Delist.ru

Самореализация личности в зрелом возрасте (социологический анализ) (01.07.2007)

Автор: Солодникова Ирина Витальевна

2 траектория – неравномерная, с ориентацией на профессию. Для нее характерна несамореализованность личности в брачно-семейной сфере, при высоких профессиональных достижениях. Такая траектория самореализации среди наших респондентов эмпирически выявлена не была. Скорее всего, она может быть представлена людьми, которые все свои силы отдают работе, например, в силу отсутствия у них семьи. Не исключено, что она может иметь ограниченные временные рамки, когда молодые работающие люди обоих полов сначала строят свою профессиональную карьеру, откладывая обзаведение семьей и/или детьми на более поздние сроки. В то же время такая траектория может стать постоянной, особенно для женщин, достигших высоких профессиональных успехов, но не могущих найти достойного брачного партнера среди представителей противоположного пола.

3 траектория – а) неравномерная, с ориентацией на успешность детей. Брачно-семейная сфера выступает как основная сфера самореализации личности. В самореализации в профессиональной сфере личность испытывает серьезные затруднения. Среди наших испытуемых такая траектория самореализации оказалась присущей женщинам в возрасте 30 лет и старше, работающим на государственном предприятии. Возможность самореализации они связывают, прежде всего, с семьей, причем по большей части – с семьей своих детей, таким образом, передают свои несбывшиеся (в первую очередь профессиональные) надежды детям и внукам. В качестве дополнительной сферы самореализации выступает работа на дачном участке, которая приносит им удовлетворение и также может служить компенсацией профессиональной неудовлетворенности.

3 траектория – б) неравномерная, с ориентацией на материальное обеспечение семьи. Характерна для мужчин в возрасте 30 лет и старше, неудовлетворенных профессиональной деятельностью. В нашей выборке такая траектория самореализации оказалась характерной для работников государственного предприятия и охранников частного агентства. В целом они удовлетворены своей семейной жизнью и ценят ее. Зрелые люди, относящиеся к этому типу, не строят профессиональных планов, вся их энергия направлена на достижения наибольшего материального достатка.

В качестве дополнительной сферы самореализации выступает спорт, как способ сохранения здоровья.

4 траектория – неуспешная с точки зрения социально-позитивных критериев. Среди наших испытуемых представлен не был, т.к. в исследовании принимали участие здоровые, социально адаптированные работающие люди. По-видимому, он возможен в кризисной жизненной ситуации (среди безработных, инвалидов, людей, не имеющих семьи и/или постоянного места жительства), или при девиантном/делинквентном жизненном пути.

Можно предположить, что чем моложе человек, тем больше у него шансов двигаться по более сбалансированной траектории самореализации. «Застревание» же на «неравномерных» участках траектории с возрастом приводит к невозможности перехода на сбалансированную траекторию. Возможно, осознание этого приводит к более низкой оценке своей самореализованности людьми в возрасте старше 30 лет.

При этом необходимо учитывать социальные условия самореализации в современном российском обществе. Как отмечалось ранее, самореализация личности протекает в конкретно-исторических условиях. В нашей стране в этих условиях произошли глубокие изменения.

Реформы, происходящие в нашей стране, следует рассматривать как радикальные социальные изменения, характеризующиеся масштабностью, разнонаправленностью, высокой скоростью протекания (Андреева Г.М., 2000). Эвристичным представляется выделение ряда стадий радикальных социальных изменений в России, предложенных Е.Н. Даниловой (Социальные трансформации в России…, 2005): кризис (1992 – 1994), адаптация (1994 – 1998), стабилизация (1998 – наст. время).

Рассмотрим некоторые социальные условия жизни в современной России. В период радикальных социальных изменений при сохранении масштаба значительно изменился характер географической мобильности. Во-первых, новым явлением стали потоки беженцев и вынужденных переселенцев, как русскоязычного населения республик бывшего СССР, так и других этносов распавшейся страны. Сегодня в России число лиц, относящихся к этим двум категориям, оценивается не менее 1 млн. человек (Социология в России, 1998). Появилось такое явление как «утечка мозгов», Россию покидают наиболее образованнее, профессионально подготовленные люди (около 100 тысяч в год). Многие отъезжающие считают это вынужденной мерой, так как не имеют возможности заниматься своим профессиональным делом на родине.

Данные социологического исследования «Мегаполисы и провинции в современной России» свидетельствуют о высокой социальной мобильности россиян. Так, только чуть более половины жителей Москвы родились и выросли в Москве, причем только у половины из них и родители прожили в Москве всю жизнь. Похожая ситуация наблюдается и в Санкт-Петербурге. Свыше 30% населения этих городов составляют мигранты первого поколения, приехавшие в столицы уже взрослыми. Характерен высокий уровень миграций и для провинций. Так, 13,6% жителей российской провинции приехали на их теперешнее место жительства за последние 10 лет. Причем пропорция эта практически не меняется в зависимости от величины провинциального города.

В отношении социальной мобильности, по мнению О.И. Шкаратана, в конце 1980-х годов в СССР наблюдалась стабилизация стратификационной иерархии, умеренный ее масштаб, возрастание преемственности в социальном статусе. За период реформ изменились основания выделения социальных слоев общества. Они, прежде всего, связаны с трансформацией государственной формы собственности и отношения к ней. На первый план выступает в качестве дифференцирующего признака имущественное неравенство. В период кризиса наблюдалась массовая нисходящая мобильность: переход в более низкую профессиональную группу и/или снижение дохода. Это происходило в первую очередь на предприятиях военно-промышленного комплекса, а также в сферах науки, образования, здравоохранения.

В современной России значительно увеличилась экономическая дифференциация. В период радикальных социальных изменений коэффициент дифференциации доходов, непрерывно увеличивался в течение всего измеряемого периода и стабилизировался на максимальном уровне (14 раз). Некоторые исследователи полагают, что предельно критическое значение доли населения, живущего за чертой бедности, составляет 10%, а соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан не должно превышать 10 раз. А превышение этих пропорций свидетельствует о люмпенизации населения и антагонизации социальной структуры (Осипов, 1999).

Значительные изменения произошли в «возрастном расписании». В сегодняшней России жизненные преимущества имеют молодые люди. Объявления о найме на работу часто содержат указание «не старше 35-40 лет». Среди владельцев бизнеса и топ-менеджеров немало молодых людей. По мнению В.Г. Дубина «лучше всего чувствуют себя молодые люди, особенно мужчины с высоким уровнем образования. Их стартовый уровень (обучение, качество жилья, потребительская среда и др.) во многом … обеспечен родителями. Сегодняшний день – это время молодых, время открытых возможностей, интенсивной работы, высоких заработков» (Дубин В., 1995, с.240).

Трансформировались образование и здравоохранение. Высшее образование все больше становится платным и все менее доступным способным старшеклассникам из малообеспеченных слоев населения.

Бесплатное советское здравоохранение трансформировалось в частично платное, появилась возможность лечиться в любых клиниках мира, однако это доступно подавляющему меньшинству россиян. Экспериментирование со здравоохранением (резкое повышение зарплаты врачам общего профиля при ее неизменном уровне для узких специалистов и т.д.) разрушение инфраструктуры и износ оборудования приводит к снижению качества медицинского обслуживания населения. Существенный вклад в этот процесс внесла монетизация льгот, приведшая к ухудшению снабжения лекарствами хронических больных, усложнению процедуры их получения.

Следует отметить, что, несмотря на сложность и неоднозначность современных общественных реалий, возникших вследствие радикальных социальных изменений, сейчас у большинства россиян доминирует точка зрения о невозможности возврата к старым «советским» временам, возникло понимание законов «новой жизни», стремление приспособиться к ней, добиться успеха. Отталкиваясь от выделенных ранее трех периодов в постсоветской истории (кризис, адаптация, стабилизация), исследователи отмечают закономерное и существенное изменение отношения россиян к реформам и их социального самочувствия. Так, на первом этапе реформ наблюдалось разрушение социальной идентичности россиян, доминирование в ней негативных характеристик (Гудков Л., 2004). Падало доверие к властным органам, появлялись жесткие социальные реакции на неоправдавшиеся надежды (Наумова Н.Ф., 1995).

На втором этапе реформ у людей сформировалось устойчивое, стабильно сильное недоверие к властным структурам. Устоялось восприятие исторического сдвига, происходящего в России, как природного процесса, неуправляемого и необратимого.

На третьем этапе реформ большинство россиян стали воспринимать происходящие перемены как необратимые, поняли и приняли новые социальные правила жизни, осознали, что перемены отныне будут неотъемлемой частью жизни общества. Происходящие изменения больше не воспринимаются как катастрофические, социальное настроение людей меняется в лучшую сторону. Так, по данным ВЦИОМ (сентябрь 2006), 54% россиян строят планы на будущее. Это свидетельствует о появлении временной перспективы, формировании жизненных целей, желания преуспеть.

Далее выявляется специфика социальных установок россиян зрелого возраста на самореализацию. Влияние социальной установки на поведение личности показывает, как усвоенный социальный опыт проявляется в ее действиях и поступках. Социальная установка служит для обозначения устойчивой предрасположенности, готовности индивида или группы к действию, ориентированному на социально значимый объект. В качестве социальных установок личности на самореализацию мы выявляли отношение россиян к тем чертам самореализующейся личности, которые чаще всего выделялись исследователями, занимающимися этой проблематикой.

Свобода личности (понимаемая как свобода выбора) является важным условием самореализации личности. На важность свободы выбора указывали В. Франкл, А.А. Реан, В.И. Слободчиков, Б.С. Братусь, Р. Мэй. Как существенный параметр самореализации эту характеристику отмечает А.Г. Асмолов. Он считал, что социально-исторический образ жизни должен предоставлять возможность выбора деятельности своим членам для осуществления самореализации. Вместе с тем, тоталитарные политические режимы искусственно ограничивают возможность выбора, чтобы полностью контролировать человека, в том числе с помощью репрессий, например, создания ГУЛАГа в СССР.

Для представления об установках современных россиян о свободе было проанализировано согласие с высказыванием из ТGI-Russia «Моя свобода важнее, чем какие-либо правила, ее ограничивающие». Молодые респонденты (до 30 лет) выше других ценят личную свободу. Но и среди людей в возрасте 46 лет и старше с течением времени становится все больше единомышленников молодых респондентов. Эта тенденция наблюдается в течение шести лет (с 2000 по 2005 годы). По данным исследования «Мегаполисы и провинции» существенны различия между жителями мегаполиса и провинций по критерию «возможность быть самому себе хозяином». Среди жителей мегаполисов больше лиц, ценящих независимость (примерно на 10%).

Установки на морально-нравственное поведение рассматривали, как важный параметр самореализующейся личности, такие исследователи как А. Маслоу, К. Юнг, В.И. Слободчиков, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев. По данным ТGI-Russia, респондентов, «строго соблюдающих принципы нравственности и морали» становится больше с возрастом и чаще к таковым относят себя женщины. Это отчасти согласуется с теоретическими положениями К. Юнга, который считал, что интерес к религии формируется во второй половине жизни.

Еще одной важной социальной установкой на самореализацию многие ученые (В. Франкл, Р.Мэй, А.Г. Асмолов, А.А. Реан, В.И. Слободчиков, Д.А. Леонтьев, Б.С. Братусь) считают ответственность личности. Ее показателем может служить готовность взять на себя ответственность за собственное дело, основать свой бизнес (данные ТGI-Russia). В течение последних шести лет у россиян наблюдается тенденция к увеличению во всех возрастах доли лиц, готовых взять ответственность на себя, и основать собственный бизнес. По абсолютным значениям среди желающих организовать собственное дело лидирует молодежь, с увеличением возраста желающих становится меньше. Интересно, что за шесть лет проведения опроса мужчин, желающих стать предпринимателями, стало на 5,9% больше, в то время как женщин – на 7,8%. Таким образом, с течением времени гендерные различия в стремлении организовать свою компанию стираются.

Еще одной социальной установкой, тесно связанной с готовностью к самореализации является для современных россиян установка на материальный достаток. Его важность в период наше время отмечают многие ученые. В период радикальных социальных изменений материальное благополучие стало важнейшим критерием жизненного успеха для россиян. В качестве индикатора социальной установки на материальное благосостояние как критерия самореализованности личности было выбрано утверждение ТGI-Russia «Деньги – лучший показатель успеха». Выраженность этой установки является стабильной на протяжении шести лет: более половины респондентов в возрасте от 20 до 60 лет согласны с этим утверждением. О значимости денег как показателя благополучия свидетельствует данные Е.В. Дугиной. В ее исследовании приняли участие 142 испытуемых-москвича в возрасте от 26 до 45 лет. В ходе использования модифицированной методики «пиктограмма», в которую наряду с традиционным набором понятий было включено понятие «благополучие» было обнаружено, что 67% испытуемых нарисовали деньги (российские и доллары США), 15% - дом, 6% - семью. Остальные ответы не были категоризированы (Дугина Е.В., 2001). Полученные результаты совпадают с нашими данными о том, что материальное благополучие является ведущим критерием оценки самореализации для мужчин.

Таким образом, в других исследованиях отмечается высокая значимость установки россиян на материальное благополучие, как направления самореализации личности.

Итак, в заключительной главе были предложена концептуальная модель социологического исследования самореализации личности, выделены возможны траектории самореализации в зрелом возрасте, типологизированы траектории самореализации россиян, проанализированы условия самореализации личности в современном российском обществе, выявлены и проанализированы специфические установки на самореализацию современных россиян.

В Заключении диссертации подводятся итоги исследования, делаются выводы из него и намечаются пути дальнейших социологических исследований социализации и самореализации личности в зрелом возрасте.

Опубликованные работы, отражающие основные научные результаты работы:

I. Публикации в ведущих рецензируемых журналах перечня ВАК:

1. Социализация личности: сущность и особенности на разных этапах жизни // Социологические исследования. – 2007. - №2. – c.32- 40. (0,8 п.л.).

2. Современные психологические интерпретации психологически зрелой личности // Ученые записки РГСУ. - 2005.- №2. – с.48-58. (0,7 п.л.).

3. Развитие человека в зрелости как проблема гуманитарных наук // Общественные науки и современность. - 2001.- №2. – с.147-157. (1 п.л.).

4. Играйте вместе с детьми // Дошкольное воспитание. – 1996. - №5. – с.27-30. (0,3 п.л.).

5. Как совмещаются социализация и неповторимость личности // Вестник РАН. - 1994.- Т.64, №5.- с.398–402. (0,5 п.л.).

6. Эффект внутригруппового фаворитизма в лабораторных и естественных условиях / И.В. Солодникова, В.С. Агеев // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. – 1984. - №4. - с.28-38. (0,9 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

1. Траектории социализации и самореализации человека зрелого возраста (30-60 лет). - М.: ИНТУИТ.РУ, 2003. – 150c. (10 п.л.).

2. Взгляды на возраст человека в различные исторические эпохи // Журнал практического психолога. – 2005. - №6. - с.39-52. (0,6 п.л.).

3. Эдипов комплекс // Социологическая энциклопедия: в 2-т. – М.: Мысль, 2003. - Т.2. – с.788 –789. (0,4 п.л.).

4. Жизненные циклы и стратегии личности по материалам американских исследований // Интеллигенция в обществе риска: сб. ст. по материалам IV междунар. теорет.- методол. конфер. - М.: РГГУ, 2003. – с.325 – 336. (0,7 п.л.).

загрузка...