Delist.ru

Стили научного познания и их стандарты (01.07.2007)

Автор: Пискорская Светлана Юрьевна

Стиль научного познания (как и любой другой стиль, например искусства, моды, жизни) предполагает определенные стандарты, характеризующие особенности данного стиля и отличия его от других. Способ формирования стилей неотрывно связан с формированием самих стандартов: когда стандарты приобретают отчетливо выраженный характер, возникает объединяющий их стиль. В этом смысле, стиль представляет собой диалектическое снятие стандартов, характеризующее диалектику единичного (отдельного) и общего, где в качестве единичного выступают отдельные стандарты (или группы стандартов), в качестве общего - стиль, как единое во многом. Следовательно, стиль научного познания, как и любой другой стиль, и определяющие его стандарты выступают как неразрывно связанные, неотделимые друг от друга.

Учитывая, что стили научного познания реализуются (проявляют себя) в различных качествах, они предполагают множество стандартов, каждый из которых представляет собой качественную характеристику, качественную определенность, подчиненную общей логике теоретизирования. Специфика стилей научного познания предполагает необходимость различения их основных типов. По основанию методологии различимы метафизический и диалектический стили научного познания. Метафизический и диалектический стили научного познания характеризуются соответствующими совокупностями их определений (гносеологических стандартов), каждый из которых задает определенную качественную характеристику теоретизирования и становится элементом одной из таких групп стандартов, как: стандарты естественности, рациональности, методологические стандарты, стандарты научности и социальности.

В заключении автор приходит к выводу: стилевой фактор является ведущим в научном познании, он определяет характер изменений в ориентационной структуре научного поиска, в стратегиях выбора его ведущих направлений. Различия стилей научного познания касаются форм осмысления и понимания, глубины охвата предметности при сохранении основной методологической базы (метафизической и диалектической).

Во втором параграфе «Основные стили научного познания» анализируются основные стили научного познания - метафизический и диалектический. В рамках диссертационной работы в качестве важнейших компонентов, характеризующих стили научного познания, выделяются: 1) модель мира; 2) идеалы и нормы научного познания; 3) философские основания.

Диссертант показывает, что модель мира формируется объективно в соответствии с определяющим ее способом производства общественной жизни. При этом специфика способа производства общественной жизни определяется типом его социальности (индивидуалистическим или коллективистским). Способ производства общественной жизни задает систему жизнедеятельности и формирует соответствующую ему модель мира. В качестве моделей, соответствующих индивидуалистическому и коллективистскому способам производства общественной жизни, выступают Универсалистская и Космическая модели мира. Эти модели предполагают определенные качества мира, на раскрытии которых сосредотачивается познавательная активность человека. При этом речь идет о различии способов изучения природных, социальных и мыслительных процессов, согласно которым в одной мир изучается как Универсум (механическая сумма частей или технологий, противостоящая человеку и призванная обеспечивать удовлетворение его потребностей), а в другой - как Космос (прекраснейший порядок, гармонично включающий человека). Диссертант доказывает, что основным, определяющим стандартом Универсалистской модели мира выступает стандарт свободы, Космической модели - стандарт совершенства.

В работе также отмечается, что идеалы и нормы научного познания представляют собой совокупность определенных концептуальных, ценностных, методологических установок, свойственных науке. Их основная функция заключается в организации и регуляции процесса научного исследования. Взятые вместе, идеалы и нормы, характеризуют особенности того или иного стиля научного познания (метафизического и диалектического), каждому из которых соответствует свой комплекс познавательных средств, которые в целом можно охарактеризовать как гносеологические стандарты.

Диссертант показывает, что понятие «философские основания стиля научного познания» выражает философские идеи и принципы, которые содержатся в данном научном стиле. Характеризуя философские основания, в качестве всеобщих гносеологических оснований диссертант выделяет метафизический и диалектический подходы к теоретическому исследованию действительности, каждый из которых раскрывает соответствующий стиль научного познания.

При анализе гносеологической проблематики эти философские основания определяют, во-первых, мировоззренческую позицию на соотношение сознания и бытия; во-вторых, способы, формы, содержание и результаты процесса познания; в-третьих, задают соответствующую методологию и гносеологию.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Стили научного познания формируются на основе актуальных способов производства общественной жизни. Соответственно, метафизический стиль научного познания формируется на основе индивидуалистического способа производства общественной жизни, а диалектический стиль - на основе коллективистского способа производства общественной жизни. Метафизическому стилю научного познания соответствует теория познания как теория репрезентации, диалектическому стилю - теория познания как теория отражения, в связи с чем, актуализируется изучение познавательного процесса с позиций теории познания как теории репрезентации и теории познания как теории отражения.

В третьем параграфе «Гносеология как теория репрезентации» исследуются основные положений и перспективы теории познания как теории репрезентации. Отмечается, что в настоящее время имеется большое количество работ посвященных гносеологической тематике, в которых встречается понятие «репрезентация», основное значение которого состоит в том, что репрезентация «презентирует» в акте сознания некий реальный, внешний и все же представленный в мышлении и языке объект иначе, чем он существует в действительности.

На широком историко-философском материале (начиная с деятельности софистов, средневековой философии, а также проблем, поставленных Р. Декартом и И. Кантом, и до наших дней) диссертант доказывает, что на протяжении всей истории метафизического стиля научного познания положения о познании как репрезентации сохраняли и сохраняют свою значимость. Кантовская мысль о возможности познания вещей как явлений и как «вещей самих по себе» трансформировалась в положение А. Шопенгауэра о мире как представлении, в феноменологии - о мире как совокупности явлений, в позитивизме - в проблему знака и его значения.

Диссертант показывает, что в современной литературе понятие репрезентации связывается с вхождением в эпистемологию конструктивизма, плюрализма и релятивизма. Отмечается, что теория репрезентации не противоречит идее конструктивизма, согласно которой предметы познания создаются, конструируются в процессе познавательной деятельности с предметами посредниками. Плюрализм, предполагающий многообразие истин, реальностей и миров, также может реализоваться в познании, в частности, через разнообразие канонов и норм репрезентации, смену типов моделей-репрезентантов и их конкуренцию, разнообразие символических языков науки и понятийных схем.

На этот контекст накладывается также «система координат» самого субъекта познания, в результате чего все репрезентации несут на себе печать школы, парадигмы, научного сообщества, к которому он принадлежит, а также всей системы его ценностей. Такое представление влечет за собой признание неполноты, высокой степени приблизительности гносеологии как абстрактного конструкта и полный отказ от объективной истины. Последнее приводит к пониманию репрезентации как основы вероятностного познания, результатом которого выступает вероятностное знание, как знание правдоподобное. Оно характеризует «степень возможности», в том смысле, что знание может стать востребованным (репрезентант найден или будет найден в дальнейшем при определенных условиях). В случае если такой репрезентант найден, теория предстает как удачная догадка.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Объектом исследования теории репрезентации выступает примышленная, трансцендентальная реальность, формирующаяся по принципу удвоения мира. Принятие репрезентации в качестве основного гносеологического стандарта предполагает собственные критерии достоверности научного знания, поскольку представляет собой знание, независимое от содержания внешнего мира. Теория познания как теория репрезентации нацеливает на получение вероятностного, правдоподобного знания, основанного на отрыве образа (знания) от прообраза (реальности) и не претендующего на достижение объективной истины.

В четвертом параграфе «Гносеология как теория отражения» исследуются основные положения и перспективы теории познания как теории отражения. Отмечается, что отражение - основной стандарт диалектической теории познания. Понимание отражения как базовой операции познания предполагает процедуры, обеспечивающие получение образа, находящегося в отношении подобия с объектом. Отсюда мыслительная связь (субъективная диалектика) предстает как своеобразное отражение связи вещественной (диалектики объективной); а каждая ступень познания - как подготовка к следующей ступени, причем накопленный таким образом опыт имеет большое влияние на всю систему человеческого познания.

Принятие этих характеристик познания приводит к формированию принципа познаваемости, согласно которому существующая реальность может быть познана и познается человеком вполне адекватно. В соответствии с этим формируется основной тезис теории отражения - ощущения, восприятия, понятия, суждения, теории представляют собой образы внешнего мира. Сам же предметный мир выступает в качестве прообраза (оригинала), а не интеллектуального вымысла. Отсюда теория познания как теория отражения нацелена на исследование отношений «образ-прообраз», диалектики сущности и существования.

Диссертант отмечает, что, несмотря на то, что сущность неизменна, она опосредуется обстоятельствами, в результате чего в различных условиях возможны различные, соответствующие этим условиям, формы ее проявления. Поскольку же в различных условиях существование сущности проявляется по разному (например, вода кипит при температуре 100 градусов Цельсия при атмосферном давлении 760 мм ртутного столба, при изменении же давления температура кипения воды изменяется), постольку истинность образа (теории) зависит от адекватности отражения этих условий. Опосредствованная условиями своего существования сущность предстает как образ, а прообраз - как сущность данного предмета (или процесса).

Рассуждая таким образом, можно прийти к пониманию того, что в жизни объективно существует некое знание, которое можно назвать совершенным. На этой базе раскрываются представления об истине, как знании - образе, соответствующем сущности исследуемого объекта, как наиболее полно отражающем его содержание, что позволяет утверждать: совершенное знание коренным образом отличается от знания вероятностного. Отсюда важнейшими гносеологическими моментами являются объективность истины и ее субъективная сторона, диалектика абсолютного и относительного и т. д., выступающие в качестве характеристик совершенного знания.

В заключении диссертант приходит к следующим выводам. Объектом исследования теории отражения выступает диалектика образа и прообраза, согласно которой образ выступает как существование сущности прообраза. Принятая в качестве основного гносеологического стандарта теория отражения отстаивает принцип познаваемости мира. Теория познания как теория отражения, основанная на понимании образа как существовании сущности прообраза, в конечном счете, нацеливает на получение совершенного знания.

Во второй главе «Метафизический стиль научного познания и его стандарты» выявляются и анализируются основные стандарты метафизического стиля научного познания.

В первом параграфе «Стандарты естественности» отмечается, что формирование стандартов естественности любой методологии связано со спецификой объективации «естественного состояния» человека и человечества, которое служит предпосылкой понимания естественного состояния природы. На широком историко-философском материале диссертант доказывает, что в качестве стандартов естественности метафизического стиля научного познания выделяются стандарты свободы («свободы воли»), «свободной добродетели», «войны всех против всех» и «права на все».

Так, формирование стандарта «свободы воли» тесно связано с деятельностью софистов (провозглашение ими тезиса о человеке как мере всех вещей и свободе как основной ценности) и схоластиков (постановка проблемы соотношения свободы человеческой воли и воли Божественной). В дальнейшем эти идеи получили развитие в учениях гуманистов эпохи Возрождения (положение о свободе личности) и философов Нового времени (тезис о свободе как естественном состоянии людей). Эти теоретические положения формируют стандарт естественного понимания, который затем распространяется на общество (социальная атомистика, индивидуализм), природу (атомизм, рассмотрение объектов в изолированном состоянии) и субъекта (свободно мыслящего и независимого от внешних условий индивида).

Поскольку же природа состоит только из зависимых (взаимосвязанных) тел, постольку «свободные объекты» представляют собой некоторую идеальную норму (репрезентацию), с учетом которой может быть с той или иной долей вероятности объяснено все многообразие этих зависимостей. На этой стратегии основана не только наука, но и европейская культура в целом.

Стандарт свободной добродетели (от «vitrum» - «превосходные качества», «преимущества») предполагает, что человек свободен в своем моральном выборе: он может быть добродетельным до тех пор, пока ему это выгодно или не требует больших усилий. Такая софистическая трактовка добродетели впоследствии нашла свое воплощение в моральной философии Возрождения, Нового времени, а также в современной западной философии. Учитывая, что понимание добродетели зависит от образа жизни, человеку предписывается признание законности «тысячи иных образов жизни». Подобный подход позволяет предположить, что на базе этого стандарта естественности выстраиваются такие стандарты рациональности, как: плюрализм, перспективизм, конвенционализм, прагматическая концепция истины и др.

В качестве стандарта естественности, отражающего естественное состояние людей, «война всех против всех» была введена и обоснована Т. Гоббсом. Им же были выделены основные источники распри: соперничество, недоверие, жажда славы. Отметим, что различные аспекты европейского общества по-разному интерпретировались в терминах борьбы, но все они сходились в одном: вся жизнь людей - борьба друг с другом, без которой они не могут существовать. В XIX в. окончательно утвердилась вера в то, что борьба имеет универсально закономерный характер, поскольку дает индивидам неограниченные возможности достижения своих целей при равных возможностях нанесения ущерба друг другу. Отсюда вытекает вероятностный характер «войны всех против всех» (с какой долей вероятности прогнозируется победа и существует ли вероятность поражения). В качестве такового, данный стандарт представляет собой абсолютизацию соперничества, цель которого - выживание «сильнейшего» и «право на все».

Стандарт «право на все» в качестве первого естественного закона был выдвинут Т. Гоббсом: делать все, что угодно, владеть всем, чем пожелаешь, т. е. обладать неограниченной свободой. Естественное право, возникающее на этой основе, предполагает свободу каждого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей жизни, имущества и свободы. «Право на все» предполагает свободу выбора в любых областях жизнедеятельности: правовой, идеологической, религиозной, экономической, социальной и др. В соответствии со стандартами свободы воли, свободной добродетели и войны всех против всех человек получает право на все и с некоторой долей вероятности может это право реализовать. Однако, поскольку право на все имеют если не все, то многие, то речь идет именно о вероятности реализации жизненных проектов.

В заключении диссертант формулирует следующие выводы. В качестве стандарта естественности свобода воли определяет суть гносеологии метафизического стиля научного познания, ее проективность, вероятностность. Данные стандарты служат предпосылкой понимания естественного состояния природы («свободные объекты существуют»), обеспечивают метафизическую методологию и перспективу познания (знание как репрезентация); формируют индивидуалистическую мировоззренческую установку (принципы независимого существования, «война всех против всех», «право на все»).

Во втором параграфе «Стандарты рациональности» исследуются стандарты рациональности метафизического стиля научного познания: перспективизм, плюрализм, конвенционализм, прагматическая концепция истины, пробабилизм, рационализм, полилогизм.

Перспективизм представляет собой стандарт рациональности, согласно которому познание обусловлено личной позицией субъекта познания и, соответственно, знание, полученное на этой основе, предполагает признание и утверждение множества субъективных точек зрения на один объект по принципу «сколько людей, столько и мнений», то есть репрезентаций, «реальностей для нас» без претензии на истинность. Познание здесь не предполагает всеобщности и, следовательно, приводит к плюралистическому истолкованию действительности.

В качестве стандарта рациональности плюрализм предполагает существование независимых и не связанных между собой областей действительности, множество несводимых друг к другу систем знания, множества истин. Критерии научности, сформулированные на основе плюралистической стратегии, имеют заведомо вероятностный характер и ориентируют научное познание на развитие в обособленных, замкнутых и резко противопоставляемых друг другу формах. Плюрализм обнаруживает себя почти во всех главных течениях западной философии (прагматизма, феноменологии, неотомизма, персонализма, экзистенциализма, позитивизма и постпозитивизма). Плюрализм реализуется в различных видах и формах, вследствие чего выделяют онтологическую, гносеологическую, социально-политическую, социологическую, культурную и другие его формы. В основе всех этих форм лежит единый для всех плюралистических концепций подход к действительности как к сумме нескольких равнозначных сущностей.

Стандарты перспективизма и плюрализма с неизбежностью предполагают наличие конвенций - введения норм, правил, знаков, языковых и других систем на основе соглашения, на базе которых раскрывается такой стандарт рациональности, как конвенционализм.

Конвенционализм представляет собой стандарт рациональности, утверждающий, что в основе научных теорий лежат произвольные соглашения, выбор которых регулируется соображениями удобства, простоты и полезности.

Данное положение приводит к введению стандарта, характеризующего утилитаристское отношение к природе, обществу и познанию - прагматической концепции истины. Согласно данному стандарту, реальность внешнего мира недоступна для человека, а потому, единственное, что необходимо установить, - это не соответствие знаний действительности, а эффективность, практическую полезность знаний. Именно полезность и есть основная ценность человеческих знаний, которая достойна именоваться истиной. Близкую, однако, не тождественную позицию занимают сторонники пробабилизма.

Пробабилизм - стандарт рациональности, согласно которому все научные теории равно необоснованны, однако обладают разными степенями вероятности по отношению к имеющемуся эмпирическому подтверждению, в результате чего актуализируется отбор наиболее вероятностных теорий.

Кроме того, диссертант обосновывает необходимость выделения таких стандартов рациональности, как рационализм, согласно которому постулируется превосходство научного знания над вненаучным, рационального над внерациональным, и полилогизм, признающий правомочность существования множества формальных логик (дедуктивной, индуктивной, воображаемой и т.д.) и возможность их произвольного выбора познающим субъектом.

В заключении диссертант приходит к выводу: представленные стандарты полностью соответствуют метафизическому стилю научного познания и его гносеологии, поскольку предполагают существование множества несводимых друг к другу систем знания, снимают вопрос об истинности или ложности наших предположений и теорий, постулируя их условность, вероятностность.

В третьем параграфе «Методологические стандарты» в качестве методологических стандартов метафизического стиля научного познания диссертант различает на философском уровне метафизический метод, на общенаучном уровне - методы идеализации, моделирования, абстрагирования, гипотетико-дедуктивный, аксиоматический и аксиологический (ценностный) исследовательский подходы.

Отмечается, что метод идеализации представляет собой мысленное конструирование понятий об объектах, не существующих и не осуществимых в действительности. Он нацелен на образование идеализированных объектов, принципиально не осуществимых в действительности, таких как «идеальный газ», «свободное падение», «абсолютно черное тело» - в физике; «точка», «прямая линия» - в математике; «идеальный раствор» - в физической химии.

Метод моделирования представляет собой метод исследования объектов на их моделях, гносеологической основой которого выступает умозаключение по аналогии, понимаемое предельно широко - как перенос информации об одних предметах на другие. Метод абстрагирования предполагает мысленное отвлечение от ряда свойств и отношений изучаемого явления с одновременным выделением интересующих свойств.

Диссертант доказывает, что методы идеализации, моделирования и абстрагирования близки между собой: во всех трех случаях образуется некая самостоятельная теоретическая конструкция (репрезентация), в которой характеристики и стороны познаваемого объекта отвлечены от фактического эмпирического материала.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7