуются на невысоких площадках у берегов рек. Лишь погребальные сооружения могильника Солнце II находятся на площадке высотой 14–16 м от уровня воды в р. Нижний Тогузак. По данным В.В. Ткачева, синташтинские могильники в Степном Приуралье также занимают невысокие площадки первой надпойменной террасы, либо водораздельных возвышенностей. В ряде случаев могильники находятся на противоположном относительно поселения берегу реки при наличии рядом с поселением площадок, пригодных для обустройства некрополя. Возможно, в этих фактах отразились представления о наличии водной преграды между миром живых и мертвых.

В абсолютном большинстве синташтинские могильники курганные. Археологи единодушны в том, что синташтинские курганы справедливее именовать погребальными полями или площадками, где последовательно совершались захоронения членов большесемейной общины с локальными надмогильными сооружениями над ними. Отмечены примеры резервирования места в пределах площадки для конкретных персон из состава общины (мог. Каменный Амбар-5, к. 4). В процессе их последующего руинирования происходило смыкание их развалов и образование единого кургана.

Количество погребений в пределах одной площадки порой достигает десятков. Установлено, что в центре погребальной площадки располагались одна или несколько (чаще две) крупных могильных ям. Остальные расположены по кругу относительно центральных по периферии площадки. Авторские наблюдения показывают, что количество центральных ям и связанных с ними периферийных может варьировать (мог. Кривое Озеро, к. 10). Комплексы синташтинских некрополей могли формироваться как за счет впускных погребений, так и путем «пристраивания» новых к уже существующим.

В синташтинских могильниках преобладают захоронения в ямах прямоугольной формы. Остальные варианты (ямы с подбоями, катакомбы) единичны. Параметры синташтинских могильных ям (отношение длины к ширине и глубине) составляет в частях 4 : 3 : 4. От могильных ям культур позднего бронзового века синташтинские отличает большая глубина. Особенностью синташтинской погребальной обрядности являются сложные внутримогильные сооружения. Конструктивные детали устройства погребальных камер в синташтинских крупных могилах предполагали применение угловых и изредка центральных вертикальных столбов. Назначение последних пока не вполне понято. Стенки выполнялись из плах или тесаных досок. Высота камеры могла достигать 1,0 м или даже несколько более. Поперечное деревянное перекрытие устраивалось из бревен или плах, иногда (Синташтинский II могильник) в несколько слоев. Необходимо особо подчеркнуть устойчивое бытование традиции сооружения двойного перекрытия на разных уровнях. Д.Г. Зданович предпочитает говорить не о двойном перекрытии, а о двух погребальных камерах. В их размерах прослеживается определенный стандарт. По вопросу о существовании у синташтинского населения склепов с возможностью неоднократного подзахоронения мы считаем, что на настоящий момент убедительных свидетельств бытования этой традиции нет.

Особенностью погребального обряда синташтинского населения в Южном Зауралье является помещение рядом с могильными ямами или в них самих (на перекрытии, на полу, в специально устроенных в торцевой части погребальных камер отсеках) большого количества частей или целых туш домашних животных. Хорошо известны и следы использования огня в синташтинском погребальном обряде.

Могильные ямы могли содержать как индивидуальные, так и коллективные захоронения. Так, в двух центральных могилах кургана 25 Большекараганского могильника было погребено не менее 14 человек. Обряд погребения взрослых людей предполагал преимущественно захоронение на левом боку, в слабо скорченном положении, головой на север или северо-запад. Лишь в Синташтинском могильнике имеется некоторое количество погребений на спине, с поднятыми в коленях ногами, а также единичные «вторичные» погребения («пакеты»).

Керамическая посуда из синташтинских памятников разделена на несколько подгрупп. Основная часть сосудов определена как горшечно-баночные. Ведущим типом керамики памятников синташтинского типа считаются горшечно-баночные сосуды горизонтальных пропорций. Их характерными признаками являются резко отогнутый венчик, «внутреннее» ребро, в различной степени выраженное ребро при переходе от невысокого плеча к тулову преимущественно усеченно-конической формы. Геометрическая орнаментация, выполненная в разнообразной технике (прочерчивание, гладкие и гребенчатые штампы, вдавления), покрывает всю внешнюю поверхность большинства синташтинских сосудов. Рельефные элементы декора (налепные валики, «шишечки») единичны. Часть сосудов отличны от описанных выше лишь намеченным ребром или практически плавным переходом от плеча к тулову при сохранении всех остальных, присущих первой подгруппе, признаков. Указанная разновидность синташтинской керамики ни в одном из памятников не является ведущей, многочисленной и интерпретируется, скорее, как технологический сбой.

Второй тип горшечно-баночных синташтинских сосудов представлен преимущественно плоскодонными сосудами горизонтальных пропорций с уплощенным венчиком, короткой отогнутой наружу шейкой и ребром при переходе от плеча к тулову. «Внутреннее» ребро отсутствует. Ребро при переходе от плеча к тулову здесь размещено более низко и исполнено «мягко». Как и сосуды первого типа, они сформованы на сосудах-основах. Что касается орнаментации, то отсутствует предварительная разметка, столь обычная для первой подгруппы. Тесто сосудов рыхлое. Мы рассматриваем эту керамику как «протосрубную», достаточно близкую керамике памятников потаповского типа и отражающую одну из двух основных, одновременных и родственных групп синташтинского населения. Важно то, что эта керамика обнаруживается в одних погребениях с сосудами первой подгруппы (мог. Каменный Амбар-5). Отдельную подгруппу составляют крупные баночные сосуды (корчаги) с массивным верхним краем, подчеркнутым рельефными налепными или формованными валиками. По тулову они преимущественно орнаментированы многорядным широким горизонтальным зигзагом, иногда с вертикальными «разделителями». Небольшая серия миниатюрных сосудов: как острореберных, пышно украшенных, с парой отверстий по основанию шейки, так и плавнопрофилированных, кубковидных, на поддоне, и уникальные плавнопрофилированные вазовидные сосуды из Синташтинского II могильника, мог. Каменный Амбар-5, с орнаментацией, близкой пиктографической, на наш взгляд, обеспечивали различные обрядовые действия. Небольшая группа плавнопрофилированных сосудов с богатой гребенчатой орнаментацией и наличием вертикально ориентированных орнаментальных композиций трактуется нами как возможное свидетельство включения в состав синташтинских общин представителей аборигенного населения.

Металлические предметы из синташтинских памятников изготовлены в основном из мышьяковой бронзы, гораздо реже – биллона и чистой меди. Особенностью синташтинского металлокомплекса является его выраженная пластинчатость. Пластинчатые специализированные ножи, ножи-кинжалы, тесла, серпообразные орудия, струги, шилья без упора в синташтинских памятниках сочетаются с наконечниками копий с несомкнутыми втулками, вислообушными топорами с бойком на обушной части, массивными, иногда прорезными, наконечниками стрел. Особенность синташтинскому металлокомплексу придают несколько типов бронзовых крюков, гарпуны.

Костяные и роговые предметы из раскопок памятников синташтинского типа иллюстрируют в основном скотоводческую направленность хозяйства. Они представлены тупиками, шильями, разнообразными лощилами-полировальниками.

Щитки псалиев из памятников синташтинского типа округлые, овальные, или сегментовидные. Округлое центральное отверстие усилено валиком. На планках – по три-четыре отверстия. Шипы почти всегда монолитные.

Каменные орудия из памятников синташтинского типа преимущественно связаны с горным делом и металлообработкой: рудотерки, песты, молотки и молоты, наковальни, абразивы. Многочисленны наконечники стрел двух основных типов: черешковые и подтреугольные с прямым подтесанным основанием.

История изучения и территориальные пределы распространения

памятников петровского типа

Ареал памятников петровского типа намного шире синташтинских: от истоков западных притоков Тобола до Среднего Притоболья, Петропавловского Приишимья, Верхнего Притоболья и частично Центрального Казахстана. По нашему мнению, нуртайские памятники, в силу их чрезвычайной близости петровским Северного Казахстана и Южного Зауралья, должны рассматриваться как вариант петровских. Нами учтено более 80 петровских памятников. Большинство поселений с петровской керамикой известны лишь по результатам разведочных работ.

Памятники петровского типа и их материальный мир

Петровские поселения в Южном Зауралье представлены как укрепленными, с подпрямоугольными в плане оборонительными системами, так и неукрепленными поселениями. Укрепленные поселения в Южном Зауралье масштабно изучены лишь в одном случае – на укрепленном поселении Устье I, площадью до 20000 м2. Характеристики внутренней застройки здесь практически аналогичны синташтинским. Однако использование петровским населением собственно синташтинских помещений исключено, поскольку и планиграфически, и стратиграфически зафиксировано их несовпадение. Помещения, расположенные двумя массивами вдоль внутренней стороны длинных стен, по площади достигали 150–160 м2, имели неглубокие (до 0,4 м в материке) котлованы. Внутреннее пространство было поделено на жилую и производственную части. Массивы внутренней застройки на Устье I разделяет широкая незастроенная площадка – «улица». Отмечены случаи оштукатуривания стен жилой части помещений. Петровские слои зафиксированы и на ряде других укрепленных поселений, в частности, на укрепленном поселении Аландское в Северном Оренбуржье.

Архитектура петровской части поселения Кулевчи III представлена помещениями 2–5, плотно расположенными друг к другу и разделенными лишь засыпными стенами. Отсутствие здесь следов оборонительных сооружений объясняется значительными изменениями в организации хозяйственно-экономической жизни петровского населения Южного Урала.

В Зауралье оборонительные укрепления зафиксированы Т.М. Потемкиной на пос. Камышное II. Петровские укрепленные поселения в Северном Казахстане исследованы Г.Б. Здановичем и В.В. Евдокимовым и представлены поселением Новоникольское I, Петровка II, Боголюбово I, Семиозерное II. Первые два – характеризуются фортификационными сооружениями, отграничивающими площадку подпрямоугольной формы. Обозначенные памятники демонстрируют концепцию фортификационных сооружений и организации внутренней площадки, аналогичную синташтинским и петровским укрепленным поселениям Южного Зауралья. Мы полагаем, что на окраинах петровского ареала (Петропавловское Поишимье, Среднее Притоболье) традиция сооружения укрепленных поселений продолжилась некоторое время и на развитом этапе истории алакульских культур этих районов.

Неукрепленные петровские поселения исследованы О.А. Кривцовой-Граковой и В.В. Евдокимовым также и в Верхнем Притоболье (Алексеевское, Конезавод III). Петровская керамика известна и из раскопок исследованных Т.М. Потемкиной поселений эпохи поздней бронзы в Среднем Притоболье.

Петровские погребальные памятники исследованы во всех районах распространения памятников петровского типа. В Южном Зауралье это могильник Кривое Озеро, могильник Каменный Амбар-5, Большекараганский могильник (курган 22), отдельные погребения могильника Кулевчи VI, могильников Степное I, Троицк-7. В Зауралье петровские погребения серийно изучены Т.М. Потемкиной в могильнике Верхняя Алабуга. Известны они и в Грызановском могильнике, в могильнике Чистолебяжье и ряде других погребальных памятников. В Северном Казахстане петровские могильники, помимо могильника у с. Петровка, представлены такими памятниками, как Кенес, Берлик II, Аксайман, Улубай, Бектениз, Графские Развалины.

Петровская погребальная обрядность обнаруживает значительное сходство с синташтинской. Господствует кольцевое расположение периферийных погребений относительно центрального. Надмогильные сооружения возводились над отдельными погребениями, в процессе руинирования смыкались и образовывали, казалось, единый «курган». Продолжилась традиция сооружения в могилах деревянных погребальных камер. Могильные ямы с петровскими захоронениями взрослых людей ориентированы в большинстве в широтном направлении. Петровская погребальная обрядность предполагала для взрослых погребенных захоронение на левом боку, скорченно, головой преимущественно в западном секторе. Погребальный инвентарь петровских взрослых погребений менее пышен и обширен, нежели синташтинский. Керамика петровских памятников также подразделена на ряд подгрупп. В подгруппе горшечно-баночных сосудов ведущим стал тип приземистых сосудов, сформованных на сосудах-основах из теста с добавкой преимущественно измельченного талька и шамота. Характерным признаком формы становится утолщение-валик под венчиком с внешней стороны. Переход от плеча к тулову оформлен как высоко поднятым ребром, так и промежуточными от ребра к уступу вариантами. В сравнении с синташтинским временем, существенно увеличивается доля сосудов со слабо выпуклым туловом. Орнамент выполнен преимущественно гладкими штампами, прочерчиванием и распределен по двум-трем орнаментальным зонам (шейка, верхняя часть тулова и придонная часть). Сплошь орнаментированные сосуды крайне редки, как и орнаментирование донной части. При орнаментировании применялись от двух до семи элементов орнамента.

В большинстве это равнобедренные, наклонно заштрихованные треугольники в сочетании с горизонтальными линиями и горизонтально ориентированными зигзагами. Подгруппа баночных сосудов представлена преимущественно крупными сосудами-корчагами с утолщением-валиком под венчиком с внешней стороны, орнаментированными по тулову широкими многорядными горизонтальными зигзагами, иногда с вертикальными «разделителями». Нужно отметить в керамическом комплексе петровских памятников Южного Зауралья присутствие единичных раннесрубных (покровских) сосудов, выполненных, по основным параметрам, по иной технологии и в иной технике.

Близость срубного «мира» обусловила существование в Южном Зауралье раннесрубно-петровской контактной зоны с неустойчивыми характеристиками керамики.

Именно в петровской гончарной традиции сформировались стереотипы алакульского гончарства. Переход к нему был эволюционным и сопровождался появлением промежуточных, переходных форм в керамике.

По нашему мнению, петровскими могут считаться лишь памятники с керамикой типа петровской части керамической коллекции из раскопок поселения Кулевчи III в Южном Зауралье.

Для памятников петровского типа характерны большие серии металлических предметов. Их анализ для поселения Кулевчи III (около 70 экземпляров), проведенный А.Д. Дегтяревой, С.В. Кузьминых и Л.Б. Орловской, показал, что предметы изготовлены из металлургически чистой меди (около 70%), оловянной (17%) или оловянно-мышьяковой бронзы. Для могильника Кривое Озеро А.Д. Дегтярева и С.В. Кузьминых полагают, что синташтинское и петровское металлопроизводство базировались на одних и тех же схемах получения металлических предметов, но различаются по химическому составу металла, а также по уровню развития литейной технологии и особенностям кузнечной доработки изделий.

Как и синташтинские, петровские металлические предметы отличает выраженная пластинчатость. Среди типов петровских металлических изделий различные типы специализированных ножей, ножи-кинжалы различных разрядов, наконечники копий с цельнолитой втулкой, массивновислообушные топоры, тесла, серповидные орудия, шилья без упора. В сравнении с синташтинским металлокомплексом, в петровском отсутствуют бронзовые крюки, наконечники копий с кованой несомкнутой втулкой, наконечники стрел. Серповидные орудия становятся более широкими и изогнутыми. Изменяются пропорции тесел, желобчатых браслетов. При сохранении выраженной пластинчатости для петровских двулезвийных ножей характерно увеличение доли их кузнечной доводки, в частности, двусторонней проковки лезвия.

Как и в памятниках синташтинского типа, в петровских Северного Казахстана и Южного Зауралья более всего представлены орудия, связанные с производством и обработкой металлов. Большинство костяных орудий обеспечивали различные этапы работы с продуктами скотоводства. В петровское время дисковидные псалии без выделенной планки, столь обычные для синташтинских комплексов, заменяются на дисковидные, сегментовидные, либо прямоугольные (для Северного Казахстана) с непременной выделенной планкой, зачастую снабженной выступами-«рожками» у основания.

Таким образом, материальная культура памятников синташтинского и петровского типов, при несомненных чертах сходства, имеет и существенные отличия.

Глава 3. Памятники синташтинского типа – начальная фаза

культурогенеза

загрузка...