Delist.ru

Творческая составляющая труда как императив культуры современности: философский анализ (01.07.2007)

Автор: Хайруллина Вакифа Гильмановна

Анализируя роль культуры в формировании человеческой социаль-ности, В.С. Степин выделил в обществе три взаимодействующие подсистемы: материально-техническая, отношения между людьми и совокупность информационных кодов. При этом третья подсистема была обозначена как «культура, наличие в обществе как целостном социальном организме сложноорганизованной совокупности информационных кодов, хранящих и транслирующих надбиологические программы человеческой жизнедеятельности». Рассматривая функционирование общества как системы, В.С..Степин раскрыл суть культуры как особого рода программы деятельности человека, потому что деятельность дискретна. Он отмечает, что для получения результата «субъект деятельности имеет цели, ценности, знания и навыки, обеспечивающие его целесообразные действия с орудиями, соединяя их с исходным материалом, который преобразуется в продукт в опредмеченную цель. Эти цели, ценности, знания, навыки и выступают как особая программа деятельности, которая должна стать достоянием субъекта». В данном случае речь идет о такого рода программах, которые представляют массив накопленного человеческого опыта и могут транслироваться, передаваться в виде образцов, знаний, предписаний, верований, норм, мировоззренческих установок и т.п. Они гибки, исторически изменчивы. Их принято называть культурой.

Таким образом, культура имеет системный характер, т.е. ее целостность обеспечивается смыслами мировоззренческих универсалий. Эти универсалии можно рассматривать как способы селекции человеческого опыта. Они выполняют функцию отбора для включения в поток культурной трансляции, образуя категориальный строй сознания людей той или иной эпохи, задавая обобщенный целостный образ человеческого жизненного мира. Этот образ выражает отношение человека к природе, обществу и духу, что определяет миропонимание и мироощущение людей той или иной культуры в определенную историческую эпоху. И тогда обнаруживается, что универсалии культуры – это мировоззренческие категории.

Эти положения, раскрывая глубинные основания культуры, высвечивают труднообнаруживаемую связь между культурой, состоянием внутреннего мира человека, его деятельностью и феноменом глобальных процессов. Из представления культуры как надбиологической сложной функциональной структуры знаковой формы проясняется ее энергоинформационная природа. Другими словами, культура представляет энергоинформационную среду обитания человека, питающую его внутренний мир и одновременно питающуюся энергией его внутреннего мира. Этот обменный процесс проявляется во внешнем мире в форме поведения человека и результатов его деятельности в творчестве и труде.

Для анализа главных различий культуры нынешнего поколения от культуры прошлых поколений обратимся к следующим авторам. Так, из трудов А.А. Гусейнова1 следует, что в современной мировой философии в предельно обобщенном виде можно выделить четыре великие традиции: китайскую, индийскую, европейскую, арабо-мусульманскую. Они представляют собой четыре автономные, вполне самостоятельные большие культуры и существуют в настоящее время с теми же названиями, каждая из которых является самодостаточной.

Согласно историческому принципу названные культуры функционировали и развивались, представляя относительно обособленное пространство осмысленной деятельности. Пространство каждой культуры являлось условием для организации жизнедеятельности человека, проживающего в этом пространстве, в т.ч. его ценностно-созидательной деятельности. Из этих положений выходит, что культура как пространство осмысленной деятельности человека представляет и пространство накопления его жизненного опыта в онтогенезе и включения этого опыта в поток культурной трансляции в филогенезе. Однако это не означает, что все созданное человеком включается в культуру. Эту специфику взаимосвязи человеческой деятельности и культуры можно считать общепризнанной. Благодаря активности каждый человек постоянно что-то изобретает в своей жизни, накапливает опыт, но не все попадает в культуру. Как уже отмечалось, культура обладает средствами отбора, скрытыми часто не осознаваемыми жизненными смыслами, которыми руководствуется человек в своей деятельности. Эти осознанные и неосознанные смыслы представляют содержание мировоззренческих универсалий культуры. Ими фиксируется шкала ценностей, обеспечивается понимание мира, осуществляется его осмысление и переживание.

Прошедшие в период с 1990 по 2006 гг. научные конференции и конгрессы философов обсуждали эти аспекты культуры. Участники форумов обратили внимание научной общественности на важные особенности структурных и функциональных связей культур, их влияния на характер бытия человека, его деятельности. «Сопоставляя культуру Востока и культуру Запада, – отмечает В.Д. Диденко, – мы сможем добиться значительных конструктивных результатов только при условии понимания их самобытности. В данном случае это, в частности, означает, что западноевропейская традиция не должна восприниматься в качестве эталонной». Раскрытие последних позволяет прояснить специфику диалога локальных культур в прошлом и настоящем, что, в свою очередь, помогает лучше осознать сегодняшние проблемы данного феномена.

Известно, что такие ценности, как Добро, Истина, Красота, Справедливость и др. могут быть названы фундаментом культуры. Подчеркивая необходимость сохранения и спасения этой части культуры, В.А. Лекторский отмечает, что «без них ни человек, ни культура невозможны (ценности свободы, личности, рациональности)». Отсюда следует, что из-за динамичности структуры в культуре всегда присутствуют также операционально целесообразные сиюминутные ценности, призванные обеспечить ее текущее функционирование. Однако важно, чтобы внутри культуры сохранялся баланс собственного культурного и практической адаптационно-операциональной ее части. Общечеловеческие ценности как фундамент культуры служат ценностной опорой для ее изменчивой операционально-целесообразной части.

История функционирования и развития локальных культур свидетельствует, что в их структуре превалировали общечеловеческие ценности. Изменения, происходившие в ее текущей части, обнаружить было почти невозможно, ибо они выходили за рамки индивидуальной жизни. Поэтому эти изменения были незаметны, оценить их можно было лишь по прошествии очень длительного периода времени. Новообразования – результаты творчества и труда человека, претендующие для включения в состав культурных ценностей, подвергались длительной адаптации. Благодаря этой приспособительной особенности обеспечивалась стабильность локальных культур. Таким образом, культура функционирует в форме диалога по вертикали между ее внутренними компонентами, а также диалога по горизонтали между локальными культурами1. Из данного положения обнаруживается системообразующая роль языка в культуре. Каждая локальная культура представляет систему кодов. Ее познание требует от представителей других культур расшифровки последних, т.е. приложения духовно-интеллектуальных усилий и погружения во всю систему данной культуры. Эта особенность была отмечена Ю.М. Лотманом как «язык – это код плюс его история»2.

Сегодня в нашем обществе наблюдаются изменение механизмов культурообразования и нарушение пропорции между высоким и низовым ее компонентами. В этом контексте следует отметить, что происходящие изменения в культурообразовании и ее функционировании таят в себе массу проблем, которые станут явными только по истечении определенного времени.

Радикальные изменения в культуре и ее функционировании отражают одновременно и состояние труда и его творческой составляющей в обществе, являющихся основанием бытия человека. Так, начиная с 90-х годов ХХ столетия в нашей стране государство перестало быть гарантом занятости. В системе жизненных ценностей современного человека резко упал рейтинг труда. В итоге постсоветский человек, привыкший руководствоваться основополагающими морально-нравственными принципами «кто не работает, тот не ест», «трудом славен человек», «от каждого по способности, каждому по труду», очутился в либеральном обществе индивидуализма с принципами «каждый за себя», «все дозволено, если не противоречит закону». Изменение правовых и имущественных оснований предметно-практической деятельности современного человека, условий его творчества и труда и источников доходов, роли государства в этом процессе создало в российском обществе атмосферу нейтрализации регулирующей силы прежних морально-нравственных норм и способствовало возникновению новых. Такие радикальные изменения в нормах общественной жизни при отсутствии нового правосознания вызвали у части населения деформацию в мировоззрении, подавление в нем ценностного отношения к труду и духовной составляющей человеческого бытия. И как следствие – усилилось стремление к быстрому обогащению не за счет трудовых доходов. Это вызвало интенсивный рост экономической и уголовной преступности, на фоне которой увеличивается количество беспризорных детей и социально не защищенных слоев населения. Этому способствовали также коренные изменения в содержании и формах деятельности СМИ, заполняющие смысловое пространство культуры информацией о наступлении общества потребления.

Приведенные положения о резком изменении к началу ХХI столетия «механизма культурообразования» и его функционирования от сущес-твующего до конца ХХ столетия, о переходе из формы гармоничного «впитывания» новообразований (адаптации) и общения локальных культур как закодированных систем, требующих расшифровки их кодов, соответствующей интерпретации и перевода, представляющей напряженный процесс проникновения в смысловое пространство друг друга, в форму одновременного диалога свидетельствуют, что исследование взаимосвязи этих сложных явлений требует вовлечения в их анализ элементов знаний теории восприятия, формирования и развития психики человека как субъекта культуротворчества и труда. При этом считаем важным отметить необходимость обогащения категории времени, основываясь на психофизиологической теории восприятия человеком информации об объектах внешнего мира, дополненной теорией геннокультурной коэволюции. Так, В.С. Степин отмечает: «Нужно откровенно сказать, что философия, да и в целом культура, оказались недостаточно готовы к тем быстрым переменам, которые произошли за последние десятилетия в современном мире. Жизнь слишком быстро меняется, а осмысление изменений идет с запозданием». А.Н. Чумаков в числе методов и принципов научной работы отмечает, «что между свершением тех или иных событий и фактом их осознания, как правило, имеет место определенный временной разрыв». Этот парадокс им назван «эффектом позднего восприятия». Данное положение рассматривается также в связи с изучением философского аспекта закономерностей формирования и развития трудоспособности человека как субъекта творчества и труда в онтогенезе.

Осмысление творческой составляющей труда как императива культуры современности вызывает необходимость обращения к дополнительным знаниям о человеке как многомерной системе. Поэтому мы обращаемся к идеям ученых-психологов Г. Гельмгольца, Н. Ланге, И. Мюллера, И. Павлова, И. Сеченова. Среди них для нашего исследования особо важны идеи происхождения внутренней психической деятельности человека, которые получили дальнейшее развитие в трудах В. Бехтерева, Б. Братуса, Л. Выготского, П. Гальперина, А. Леонтьева, С. Рубинштейна и их последователей. В данной работе мы опираемся на исследования П.Г. Гуревича, академика И.Т. Фролова, М.Я. Боброва, О.Т. Коростелевой, Э. Дюркгейма, О..Конта, М. Кастельса, О. Тоффлера и др.

В исследованиях ученых много внимания уделялось осмыслению диалектической природы творческого процесса. В восьмидесятые-девяностые годы ХХ столетия по проблеме творчества было выполнено более двухсот диссертационных работ, и все они представляют исследования конкретных видов творчества. За последние десятилетия исследованию проблем, связанных с творчеством, посвящены следующие диссертационные работы по философии: Г.А. Аванесовой, С.Б. Баглюк, С.Г. Виноградовой, Б.И. Сабурова. В этих работах исследуются в основном социально-психологические основы творчества.

Особое значение имеют для нашей работы результаты исследований по культуре и творчеству в условиях глобализационных процессов отечественных философов: В.С. Степина, В.А. Лекторского, А.А. Гусейнова, В.Д..Диденко, В.В. Миронова, Л.А. Микешиной, К.Х. Момджяна, И.Т. Касавина, В.М. Межуева, И.П. Меркулова, А.С. Майданова, В.Н. Поруса, А.Ф. Зотова, В.А. Коваленко, А.Н. Чумакова, И.К. Лисеева, Н.В. Мотрошиловой, Е.Н. Некрасовой, А.Л. Доброхотова, З.С. Беловой и других авторов.

Каковы основания происходящих изменений в современной культуре, как они влияют на труд и его творческую составляющую, какова взаимосвязь между этими феноменами? Эти вопросы представляют философскую проблему и делают необходимым исследование прежде всего природы способности современного человека к творчеству и труду, являющейся источником культуры.

Актуальность данного исследования возрастает, если учесть, что труд, смыслообразующим элементом которого является творческая составляющая как императив культуры, исследовался основателями теоретической экономии вне ее учета. Труд рассматривался как фактор производства полезности, товаров и услуг, а его субъект – как источник рабочей силы, как товар на рынке труда и потребитель разной платежеспособности. Вместе с тем способность человека к творчеству и труду воспринималась как априорное человеческое качество.

Проблемы труда непосредственно и опосредованно рассматривались отечественными философами Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, П.А..Флоренским, философом-экономистом А.А. Богдановым, экономистами В.Я. Железновым, М.И. Туган-Барановским, С.Г. Струмилиным.

В конце ХIХ и в ХХ веке труд стал объектом исследования прикладных наук для выявления роли внешних факторов, воздействующих на повышение его производительности.

В ходе этих исследований было накоплено много эмпирических данных, позволяющих полнее обнаружить уровень сложности проблемы труда. Результаты исследований Центрального института труда (ЦИТ) ВЦСПС, Хоторнские эксперименты Э. Мэйо убедили, что закономерности роста продуктивности труда нельзя выявлять без познания структуры его субъекта и взаимосвязи с культурой. В теории и практике возникли новые подходы к осмыслению труда с учетом состояния внутреннего и внешнего мира человека.

Одновременно интенсивный рост науки и техники сопровождался механизацией и автоматизацией производства, внедрением информа-ционных технологий, резким изменением соотношения умственного и физического труда в пользу первого, увеличением объемов выпуска продукции потребительского назначения, повышением уровня жизни населения и досуга. Все эти социальные явления сопровождались активным развитием средств массовой информации, рекламной деятельности, игрового бизнеса и развлечений.

Философы и социологи, исследуя эти явления как закономерность общественного развития, определили их как наступление общества потребления. Благодаря такому выводу общественных наук средства массовой информации навязывали обществу стереотипы образа жизни человека-потребителя. Поэтому система взглядов, ценностей, убеждений в общественном сознании на взаимосвязь «человек – общество – природа», основанная на отношении к труду как источнику жизнеобеспечения человека и общества, все более сменялась на представления: 1) о природе в основном как о предмете труда, без учета закономерностей ее самоорганизующейся сущности, забывая, что сам человек является ее частью; 2) о человеке-потребителе-игроке. Так, за последние десятилетия в общественном сознании вместо человека-субъекта труда с творческой составляющей, одухотворяющей предметы природы, формировалась модель человека-потребителя, образ жизни которого – игровая повседневность, способствующая не развитию человека, а его деградации.

Эти проблемы общества свидетельствуют о пробелах в философском познании основ формирования и развития способности человека к творчеству и труду, роли общества и культуры в становлении личности. Необходимость исследования усиливается еще и потому, что определение способности современного человека к творчеству и труду как системного свойства сложной организации с учетом исторической эволюции ее становления и развития, социокультурной обусловленности еще не проводилось. Автор стремился раскрыть в своем исследовании творческую составляющую труда как императива культуры, воспроизводящего ее жизнеспособность, самого человека и его культуры в современных условиях.

Цель исследования заключается в философском анализе сущности творческой составляющей труда как проявления способности человека к творчеству и труду, являющейся императивом культуры современности, и факторов формирования и развития этой способности. В соответствии с обозначенной целью в диссертации поставлены следующие задачи:

– определить философский смысл понятия творческой составляющей труда;

– раскрыть сущность человека как многомерной системы, являющегося одновременно элементом более высшего порядка: био-, ноо-, социосфер, системным свойством которого является способность к творчеству и труду;

– показать структуру способности человека к творчеству и труду как единство его духовной, интеллектуальной и биологической деятельностных способностей, реализуемых им в обществе;

– выявить закономерности формирования и развития способности человека к творчеству и труду в онто- и филогенезе;

– определить проблемы современного информационного общества и раскрыть их влияние на формирование и развитие способности подрастающего поколения к творчеству и труду.

Объект исследования – взаимосвязь творческой составляющей труда и культуры современности.

Предмет исследования – закономерности формирования и развития способности человека к творчеству и труду как основы реализации творческой составляющей труда – императива культуры.

Теоретико-методологической основой исследования является системный подход, дополненный общефилософским принципом единства исторического и логического и методом восхождения от абстрактного к конкретному. Опираясь на интегрирующую функцию философии, автор руководствуется научными положениями ученых-философов, исследующих судьбы культуры и творчества в современных условиях, а также ученых естественно-научного направления: С.П. Капицы, С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого и др., развивающих идею о необходимости междисциплинарного синтеза естественно-научных и социально-гуманитарных знаний для выработки новых императивов развития отношений «человек – общество – природа».

В работе опирались на труды классиков философии, социологии, психологии, исследования отечественных и зарубежных ученых по методологическим, теоретическим и прикладным проблемам культуротворчества человека, а также на труды по этнографии, биологии, общей теории систем, теории информации, педагогики, права в области человекознания, культуры.

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили ежегодные Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) о развитии человека за 1998, 1999 гг., справочно-статистические материалы Госкомстата РФ и РБ, Министерства образования РФ и РБ, результаты социально-экономических исследований институтов РАН, обзоры социально-экономической политики в России за 1991–2006 гг., материалы международных, всероссийских, региональных научных и научно-практических конференций, конгрессов, симпозиумов, периодической печати, аналитические отчеты, результаты экспериментальной деятельности в общеобразовательных учреждениях Республики Башкортостан под научным руководством автора.

Научная новизна полученных результатов состоит в следующем.

1. Обоснована концепция труда, смыслообразующим элементом которого является его творческая составляющая как императив культуры.

2. Обосновано положение о том, что человек как многомерная система развивается по законам био-, ноо- и социосферы при решающей роли воздействия культуры как духовной силы общества, представляющей смысловое энергоинформационное пространство его жизнедеятельности.

3. Раскрыто, что формирование способности человека к творчеству и труду связано с процессом формирования и развития интеллекта, имеющим рефлекторную природу, основанную на открытии психо-физиологами механизма различения психических и физиологических явлений.

4. Раскрыта природа способности человека к творчеству и труду, предстающая как триединство его физического тела, интеллектуальной и духовно-волевой составляющих при смыслообразующей роли последней.

5. Раскрыто философское смысловое содержание понятия «способ-ность человека к творчеству и труду», которое могло бы стать основополагающим мировоззренческим понятием для подрастающего поколения, определяющим его отношение к природе, духовной жизни, обществу и месту человека в нем.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечены методологической обоснованностью исходных теоретических положений, адекватностью применяемых методов цели, задачам и логике диссертации, а также используемой в работе нормативно-правовой базой.

загрузка...