Delist.ru

Культурно-исторические процессы в степях Южного Урала и Казахстана в начале II тыс. до н.э. (памятники синташтинского и петровского типов) (01.07.2007)

Автор: Виноградов Николай Борисович

Содержание работы

Введение

Во введении приводится информация, изложенная в разделе «Общая характеристика работы» настоящего реферата.

Глава 1. Проблема культурогенеза в степях Южного Урала

и Казахстана в первые века II тыс. до н.э. в работах отечественных

исследователей в ХХ – начале ХХI века

Глава содержит ретроспективный обзор решения проблемы культурогенеза на Южном Урале и в Казахстане в первые века II тыс. до н.э. исследователями на протяжении последних пятидесяти лет.

История изучения заявленной проблемы представлена в виде двух последовательных этапов.

Первый – продолжался с конца 1940-х – начала 1950-х годов до начала 1970-х годов, т.е. до времени появления в составе объектов внимания и исследования памятников синташтинского, петровского типов и, по сути, в рамках представлений тех лет касался андроновского культурогенеза. За это время исследователями была накоплена солидная, но весьма неравноценная по представленности элементов, источниковая база для реконструкции культурогенетических процессов в Южном Зауралье и Северном Казахстане в первые века II тыс. до н.э. Имевшиеся в распоряжении исследователей, накопленные с начала ХХ века соответствующие материалы, казалось, свидетельствовали об автохтонном генезисе андроновской, а позднее алакульской культуры, осложненном внешними (абашевскими, полтавкинскими) влияниями. Вершинными событиями этого этапа стало появление концепций К.В. Сальникова и В.С. Стоколоса. К.В. Сальников до конца остался последовательным сторонником тезиса о единстве андроновской культуры и атрибуции федоровских, алакульских и замараевских комплексов, как отражения этапов истории одной и той же андроновской культуры. Напротив, В.С. Стоколос развивает гипотезу М.Г. Мошковой и Э.А. Федоровой-Давыдовой о возможности обособления в ранге культур федоровских и алакульских памятников. При внешнем несходстве их объединяет объяснение происхождения андроновской (К.В. Сальников), алакульской (В.С. Стоколос) культур из контекста местных предшествующих культур, при наличии инокультурных воздействий. В начале 1980-х годов В.С. Стоколос выступил с решительной критикой концепции новокумакского хронологического горизонта, продолжая настаивать на отсутствии генетической связи между памятниками новокумакского типа и алакульскими, отрицая более раннюю датировку новокумакских комплексов в сравнении с алакульскими.

Второй этап (1970-е годы – начало ХХI века) ознаменовался рядом открытий прорывного значения. К их числу необходимо отнести выделение в Северном Казахстане Г.Б. Здановичем памятников петровского типа, создание культурно-хронологической шкалы бронзового века для Среднего Притоболья (Т.М. Потемкина).

Однако, как выяснилось, ключевыми для решения проблемы культурогенеза в первые века II тыс. до н.э. явились территории, прилегавшие с востока к горным хребтам Южного Урала, и соседние районы Северного Казахстана. Именно они стали основным исследовательским полигоном для археологов на втором этапе истории изучения заявленного в 1970-е годы блока проблем – в начале ХХI века. Именно здесь в начале 1970-х годов были открыты яркие памятники синташтинского типа (В.Ф. Генинг, К.Ф. Смирнов, Е.Е. Кузьмина), а в конце 1970-х годов и памятники петровского типа (Н.Б. Виноградов, Г.Б. Зданович). Следует подчеркнуть качественное отличие этого этапа от предшествующего, прежде всего, по собственно полевой методике (раскопки поселенческих памятников широкими площадями) и по невиданному доселе в отечественной науке применению методов естественных наук при анализе археологических материалов.

Открытие укрепленных поселений бронзового века в Южном Зауралье связано с именами К.В. Сальникова (Мало-Кизильское селище) и В.С. Стоколоса (укрепленное поселение у с. Кизильское). Однако подлинные масштабы распространенности укрепленных поселений бронзового века в Южном Зауралье открылись лишь после начала сотрудничества археологов ЧГПУ со специалистами по дешифрированию аэрофотоснимков – И.М. Батаниной и Н.В. Левит – в 1986 году. В течение обозначенного периода были исследованы широкими площадями такие укрепленные поселения, как Синташтинское I (В.Ф. Генинг, Г.Б. Зданович, В.В. Генинг), Аркаим (Г.Б. Зданович), Устье I, Ольгино (Н.Б. Виноградов), Аландское, Берсуат (Ягодный Дол), Куйсак (Т.С. Малютина, Г.Б. Зданович, Д.Г. Зданович), поселения: Кулевчи III (Н.Б. Виноградов, Г.Б. Зданович), Семиозерное II (В.В. Евдокимов). Изучена целая серия могильников: Синташтинский (В.Ф. Генинг, Г.Б. Зданович, В.В. Генинг), Большекараганский (С.Г. Боталов, С.А. Григорьев, Г.Б. Зданович), Кривое Озеро (Н.Б. Виноградов), Солнце II (А.В. Епимахов), Каменный Амбар-5 (В.П. Костюков, А.В. Епимахов, Д.В. Нелин). Изучение синташтинских памятников в Степном Приуралье, начатое раскопками кургана 25 Ново-Кумакского могильника (К.Ф. Смирнов, Е.Е. Кузьмина), было продолжено В.В. Ткачевым, М.В. Халяпиным (могильники Танаберген II, Жаман-Каргала II, «У горы Березовой» и др.). В результате была сформирована обширная источниковая база, введение которой в научный оборот, благодаря исключительному богатству заложенной в ней информации и сложности ее однозначной интерпретации, на наш взгляд, затянется на многие десятилетия.

В течение 1970–1990-х годов по мере накопления базы источников значительно трансформировались представления исследователей по обозначенному кругу проблем.

Как результат комплексного исследования серии ярких памятников синташтинского типа в Южном Зауралье и в Степном Приуралье появились концепции, сочетавшие в различных пропорциях автохтонную и миграционную модели культурогенеза в первые века II тыс. до н.э. Речь идет, прежде всего, о концепции культурогенеза, предложенной К.Ф. Смирновым и Е.Е. Кузьминой в 1977 году и развитой Е.Е. Кузьминой в целом ряде последующих работ. Ею впервые был озвучен и аргументирован тезис о массовых индоиранских миграциях в Волго-Уралье, на Южный Урал, послуживших основой формирования облика культур как андроновского, так и срубного круга позднего бронзового века. Что касается культурогенеза в обозначенный период, то при определенном вкладе местных обществ ведущую роль в этом процессе, по мнению Е.Е. Кузьминой, сыграл западный культурный импульс, представленный на Южном Урале полтавкинской, абашевской культурами, а также культурой многоваликовой керамики и культурами катакомбного круга.

Последовательной сторонницей автохтонного происхождения алакульской культуры является Т.М. Потемкина. Сложение алакульской культуры, по Т.М. Потемкиной, произошло на местной энеолитической и раннебронзовой основе в лесостепях Зауралья и в степях Тоболо-Ишимского междуречья. Т.М. Потемкина определяет памятники синташтинского типа как позднеабашевские. Население, оставившее их, появляется в Среднем Притоболье на позднем этапе раннего периода истории алакульской культуры. По мнению Т.М. Потемкиной, немногочисленные группы инокультурного населения (полтавкинские, абашевские) были интегрированы в местные зауральские алакульские общины.

Согласно В.С. Бочкареву, в первой трети II тыс. до н.э. в южной части Восточной Европы имелось два очага культурогенеза: Карпато-Дунайский и Волго-Уральский. Их формирование было стимулировано развитием металлургии и металлопроизводства на базе местных месторождений медных руд. Базой для формирования очагов культурогенеза, по мнению исследователя, послужили «местные субстратные элементы». Что касается памятников синташтинского типа, то основой для них, как считает В.С. Бочкарев, послужила южноуральская абашевская культура. Алакульская культура, как он полагает, сформировалась на базе синташтинской и петровской. Важной в контексте данной работы является и ремарка В.С. Бочкарева об аморфности структур основных культурных явлений этого времени: синташтинского, петровского и покровского.

Открыв памятники петровского типа в Северном Казахстане, Г.Б. Зданович первоначально интерпретировал их как раннеалакульские, с местными корнями. Позднее, в начале 1980-х годов, после открытия в Южном Зауралье памятников синташтинского типа указанный исследователь выделил отдельную петровскую культуру с тремя этапами ее истории без конкретизации содержания каждого из этапов. Синташтинские памятники были обозначены как южноуральский вариант петровских. В свою очередь, среди петровских комплексов Г.Б. Зданович обособил позднепетровские (кулевчинские). По его мнению, петровская культура сформировалась в лесостепях и степях Южного Зауралья и соседних с ними районах Зауралья и Казахстана. Базой для ее формирования послужили местные культурные компоненты (население ботайской и суртандинской культур) при тесных контактах их с раннесрубными и абашевскими группами населения, лесостепными культурами Западной Сибири и даже земледельческими Средней Азии.

В середине 1990-х годов Г.Б. Зданович и Д.Г. Зданович выделили для Южного Зауралья синташтинско-аркаимскую культуру. Синташтинско-аркаимская культура Южного Урала и петровская Северного Казахстана объединены ими в культуру так называемой «Страны городов» с тремя этапами истории. Авторы сохранили тезис об автохтонности происхождения петровского и синташтинского населения, осложненной разнообразными внешними влияниями. Все известные культурные феномены рубежа II–III тыс. до н.э., согласно этой концепции, так или иначе внесли свою лепту в формирование синташтинской, синташтинско-петровской или синташтинско-аркаимской культуры. При этом этапы истории синташтинско-аркаимской культуры, особенно ранний, прописаны в работах авторов концепции эскизно, без детализации. Авторы отрицают определяющее влияние абашевской культуры на синташтинский культурогенез, считая, что он был, скорее, результатом саморазвития, нежели абашевского влияния.

Авторы считают возможным говорить о большем проявлении срубных признаков в культуре позднесинташтинского населения. Вторая волна миграции синташтинского населения в западном направлении приводит к формированию покровских комплексов Поволжья. В это же время в Южное Зауралье из Зауралья и Северного Казахстана массово мигрируют группы петровского населения. В результате в Южном Зауралье формируются смешанные синташтинско-петровские памятники. Причиной завершения истории синташтинско-петровского населения, по Г.Б. Здановичу и Д.Г. Здановичу, является синташтинско-петровский конфликт неясного содержания, наложившийся на экологический кризис. Итогом стал исход этого населения. Авторы археологически фиксируют разрыв культурных традиций между не вполне определенным постсинташтинским населением и алакульской культурой Южного Зауралья.

По А.В. Епимахову, оформление синташтинского культурного комплекса происходило при доминанте инокультурных традиций и было частным проявлением широких культурных трансформаций, происходивших в то время в степной части Восточной Европы. Определяющую роль в этом процессе играли, как утверждает исследователь, группы позднейшего ямного и катакомбного населения, первоначально локализованные в Поволжье, Приуралье и Предкавказье, а окончательно синташтинский культурный комплекс сформировался в Южном Зауралье. А.В. Епимахов является сторонником сбалансированного соотношения в синташтинском хозяйстве скотоводства и металлопроизводства. Он считает, что именно синташтинское население дало культурообразующий импульс, результатом которого стало формирование петровской культуры Северного Казахстана и потаповских памятников в Среднем Поволжье.

И.Б. Васильев полагает, что главным культурным компонентом сложения «культуры типа Новый Кумак – Синташта» стали ямно-полтавкинские общины Волго-Уралья. Причастны к этому процессу южноуральская абашевская культура и носители энеолитических культур Южного Урала и Северного Казахстана.

В.Н. Логвин и С.С. Калиева убеждены в том, что носители местных энеолитических культур были основой формирования синташтинско-петровского (синхронного) культурного комплекса при определенной роли внешних заимствований. В.С. Мосин, напротив, не считает возможным говорить о сколь-нибудь значительном вкладе зауральских энеолитических культур в формирование культур бронзового века на Южном Урале. А.Ф. Шорин считает, что истоки алакульской культуры нужно искать в аборигенных культурах Урало-Казахстанского ареала различных периодов. На этот пласт наложились различные миграционные процессы, приведшие к появлению в синташтинских памятниках черт полтавкинской, южноуральской абашевской культур и культуры многоваликовой керамики.

В.В. Евдокимов и В.В. Варфоломеев называют предшественниками петровской культуры памятники «типа Синташты и Аркаима», не считая степи Казахстана территорией ее формирования.

Некоторые исследователи (В.М. Массон, Д.Г. Зданович) понимают синташтинский феномен как надкультурное явление, пик истории степных ранних комплексных обществ, в которых доминировала военная аристократия. Именно ее олигархическая власть и обусловила высокие достижения культуры синташтинского общества и трансляцию этого опыта в другие районы.

А.Д. Пряхин рассматривает историю «синташтинско-аркаимских» укрепленных поселений в рамках истории абашевской культурно-исторической общности. Для территории от Подонья до Зауралья, по его мнению, необходимо говорить о трех культурно-исторических зонах, сгруппированных в два хронологических горизонта: синташтинско-потаповско-кондрашкинский и мосоловский. А.Д. Пряхин полагает, что археологические материалы свидетельствуют, скорее, о миграции доно-волжского абашевского населения на восток, нежели о синташтинской миграции на запад.

В.С. Горбунов атрибутирует синташтинские древности как «зауральский синташтинский вариант уральской абашевской культуры», а укрепленные поселения как некие фактории на реверсивном пути мигрировавших абашевских групп населения.

О.В. Кузьмина уже в начале 1990-х годов рассматривала синташтинские памятники в ранге культуры – наследницы абашевских традиций.

Говоря о компонентах формирования синташтинской культуры В.В. Отрощенко называет в их числе абашевский, позднекатакомбный и местный. Особое внимание он уделяет синташтинской «субкультуре военизированной знати». По мнению исследователя, она и была той силой, которая руководила процессами культурной трансформации в степях Восточной Европы в этот период, а стремительное продвижение синташтинского и абашевского населения на запад инициировало формирование таких культур, как доно-волжская абашевская, бабинская.

В.В. Ткачев связывает формирование синташтинского населения с юго-западным импульсом, который был представлен катакомбными и вольско-лбищенскими группами. Сама история синташтинской культуры, по его мнению, состояла из двух этапов: собственно синташтинского и новокумакского. Петровские памятники исследователь рассматривает как раннеалакульские, связывая их происхождение с трансформацией синташтинской культуры Южного Урала. Историю петровского этапа алакульской культуры он подразделили на две последовательные фазы: собственно петровскую и кулевчинскую.

А.А. Ткачев считает, что синхронными и раннеалакульскими возможно считать памятники синташтинской, петровской и нуртайской культур. Все они имеют местную подоснову, а их образование инициировано внешними импульсами.

Согласно гипотезе Н.И. Шишлиной и Ф.Т. Хиберта, из земледельческих районов Средней Азии на Южный Урал мигрировала группа земледельческого населения, но не смогла вести в условиях континентального климата южноуральских степей привычное хозяйство. Она передала культурообразующий импульс формирующимся культурам срубного и андроновского круга.

С.А. Григорьев утверждает, что сложение памятников синташтинского типа связано с продвижением относительно небольшой пассионарной и мобильной группы населения из района Северной Сирии и Анатолии.

Таким образом, несколько десятилетий изучения памятников синташтинского и петровского типа вызвали к жизни целый ряд концепций, в которых в различной степени сочетаются две основные модели культурогенеза на Южном Урале и в окружающих регионах в первые века II тыс. до н.э. – автохтонная и миграционная.

Глава 2. Памятники синташтинского и петровского типов

на Южном Урале и в Казахстане

Основные разделы главы: история исследования, территориальная локализация и стержневые характеристики памятников синташтинского и петровского типа.

История изучения и территория распространения памятников

синташтинского типа

На Южном Урале путь к открытию памятников синташтинского типа был намечен еще в 1930–1940-х годах К.В. Сальниковым, открывшим и начавшим изучение памятников южно-уральской абашевской культуры.

Исследование собственно синташтинского феномена началось лишь в конце 1960-х – начале 1970-х годов.

загрузка...