Delist.ru

Развитие электросвязи и формирование информационной среды (01.06.2007)

Автор: Шапошников Геннадий Николаевич

Во втором разделе «Становление советской электротехнической промышленности и реконструкция уральской электросвязи в 1921–1929 гг.» рассматриваются проблемы восстановления материально-технической базы советских коммуникаций и технические инновации на сетях электросвязи Урала. В ходе гражданской войны предприятия слабых токов и кабельные заводы сократили выпуск продукции.65 Восстановление материально-производственной ___________________

63 Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства в России (посл. треть ХIХ – 20-е гг. ХХ вв.). 1994, С.188.

64 Почтово-телеграфная статистика за 1915 г. Пг., 1918, С. ХIV.

65 Гусев С.А. Развитие советской электропромышленности. М., 1964, С.39; Шорин Л.Н., Макаревский Г.Н., Лехельт А.А. Электротехническая промышленность слабого тока за 10 лет. // Электричество. 1927, № 11, С.415.

базы проходило в тех же географических границах, на тех же технологиях и кадровом составе, которые существовали до революции. Новым моментом стала быстрая специализация и широкое развитие научно-исследовательских работ в электроиндустрии. Синтез дореволюционных традиций и советских новаций способствовал быстрому восстановлению слаботочных производств до уровня 1913 г. Оно было завершено уже к 1926 г. Анализ развития материально – технической базы отрасли связи показал, что во второй половине 20-х гг. завершились процессы формирования промышленности слаботочных токов и радиотехники из стадии общественного производства в самостоятельную отрасль советского машиностроения.

Достижения материально-технической базы способствовали успешной реконструкции и внедрению технологических инноваций на уральских сетях электросвязи общего пользования. Детищем советской власти стали региональная междугородная телефония и радиосвязь. В начале 20-х гг. на Урале не действовала ни одна междугородная линия, к началу 30-х гг. междугородние телефонные связи имели 11 городов края.66 В 1930 г. была введена в строй уральская дистанция самой протяженной междугородной телефонной магистрали СССР того времени: Москва – Свердловск – Челябинск – Новосибирск с линиями на Магнитку и Кузбасс.67

20-е гг. стали временем и бурного развития радиосвязи. В 1923 г. вступила в строй первая ламповая радиостанция региона – Свердловская (РВ-5). Во второй половине 20-х гг. радиостанции были устроены в Обдорске, Самарово, Кондинске, Сыктывкаре, Кургане, Тюмени и др. городах. К 1930 г. на Урале насчитывалось 30 радиостанций различной мощности, были организованы постоянные радиолинии уральских городов с Москвой, Ташкентом, Ленинградом, Новосибирском, Астраханью, с радиостанциями на побережье Северного Ледовитого океана. В это же время получил развитие и новый вид электросвязи – проводное и радиовещание. В конце двадцатых в крае насчитывалось уже 10,5 тыс. приемных точек эфирного проводного вещания коллективного и индивидуального пользования (коэффициент радиофикации составлял 13 радиоточек на 10 тыс. уральцев).68

Отмечая достижения в развитии слаботочных и радиотехнических производств, диссертант избегает каких-либо панегирических оценок. К концу 20-х гг. заводы слаботочной аппаратуры остро нуждались в новом оборудовании, качественном сырье, кадрах и не могли выполнить растущие плановые задания.69

____________________

66 Уральское хозяйство в цифрах в 1930 г. . Свердловск. 1930, С.235; ГАСО, ф.2196, оп.1, д.125, л.26.

67 См.: Земеров Н.И. Связь Челябинской области за 50 лет. Челябинск. 1968, С.118; Приказ наркома НКПиТ от 22/Х11.1930 г. и всем оконечным, промежуточным и контрольным пунктам телефонной линии Москва – Новосибирск. М., 1930.

68 Белова Т.В. История радио на Урале. Екатеринбург. 1994. Рукопись.//Ведомственный архив Екатеринбургского филиала ОАО «Уралсвязьинформ». Кислицын Ф.П. Развитие проводного вещания в г. Свердловске. Свердловск, 1985. Рукопись.// Там же.; Уральское хозяйство в цифрах в 1931-1932 гг. Свердловск, 1932, С.246.

69 Конъюнктура хозяйства связи в 1929/30 г. М., 1930, С.15; Связь к третьему году пятилетки. VI съезду Советов. М., 1931,С.4-6. ГАСО, ф.1812, оп.2, д.82, л.108.

Трудности роста можно было решить, направив дополнительные капиталовложения и материальные ресурсы в этот сектор экономики. В условиях форсированной индустриализации этого сделано не было и многие «болезни роста» как информационных трансляций, так и их материально производственной базы превратились в хронические недуги советской модернизации.

В главе V диссертации «Власть и связисты Урала в периоды социальных трансформаций (1905–1921 гг.)» рассматриваются проблемы взаимоотношения связистов с властями в ходе революций и гражданской войны. В первом параграфе «Связисты в революции 1905 г.: первая информационная война на Урале», обосновывается тезис о том, что акции гражданского неповиновения связистов осенью 1905 и 1917 гг. можно определять не только как Всероссийскую почтово-телеграфную стачку или саботаж (как это оценивает советская и современная историография), а как целостные информационные войны, навязанные почтово-телеграфными работниками власть имущим. Уже осенью 1905 г. в действиях связистов присутствовали все признаки информационной войны.70 В течение трех недель около двух десятков крупных городов края оказались погруженными в информационную блокаду. Поскольку на их телеграфы были замкнуты все местные линии связи, то работу прекратили десятки отделений в заводских поселках и других населенных пунктах. Причинами первой информационной войны в истории края стали высокая организованность работников почт и телеграфов и возможности нелегальных сношений по служебному телеграфному обмену. Связистам в 1905 г. удалось создать один из наиболее действенных профессиональных союзов в России, который в ноябре 1905 г. перерос в политическую организацию и смог объединить разрозненные выступления мест.

Обращается внимание на двойственное значение информационной войны: действия уральских связистов серьезно парализовали информационный обмен центра и восточных районов страны, заставили обратить внимание правительства на нужды ведомства и его служащих. Влияние первой информационной войны в России ощущалось и в думских дебатах 1908–1914 гг., правительство вынуждено было повысить жалование почтово-телеграфным служащим, пойти на дальнейшую либерализацию нормативно-законодательной базы, расширить допуск частных предпринимателей на рынок услуг связи. Наконец, революционный опыт связистов оказался востребованным в 1917 г.

Вместе с тем, информационная война отрицательно повлияла на хозяйственную жизнь Урала, способствовала углублению кризисных явлений его экономики в 1905–1906 гг. Достаточно отметить, что в течение трех недель в горных округах прекратили выплату зарплаты работникам, т. к. вся финансовая и деловая документация лежала без движения.71 На севере начались серьезные сбои в работе судоходства по рр. Тоболу, Иртышу, Оби и Туре, т. к. телеграфы не работали.72

____________________

70 Определение и признаки информационной войны – см.: Слипченко В.И. Войны шестого поколения. Оружие и военное искусство будущего. М., 2002, С.151-163.

71 «Уральская жизнь», 1905, 2 декабря; ГАСО, ф.2196, оп.1, д.1, л.4.

72 Революционное движение в Тобольской губернии. 1905–1914 гг. Сб. док. Свердловск, 1981, С.15.

По всему Уралу началось невероятное разрастание слухов, т. к. правдивая информация не поступала.

Автор опровергает тезис советской историографии о массовых репрессиях после прекращения забастовки. В 1905–1906 гг. в учреждениях связи Пермской, Уфимской, Тобольской и Вятской губерний работало более 2,4 тыс. связистов, около 80% из них так или иначе приняли участие в акциях протеста, но только 71 человек предстал перед судом, 29 активных участников были приговорены к различным срокам заключения, остальные – отпущены на свободу. 73

Во втором параграфе «1917 г.: вторая информационная война на Урале» рассмотрено участие связистов в революции 1917 г. Большинство связистов поддержало февральско-мартовскую революцию, что создало масштабное информационное пространство для новой власти. Политическая поддержка почтово-телеграфных работников обеспечила Временному правительству информационное поле для решения социально-экономических и политических задач в ходе многочисленных политических кризисов, корниловского выступления и общенационального кризиса осенью 1917 г. Уже весной 1917 г. связисты воссоздали свой профсоюз, который стал одним из наиболее организованных в стране, а летом-осенью 1917 г. из общественно-политической организации превратился в партию. Диссертант опровергает тезис советской историографии о том, что осенью 1917 г. в среде почтово-телеграфных работников существовал идейно – политический раскол и большинство из них готовы были поддержать большевиков. Анализ резолюций уральских месткомов почтово-телеграфного союза убеждает, что большинство из них в это время разделяло политические убеждения правых эсеров и либеральных партий и последовательно выступало за созыв Учредительного собрания.

В октябре Всероссийский почтово-телеграфный союз не признал приход большевиков к власти. Высокая организованность связистов, возможности служебного телеграфного обмена и иных неформальных оперативных сообщений, позволили им навязать большевикам вторую в истории России информационную войну.

По подсчетам автора в информационной блокаде оказалось десять крупных городов края.74 Слаженные действия железнодорожников и связистов стали одной из причин организации соглашательских (коалиционных) советов, что заметно снизило темпы «победного шествия Советской власти» на Урале. Большевики ответили террором и «кадровой чисткой» учреждений связи. Наиболее масштабные репрессии обрушились на связистов Вятки, которые попытались организовать новую забастовку в дни разгона Учредительного собрания.75

__________________

73 Расчет по мат.: ГАРФ, ф.6871. оп.1, д.244, л.12-14; д.319, л.2.

74 Расчет по мат.: ГАСО, ф.62, оп.1, д.635, л.143-160, 237.

75 ГАРФ, ф.5489, оп.1, д.19, л.26-27, 41.

Открытые акты гражданского неповиновения в учреждениях связи Урала были пресечены только во второй половине февраля 1918 г. Это позволило создать необходимое информационное поле для первых «социалистических» преобразований. Вместе с тем, социальная поддержка новой власти на протяжении всей первой половины 1918 г. в учреждениях связи оставалась слабой, а идейно-политический раскол в среде связистов нарастал, что и стало одной из косвенных причин гражданской войны.

В третьем разделе «Электросвязь Урала в годы гражданской войны. (1918–1921 гг.)» анализируется состояние коммуникаций края в эти годы и результативность усилий белых и красных властей по милитаризации отрасли. В период гражданской войны связисты обслуживали информационные потребности всех воюющих сторон, их служение отличалось высоким самопожертвованием и героизмом. По неполным подсчетам диссертанта, непосредственно в армиях служило около четверти почтово-телеграфных работников России. Самые большие потери несли радисты, гибель которых к концу военных действий составила до половины всех радиотелеграфистов, числившихся в НКПиТ РСФСР на начало 1918 г.76 Остальные связисты были мобилизованы по месту работы и несли службу на своих рабочих местах и у белых, и у красных. На примере уральских сетей связи рассматриваются особенности работы коммуникаций в военное время.

Анализ социально-экономической политики по устройству линий связи, которую проводили и белые и красные в 1918–1921 гг. показал, что она строилась на однотипных мобилизационных мерах и предполагала организацию только магистральных связей по важнейшим оперативным направлениям. Местные сети демонтировались или бездействовали. Обе стороны прибегали к репрессиям и установили жесткий военный контроль за работой учреждений связи. У белых его осуществляли специальные офицеры – коменданты связи, у красных – чрезвычайные комиссары наркомата почт и телеграфов. При этом военно-административное принуждение к связистам в «белой зоне» оставалось меньшим по масштабам, чем в «красной». Снабжение продуктами, обувью, дровами и др. у белых было лучше, а социальный статус связиста-чиновника выше. Это позволило привлечь в учреждения связи «белой зоны» Урала большее количество профессиональных кадров, а производительность труда и пропускная способность их линий связи была выше, чем у противной стороны. Это объясняет и то, что вместе с белыми ушли почти все кадры уральской связи. Красные решали проблемы развития средств связи апелляцией к революционному энтузиазму, массовыми крестьянскими мобилизациями в учреждения связи. Мобилизационные меры способствовали определенной стабильности работы средств передачи данных. В период эсеро-кадетских и колчаковского правительств уральские города имели регулярные телеграфные сообщения с Сибирью и Дальним Востоком, Китаем, а через Японию и с США.77 На Урале в это время был воссоздан Пермский почтово-телеграфный округ.78

_________________

76 РГАЭ, ф.3527, оп.9, д.261, л.7.

77 ГАСО, ф.1952, оп.1, д.35, л.9, 11, 14, 21.

78 ГАПО, ф.445, оп.1, д.1, л.67-68.

За 1919–1921 гг. красные смогли быстро организовать оперативную связь Урала с Москвой, Петроградом, западными и южными городами России, а по мере освобождения Сибири, и с восточными регионами.79 В конце гражданской войны Урал возродил свое значение центра транзитного информационного обмена. При этом, «героический период» русской революции оказался весьма затратным для связистов и разрушительным для региональных средств связи. Наибольшие разрушения им нанесли не столько сами военные действия, сколько голод и две масштабные эвакуации, которые осуществили обе воюющие стороны в 1918–1919 гг.

В заключительной VI главе «Условия труда и производственная повседневность связистов» проведен анализ особенностей труда почтово-телеграфных работников в сравнении с другими категориями трудящихся, а также архитектуры трудовой мотивации в коллективах связистов до и после революции. В первом параграфе «Мотивация труда чиновника почтово-телеграфного ведомства (середина XIX в. – 1917 г.)» отмечено, что небольшой отряд уральских связистов (в 1913–1914 гг. не более 3 тыс. человек, к 1929–1930 гг. – 6,9 тыс.) занимал в региональном социуме промежуточное место между рабочим классом и технической интеллигенцией. Это наложило определенный отпечаток на мировоззрение, поведенческие стереотипы, понимание своей профессиональной значимости у работников почт, телеграфов, радио и телефонных станций. Анализ трех универсальных факторов: вознаграждения, побуждения, принуждения, которые и составили основу архитектуры всей трудовой мотивации в коллективах учреждений связи,80 показал, что царское правительство задействовало все возможности для организации стабильного процесса трансляции информации. В итоге, ГУПиТ, удалось создать весьма эффективную систему стимулирования труда. Это мы расцениваем, как серьезную и исторически значимую заслугу правящей элиты России. Главное заключалось в том, что в отрасли удалось закрепить и готовить опытные кадры. Мотивация труда на предприятиях связи заметно отличалась от той, что действовала на промышленных предприятиях Урала. В дореволюционном почтово-телеграфном ведомстве, при перманентном снижении экономических стимулов, которое наблюдалось в последней четверти XIX – начале XX вв., росли побудительные мотивы: возможность поступления на службу тем категория лиц, для которых работа в других министерствах была закрыта по каким- либо социальным, образовательным или иным моментам.

Почтово-телеграфное ведомство стало первым в России, в которое с 1869 г. стали принимать на работу женщин, в начале XX в более четверти служащих в учреждениях связи Урала составляли женщины, что было заметно выше, чем в других ведомствах и министерствах. Служба в учреждениях связи открывала возможности карьеры, получения гражданских чинов и пенсий.

загрузка...