Delist.ru

Калмыцкое ханство в составе России: проблемы политических взаимоотношений (01.07.2007)

Автор: Цюрюмов Александр Викторович

Из-за депортации народа исследования по истории Калмыкии возобновились в начале 1960-х годов. К этому времени в советской исторической науке в целях укрепления дружбы народов получает распространение тезис об исключительно добровольном и мирном характере вхождения сибирских народов в состав Московского царства. Он оказал огромное влияние на историографию Калмыкии. В исследованиях 60-80-х гг. история Калмыцкого ханства получила одностороннее освещение. Совершенно не исследовались вопросы взаимоотношений калмыков с местным населением – русскими, башкирами и ногаями. Анализ их позволил бы выделить изменения вектора движения кочевников: Западная Сибирь – Приуралье – Волга. Например, в работе П.С. Преображенской впервые был подробно исследован процесс шертования середины XVII в., приведен значительный материал по истории русских посольств к калмыкам. Но без должной аргументации оказалось мнение автора о стремлении калмыцких тайшей свести содержание шертей к заключению союзнического договора. В монографии И.Я. Златкина по истории Джунгарского ханства отрицаются планы создания калмыками новой монгольской кочевой империи, движение к Яику и Волге объяснялось стремлением выйти из экономического и внешнеполитического кризиса, охватившего ойратский мир на рубеже XVI-XVII вв. Описывая процесс шертования, исследователь совершенно не упоминает калмыцко-ногайские отношения. Поэтому начало русско-калмыцких контактов в Западной Сибири и появление калмыков в Поволжье исследованы им как единый процесс.

Взгляды И.Я. Златкина были развиты в работе М.Л. Кичикова, в которой впервые в советской историографии был подробно освещен вопрос об истории русско-калмыцких контактов в начале XVII в., а также процесс образования ханства в середине века. Новым стал анализ автором причин и хода движения торгоутов Хо-Урлюка в Приуралье и Поволжье. В общих чертах взгляды П.С Преображенской и М.Л. Кичикова были отражены в «Очерках истории Калмыцкой АССР».

В эти годы в работах Т.И. Беликова были рассмотрены отдельные вопросы военной истории калмыков, выявлен значительный круг источников о совместных походах калмыков, кабардинцев и донских казаков на Крым. Заметим, что участие калмыков в войнах России автор справедливо связывал с шертями 50-80-х гг. XVII в. К.П. Шовунов, изучая историю участия калмыков в войнах России, рассматривал военную службу как основную государственную службу. На наш взгляд, исследователь недостаточно аргументировано доказывал, что с середины XVIII в. преобладающими стали методы директивных указаний государственных и военных ведомств империи по отношению к ханской власти. По мнению автора, главным звеном в правительственной политике по отношению к калмыкам стала идея постепенного перевода их военной силы в составную часть русской армии.

В советской историографии появились работы, в которых освещались лишь отдельные аспекты, связанные с ролью Калмыцкого ханства во внешней политике России, недостаточно полно оценен вклад калмыков в осуществление ее политики на Северном Кавказе и в Центральной Азии (А. Новосельский, Ш.Б. Чимитдоржиев, Н.Г. Аполлова, В.Я. Басин). Лишь в исследовании Г.А. Санина впервые в историографии была признана существенная роль калмыков в отношениях России и Крыма в XVII в.

В эти годы внимание уделялось также изучению внутренней политики России в отношении калмыков. В ряде работ оно проходило через освещение истории взаимоотношений Калмыцкого ханства с соседними народами. Мы находим отдельные сюжеты, свидетельствующие о калмыцко-донских связях, а также о достаточно противоречивом отношении калмыков к социальным движениям на Дону и в Поволжье (В.И. Лебедев, А.П. Пронштейн, И.Г. Рознер, И.В. Степанов, Н.Б. Голикова). При изучении истории крестьянско-казачьих и городских движений основное внимание уделялось участию в них отдельных групп калмыков. При этом полностью замалчивался факт выступления Аюки на правительственной стороне. Некоторое освещение получили калмыцко-башкирские отношения. Например, Н.В. Устюгов, затем И.Г. Акманов уделили значительное внимание контактам калмыков с сыном Кучума Ишимом, а также рассмотрели их отношение к башкирскому восстанию 1662-1664 гг.

Значительное влияние на развитие историографии оказал «круглый стол» на тему «Присоединение народов к России и его объективно-исторические последствия» (Звенигород, 1989 г.). Материалы стола продемонстрировали начавшийся отказ историков от прежней господствовавшей трактовки присоединения народов к России, как, безусловно, добровольного и мирного процесса, участники стола отметили сложность и неоднозначность процесса присоединения той или иной территории к России. Удачной попыткой продолжить дискуссию и обобщить исторический опыт проведения национальной политики России стала коллективная монография, посвященная становлению системы управления национальными окраинами, в том числе и Калмыкии.

В новейшей литературе, опубликованной в конце XX - начале XXI вв., первым комплексным очерком социально-экономического и политического строя калмыков стала работа М.М. Батмаева. Автор полагает, что движение калмыков к Волге было предопределено самой логикой развития событий, а не было неким завершением заранее задуманного плана. Образованию же калмыцкой феодальной государственности в составе России способствовали планы правительства по привлечению военных сил калмыков, благоприятное для них решение территориальной проблемы, стабилизация населения. Достаточно подробно автором изучена внутренняя политика империи, подготовка и ход откочевки 1771 г.

Истории становления национально-государственного статуса Калмыцкого ханства посвящена работа К.Н. Максимова. По мнению исследователя, в начале второй половины XVII в. ханство было признано властями России как этнополитическое образование в статусе политической автономии.

Значительный круг источников XVIII в. по истории проведения политики российского правительства в отношении калмыков был введен в научный оборот А.Г. Митировым. Религиозная политика России в отношении калмыков рассмотрена в работах Г.Ш. Дорджиевой и Э.П. Бакаевой.

Среди работ, посвященных истории откочевки 1771 г., необходимо выделить монографию Е.В. Дорджиевой, отмечавшей лишь некоторые причины этого события (сокращение территории кочевий, распространение земледельческих работ, первые попытки перехода к оседлости и развитию товарно-денежных отношений, которые подрывали устои кочевого общества). В работе В.И. Колесника вхождение калмыков в начале XVII в. и откочевка 1771 г. были освещены как единый процесс, как этапы развития кочевой цивилизации калмыков, что едва ли можно признать бесспорным.

В новейшей работе В.В. Трепавлова рассмотрены отношения с ногаями ойратов и калмыков в XVI - первой половине XVII вв. Массовый уход Больших ногаев на волжское побережье в конце 1633 - начале 1634 гг. исследователь объясняет не единовременным катастрофическим поражением, а многолетними ударами калмыков с востока и насилием со стороны астраханских властей.

В эти годы большое внимание стало уделяться истории взаимоотношений калмыков с кабардинцами, башкирами и Эндиреевским княжеством кумыков (Б.К. Мальбахов, К.Ф. Дзамихов, А.С. Шмелев, В.Д. Пузанов), а также с Джунгарией и Тибетом (Е.Л. Беспрозванных). Авторы выявили широкий спектр взаимоотношений: конфликты и столкновения, посольские связи и военные союзы.

В зарубежной историографии основное внимание уделено историко-этнографическому изучению Калмыкии. В работе французского историка М. Курана русско-калмыцкие отношения определены как мирные. Полуторавековое пребывание калмыков в инородном окружении представляется ему вынужденным, но терпимым до тех пор, пока усилившаяся Российская империя не начала планомерную экспансию на юг.

В середине XX в. возрос интерес к истории ханства в американской историографии. Первой в историографии процесса вхождения калмыков в состав России стала работа Г.В. Вернадского. В ней автор не отрицает стремления калмыков покорить Западную Сибирь. Историк остановился на причинах многолетних усобиц. К усилению раздробленности прямо вел, по его мнению, рост числа владельцев улусов, что в известной степени соответствовало действительности.

История откочевки 1771 г. подробно исследована в работе К. Баркмана, ставшей первой специальной работой, основанной на китайских источниках. Автор отрицает какую-либо договоренность калмыков с Китаем накануне откочевки 1771 г. и приводит тому веские доказательства.

В исследовании П. Рабел «Калмыки-монголы» большое место уделено истории русско-калмыцких отношений. По мнению автора, конец правления хана Аюки ознаменовался действительной независимостью и началом политических усобиц. Исследователь верно отмечает значительно усилилось вмешательство России во внутренние дела ханства к середине XVIII в.

Современный американский историк М. Ходарковский свою монографию посвятил истории развития русско-калмыцких отношений с 1600 по 1771 гг. В основу работы легли отечественные опубликованные архивные материалы и литература. Наибольшую ценность имеют привлеченные автором турецкие летописные источники, в которых помещена переписка калмыцких ханов со Стамбулом и Бахчисараем в 1670-1720 гг. В работе признано, что перемещения ойратских племен в начале XVII века происходили под давлением казахов на юге и монголов на востоке. Изучая контакты Аюки с Крымом и Стамбулом, исследователь недостаточно критично относится к турецким источникам.

Работа известного европейского историка А. Каппелера посвящена сравнительному анализу истории политики России в Калмыкии, Казахстане, на Дону, в Кабарде. Автор ошибочно полагает, что в XVII и XVIII вв. калмыки, как и крымские татары и другие кочевники, а также украинцы воспринимались имперским центром как ненадежные народы, считались «бунтовщиками и потенциальными предателями». Их элите были гарантированы привилегии и определенные права самоуправления, однако они не признавались полноценными, равноправными с русскими дворянами, и потому, за исключением некоторых высокопоставленных вельмож, не были кооптированы в дворянство империи.

Работы китайских историков, известные нам по переводам, содержат разнообразные сведения по истории ойратов, но значительно меньше о калмыках. Сравнительно полный и детальный анализ этих сочинений дан в известной книге Дж. Бэдли. Необходимо указать, что многие авторы оперируют, как правило, небольшим кругом информации из китайских сочинений, которые не могут быть признаны аутентичными и обладать правами документальных свидетельств. Например, Циший, написавший очерк о переходе торгоутов в Россию, отмечает, что торгоуты не могли противостоять «великой силе зюнгаров», которые «угнетали» их и «хотели поработить». По этой причине они оставили пределы Джунгарии и удалились в Россию, «присоединившись к числу ее подданных». Бегство калмыцкого наместника Убаши с большей частью своих подданных Циший расценивает как «безрассудный побег из России в Зюнгарию». По мнению автора, русско-турецкая война 1768-1774 гг. стала причиной откочевки большей части калмыцкого народа в Китай. Некоторые сведения мы обнаруживаем в известном компилятивном труде китайского автора XIX в. Хэ Цютао и монографии Ма Дачжэна и Ма Рухана.

Таким образом, в XVIII - начале XX в. основное внимание исследователи уделяли анализу личных взаимоотношений правителей России и Калмыцкого ханства. В советской и современной отечественной историографии достаточно полно изучены социально-экономический и политический строй ханства. Предпочтение отдается изучению отдельных периодов и проблем: русско-калмыцким отношениям в начале XVII в., военной истории калмыков во второй половине этого столетия, истории ханства в начале XVIII в., откочевке большей части калмыцкого народа в Китай в 1771 г. Отдельные сюжеты, связанные с проведением внутренней политики России, трактуются в историографии как факторы, негативно влиявшие на традиционное устройство кочевого общества. На наш взгляд, носившая противоречивый характер социально-экономическая и политическая интеграция калмыков в состав российского государства имела и широкий спектр позитивных результатов, связанных с модернизационным рывком России. Черты интеграции мы отмечаем в политической и социально-экономической истории ханства.

Основной целью работы является выяснение эволюции взаимоотношений России и калмыков со времени их вхождения в состав России до откочевки в Джунгарию и влияние этих взаимоотношений на социально-политическое развитие Калмыцкого ханства.

Для реализации поставленной цели решались следующие задачи:

- изучить становление русско-калмыцких посольских отношений в системе внешнеполитических действий России в ходе присоединения Сибири;

- выделить основные этапы вхождения калмыков в состав Русского государства;

- определить место Калмыцкого ханства во внешней политике России, проанализировав роль вооруженных сил ханства в русско-турецких войнах и исследовав историю его посольских связей с соседними народами и государствами;

- выявить процессы становления и эволюции калмыцкой государственности в условиях интеграции в состав Российского государства;

- рассмотреть влияние России на внутреннюю политику калмыцких ханов и выявить сущность противоречий между различными правящими группировками Калмыкии;

- показать отношение населения, в том числе правящей элиты, к процессу ассимиляции в единое российское государство;

- раскрыть влияние калмыцкого фактора на процесс административного и социально-экономического освоения Россией Приуралья и Поволжья;

- провести комплексный анализ политического и социально-экономического развития калмыцкого общества в 1760-е годы, показать причины и характер откочевки 1771 г.;

- проследить формирование и постепенное изменение национально-государственного статуса Калмыцкого ханства в условиях эволюции государственного строя России от сословно-представительной монархии к абсолютизму, сравнить статус ханства с положением аналогичных национальных и территориальных образований Дона и Левобережной Украины.

Объектом исследования является процесс складывания российского многонационального государства в XVII-XVIII вв.

Предмет исследования - история политических взаимоотношений Калмыцкого ханства и России. В системе русско-калмыцких отношений необходимо выделить внешнеполитические проблемы, связанные с вхождением калмыков в состав России, и проблемы внутриполитические, направленные на интеграцию новых подданных к политической, правовой, социальной, экономической и культурной системе страны.

Хронологические рамки исследования. Нижняя грань обусловлена началом образования Калмыцкого ханства в середине XVII в. На наш взгляд, именно в период правления Дайчина и Мончака (середина 1640-х - 1660-е годы) произошел процесс образования калмыцкого государства. Мы не ставили задачу специально рассмотреть историю русско-калмыцких отношений в доханский период, в первой половине XVII в. Но считаем необходимым обращение к этому периоду, так как именно в это время появились предпосылки обособления улусов Хо-Урлюка и обозначился процесс политогенеза.

Верхняя грань исследования - откочевка большей части калмыцкого народа в 1771 г. в Китай, ставшая фактической самоликвидацией ханства. Таким образом, рамки исследования охватывают XVII - XVIII вв. (до 1771 г.), что позволяет достаточно четко выделить основные тенденции и закономерности русско-калмыцких отношений на протяжении весьма значительной по времени исторической эпохи.

Методологической основой работы являются требования современной исторической науки и научной методологии, включающие общефилософские принципы (историзм, объективность), предполагающих рассмотрение фактов, событий, явлений в их развитии и взаимодействии с другими явлениями окружающей действительности. Применялись также общенаучные (анализ, синтез) и специальные исторические методы исследования (историко-генетический, сравнительно-исторический, проблемно-хронологический), которые позволили выявить общие закономерности в истории проведения национальной политики России и особенности в истории взаимоотношений с ней Калмыцкого ханства.

Под объективностью мы понимаем отсутствие тенденциозности в подборе фактов, их освещении и анализе, стремление рассматривать отдельные явления в совокупности всех факторов, влиявших на их развитие, во взаимосвязи и взаимозависимости друг от друга. Принцип объективности позволил избежать политической и идеологической предвзятости, рассмотреть исторические события на основе всей совокупности известных нам достоверных фактов.

Мы исходим из того, что суждения, оценки и выводы, содержащиеся в исследовании, должны строиться только на основе исторических источников изучаемой эпохи. Историзм предполагает рассмотрение каждого отдельного явления, начиная от причин его возникновения, основных этапов развития, до того момента, чем данное явление стало в изучаемый период. Конечно, существенную черту историзма, как принципа исторического исследования, составляет принцип осторожной, то есть весьма ответственной, оценки эпохи по ее внутренним законам, а не категориям другого века. В частности для оценки русско-калмыцких отношений целесообразно применение таких понятий современной исторической и историко-юридической науки, как «протекторат», «автономия», которые наиболее точно передают содержание описываемых событий.

Неотъемлемой частью научно-исторического подхода является метод системного рассмотрения, позволивший установить причинно-следственные связи событий, то есть изучить историю русско-калмыцких контактов в системе международных отношений с участием ведущих стран того времени и в системе региональной политики Российского государства.

Применяемый сравнительный анализ позволяет определить место Калмыкии в ряду других автономий этого периода - Дона, Украины, показать закономерности и особенности общероссийской политики.

загрузка...