Delist.ru

Развитие электросвязи и формирование информационной среды (01.06.2007)

Автор: Шапошников Геннадий Николаевич

В третьей главе «Генезис информационной инфраструктуры индустриального типа на Урале. Середина XIX в. – конец 20-х гг. XX в.» раскрываются усилия государства, местных органов управления, деловых кругов, связистов и населения Урала по созданию сетей связи на начальном этапе индустриальной модернизации. В первом разделе – «Особенности развития сетей электросвязи и формирования информационного пространства Урала во второй половине XIX в. – 1917 г.» анализируется практика устройства и эксплуатации всей

__________________

49 Расчет по мат.: РГИА, ф.518, оп.1, д.75, л.28; Почтово-телеграфная статистика за 1913 г., С.23; Список телефонных сообщений Российской империи на 01.01.1916 г. Пг., 1916, С. 48; Россия в 1913 г., С.14.

системы электросвязи на Урале с момента возникновения первых телеграфных линий до прихода большевиков к власти.

Возведение первых телеграфов в крае началось в начале 60-х гг. и было вызвано, прежде всего, процессами модернизации. Диссертант особо подчеркивает значение транзитной торговли, урбанизации и железнодорожного строительства, возрастание роли края в организации миграций населения, как важнейших факторов быстрого устройства местных сетей связи. Уже в третьей четверти ХIХ в. телеграфы способствовали выводу региональной экономики из кризиса после отмены крепостного права. В последней трети ХIХ в. Урал занял важное место в геополитическом информационной обмене (через Сибирскую телеграфную магистраль). На рубеже ХIХ–ХХ вв. электросвязь стала важнейшей составной частью всей региональной техносферы. Отмечается, что в сложных природно-климатических условиях региона строительство связи обходилось дорого и по затратам не уступало устройству линий в северных и дальневосточных регионах, государство, местное население, связисты вынуждены были идти на серьезные издержки, чтобы обеспечить приросты информационных ресурсов края.

На протяжении всей II половины ХIХ – нач. ХХ вв. динамика расширения сетей электросвязи общего пользования оставалась весьма высокой: в начале 60-х гг. ХIХ в. в 5 уральских губерниях насчитывалось всего 15 телеграфных станций с 35 работниками, а телеграфный обмен составлял менее 10 тыс. депеш в год. В 1911 г. информационные потребности уральцев удовлетворяли 2,5 тыс. связистов в 293 почтово-телеграфных учреждениях, а телеграфный обмен 5 губерний составил 18,6 млн. телеграмм.50

Первые телефонные линии появились в крае в начале 80-х гг. К началу мировой войны все уральские горные округа и крупные заводы имели свои телефонные линии ведомственного подчинения, устроенные по принципу междугородних телефонных сообщений. Уже в конце ХIХ в. выявилась закономерность уральской телефонии – более быстрое развитие заводской, ведомственной электросвязи, в сравнении с сетями общего пользования.

На рубеже 80–90-х гг. в крае разворачивается строительство первых городских телефонных станций общего пользования. К 1914 г. на территории 5 уральских губерний действовали 25 ГТС с общим числом абонентов в 9,1 тыс. чел. Из них 9 были правительственными, остальные – частными.51 В начале ХХ в. делались и первые шаги по устройству сельской связи, устроителями и владельцами которых были земства и отдельные предприниматели. Самые протяженные из них располагались в Пермской и Уфимской губерниях.52

___________________

50 Расчет по мат.: РГИА, ф.1289, оп.1, д.1432, л.227, 375, 542; д.1672, л.51; д.2495, л.125; Адрес-календарь Пермской губернии за 1911 г. Пермь, 1910,С.156-157; Обзор Вятской губернии за 1912 г. Вятка, 1913, С.78; Статистический обзор Оренбургской губернии за 1911 г. Оренбург, 1912 , С.78; Обзор Тобольской губернии за 1911 г. Тобольск, 1913,С.211.

51 Расчет по мат.: Обзор почтово-телеграфной статистики за 1914 г. Пг., 1917, С.60; Список телефонных сообщений Российской империи на 01.01.1914 г. СПб., 1914, С.42, 50-57; Список телефонных сообщений Российской империи на 01.01.1916 г. СПб., 1916, С.14-22.

52 Расчет по мат.: Список телефонных сообщений Российской империи на 01.01.1914 г. С.3-8, 62-63; Земские телефонные станции 1900–1909 гг. Казань 1912, С.2-3; Адрес календарь и справочная книжка Пермской губернии на 1911 г. Пермь, 1911, С.153-154. Уфимской земской календарь за 1913 г. Уфа, 1913. С.54.

Диссертант обращает внимание на то, что в начале ХХ в. электросвязь на Урале имела двойственные социально-культурные последствия и порождала определенные противоречия: она способствовала всем процессам модернизации края, особенно интенсификации его экономики, выступала важнейшим средством включения регионального социума в общеимперское информационное пространство. С другой стороны она усиливала культурную и социально-классовую дифференциацию уральского общества, способствовала нарастанию противоречий между городом и сельской глубинкой. Аппарат государственного управления, буржуазные круги, интеллигенция уже пользовались услугами телеграфа и телефона, а широкие массы населения только почтой. Для крестьянства и городских низов основным каналом информации оставались слухи, что и определяется автором, как показатель аморфной информационной среды региона.

Особой темой исследования автор выделяет усилия уральских деловых кругов и органов местного самоуправления по развитию сетей связи общего пользования. Этому посвящен второй параграф «Роль частного капитала и органов самоуправления края по развитию сетей электросвязи общего пользования». В начале XX в. частный капитал, земства, городские управы края активно осваивали рынок коммуникационных услуг. Наибольшие успехи были достигнуты в телефонии: в 1895–1914 гг. негосударственные структуры организовали 16 городских телефонных сетей, а в 1900–1914 гг. земства открыли сельские сети в 26 из 39 уральских уездов. Монтировованная емкость земских сетей составляла в 1914 г. 2 тыс. абонентов.53 Несмотря на известные усилия, вклад регионального бизнеса, земств и городских органов самоуправления в развитии информационных ресурсов оставался незначительным. Диссертант впервые вводит в научный оборот материалы думских дебатов по вопросам бюджетного финансирования и общего развития коммуникаций. Их анализ показал, что депутаты предлагали интересные проекты по совершенствованию средств связи, но правительство не обращало на них внимания. Большинство предложений не были претворены в жизнь. Помимо консервативной законодательной базы и бюрократических препонов, этому способствовали и экономические причины, прежде всего низкая платежеспособность населения. Так, в уральских земствах сети электросвязи были нерентабельны, их доходность определялась как критическая. 54

Отмечается, что к мировой войне на Урале была создана разветвленная сеть телефонно-телеграфных линий, которая стала важнейшей составной частью траспортно-информационной инфраструктуры и показателем процессов модернизации. При этом она была рассчитана на удовлетворение потребности управленческого аппарата, торгово-промышленных кругов.

__________________

53 Расчет по мат.: Обзор Уфимской губернии за 1914 г., С.8-9; Адрес-календарь и памятная книжка Пермской губернии на 1914 г. с.153; Список телефонных сообщений Российской империи на 01.01.1916 г., С.49-51.

54 См.: Журналы очередного XXXV Ирбитского земского уездного собрания за 1094 г. Ирбит, 1905. С.27; Земской телефон.// Пермская земская неделя. 1911, № 47, и др.

Подушевые показатели использования услуг электросвязи оставались в начале ХХ в. весьма низкими. По расчетам диссертанта, коэффициент телефонизации в уральских городах, где существовали телефонные сети, составлял всего 0,9 на сто горожан, на одного уральца приходилось 0,7 телеграммы в год, а одно учреждение связи обслуживало территорию в 229 тыс. кв. верст и 41,9 тыс. населения.55 Так же как и в стране, 90% информационного обмена составляли простейшие почтовые отправления (письма). Это говорит о том, что информационная среда индустриального типа Урала находилась в стадии первоначального формирования. Уральцы испытывали все трудности, связанные с неразвитой институциональной инфраструктурой.

В третьем параграфе «Особенности восстановления средств электросвязи на Урале в период НЭП» рассмотрены особенности развития информационных ресурсов края в первое мирное десятилетие советской власти. Переход к НЭПу создал новые возможности для развития советских коммуникаций: за 1922–1930 гг. почтовый обмен СССР вырос в 5 раз; телеграфный – в 3,5 раза, количество абонентов телефонных сетей – в 3,3 раза.56 Такие темпы роста информационного обмена следует признать весьма высокими. При этом структура основных фондов связи остались такими же, как до революции. Иными словами, советское руководство в 20-е гг. воспроизвело дореволюционную модель развития отечественных коммуникаций. Историческая преемственность в отечественной инфраструктуре оказалась значимее и сильнее дискретности революционных потрясений.

В советской историографии утвердилось мнение о завершении процессов восстановления коммуникаций до дореволюционного уровня к 1926 г.57 Расчеты подушевых услуг электросвязи показали, что процессы восстановления проходили медленно. По количеству писем в год из расчета на одного гражданина СССР, дореволюционный уровень был достигнут только в 1929 г. Коэффициент телефонизации СССР на рубеже 20–30-х гг. составлял всего 0,15 телефона на сто жителей, т. е. оставался меньше, чем до революции, и только в 1931 г. этот показатель на 5 пунктов оказался выше уровня 1914 г. По количеству телеграмм на одного человека в год, дореволюционные показатели были превышены только в конце первой пятилетки.58

___________________

55 Расчет по мат.: Россия в 1913 г. с.11-13; Обзор Уфимской губернии за 1914 г. Уфа, 1916, С.7, 75; Обзор Пермской губернии за 1914 г. Пермь, 1915, С.95-98; Памятная книжка Тобольской губернии за 1914 г. Тобольск, 1914, С.11-12; Обзор Вятской губернии за 1914 г. Вятка, 1915, С.105-108.

56 Расчет по мат.: Народное хозяйство России за 1921/22 г. Стат.-экон. ежегодник. М.. 1923, С.163; Народное хозяйство Союза ССР в цифрах. ст. спр. М., 1924, С.254; Социалистическое строительство СССР, ст. спр. М., 1934, С.292-293.

57См.: Крапивнер С.Л. Экономика связи. М., 1940, С.68-69, 72; Резников М.Р. 50 лет Советской связи. М., 1967, С.15; Развитие связи в СССР. 1917-1967. М., 1967, С.94, и др.

58 Расчет по мат.: Социалистическое строительство СССР. ст. спр. М., 1934, С.300-301, 353; Отчет НКПиТ за 1933 г. М., 1934, С.2-3; РГАЭ, ф. 1562, оп. 11, д.314, л.1, 19, 28; д.1037, л.18, 20, 96.

Отметим и медленные приросты производительности труда: в 1930 г. штат наркомата почт и телеграфов СССР более чем в два раза превышал количество служащих почтово-телеграфного ведомства в 1913 г. Иными словами, работу, которую выполнял один связист перед мировой войной, в конце 20-х гг. делали двое и больше работников.59 Медленное восстановление советских коммуникаций привело к тому, что в конце 20-х гг. электросвязь не удовлетворяла общественным потребностям и оставалась «узким» местом экономики. Неразвитые информационные ресурсы, в конечном итоге, стали одной из причин свертывания НЭП.

Противоречиво развивались и региональные (уральские) линии связи. За 1923–1929 гг. в новое строительство и реконструкцию уральских коммуникаций было направлено 4,5 млн. р. централизованных капвложений.60 Уже к 1926 г. край вновь стал центром транзитного информационного обмена между западными и восточными областями СССР.

Вместе с тем, процессы восстановления информационных трансляций в крае проходили более медленно, чем в целом по стране. Если к 1927/28 г. были достигнуты количественные показатели телеграфного обмена до уровня 1913 г., то по душевому потреблению услуг электросвязи край вышел на дореволюционные позиции только в конце первой пятилетки.61 Если в 1913 г. телефонная плотность уральских городов диссертантом определена в 0,9 телефона на 100 проживающих, то в 1929 г. она составляла всего 0,6.62 В сельской местности и того меньше. «Телефонный голод» на рубеже 20–30-х гг. стал серьезной помехой в управлении хозяйством края. Дореволюционные коэффициенты телефонизации города Урала достигли только в 1931–1932 гг. Незавершенность процессов восстановления средств связи говорит о том, что информационное пространство и среда Урала и в конце 20-х гг. почти не отличались от дореволюционного, а информационные ресурсы были недостаточными для начала формированного индустриального скачка.

В четвертой главе «Формирование и развитие материально – технической базы отечественных коммуникаций (середина XIX в. – конец 20-х гг. XX в.)» анализируются некоторые особенности развития материально-технической базы коммуникаций – промышленности слабых токов и радиотехники, а также технологические инновации на уральских сетях.

В первом параграфе «Особенности формирования слаботочных и радиотехнических производств в России, технические инновации на уральских сетях электросвязи во II половине XIX в – 1917 г.» рассмотрены процессы становления отечественных слаботочных производств. К их особенностям можно отнести нерациональное географическое расположение заводов (все предприятия возводились у западных границ, в центральном промышленном районе и на Украине). На Урале не было ни одного завода этого профиля. Среди особен-

_____________________

59 Конъюнктура хозяйства связи в 1928/29 г. // Жизнь и техника связи. 1929, № 5-6, С.127.

60 ГАСО, ф.1812, оп.2, д.82, л.108.

61 РГАЭ, ф.1562, оп.11, д.1037, л.18; ГАСО, ф.241, оп.1, д.1449, л.41.

62 Расчет по мат.: Список местных телефонных сетей НКПиТ на 01.10.1028 г. М., 1930, С.1-28, 30; ГАСО, ф.2196, оп.1, д.850, л.204.

ностей автор отметил и высокий вес диффузии западных научных школ и технологий, кадров и капиталов, ускоренную концентрацию и монополизацию, а так же затянувшиеся процессы специализации. В целом, слаботочные, кабельные и радиотехнические производства на рубеже ХIХ–ХХ вв. развивались динамично.63

Создание отечественной материально-технической базы стало основой для технической реконструкции региональных (уральских) сетей электросвязи.

Автор анализирует различные пути увеличения пропускной способности местных телефонно-телеграфных линий. Если в третьей четверти ХIХ в. единственным методом решения этой задачи стала подвеска дополнительных проводов, то в начале ХХ в. применялись более рациональные пути – установка скородейстующей аппаратуры, применение дуплексных и симплексных схем телеграфных трансляций, устройство «прямых проводов» на дальние дистанции и др. На рубеже ХIХ–ХХ вв. реконструкция уральских дистанций проходила более быстрыми темпами, чем в целом по стране, что объясняется активизацией дальневосточной внешней политики России и экономическим освоением Сибири. После русско-японской войны темпы внедрения технологических инноваций на уральских сетях заметно снижаются. На большом фактическом материале показано, что уральские связисты могли решать самые сложные технические задачи, связанные со строительством и эксплуатацией проводных линий электросвязи в экстремальных условиях. Свидетельством стало быстрое устройство северного телеграфа Тобольск – Самарово – Сургут – Обдорск в 1911–1913 гг.

Определенные инновации проходили и на телефонных сетях общего пользования. Большинство из них оборудовалось системой ручной коммуникации МБ (местной батареи), но к 1914 г., три ГТС из 25 уже работали по двухпроводной системе ЦБ (центральной батареи) – Тагильская, Курганская, Челябинская. Высшим достижением уральской телефонии того периода стало устройство первого междугородного телефонного сообщения между г.г. Пермью и Кунгуром в 1915 г.64 Делается вывод, что на рубеже ХIХ–ХХ вв. техника связи проходила период становления, отсюда и затратные методы расширения пропускной способности линий, наличие самой разнообразной аппаратуры. Уже в это время встали вопросы унификации и стандартизации оборудования, разработки систем уплотнения передач на линиях дальней связи.

загрузка...