Delist.ru

Права ребенка и их защита в России: общетеоретический анализ (01.06.2007)

Автор: Абрамов Владимир Иванович

В отдельном параграфе главы исследуется вопрос о ювенальном праве. Дело в том, что в условиях постепенного накопления, увеличения нормативного материала, связанного с проблемами детей, и распределения его по структурным блокам – институтам и отраслям все более заметна тенденция к определенной унификации подобных блоков как равнозначных по объему, структуре и другим характеристикам, что позволяет расширять плоскости их взаимодействия, повышать эффективность регулирования. Данный процесс включает в себя образование новых институтов и отраслей, а также вычленение их из уже существующих структурных подразделений и влечет за собой образование комплексных объединений правовых норм и актов.

В этой связи характерным является то, что некоторые ученые предлагают выделить новую комплексную отрасль в системе российского права – ювенальное право. Прибегнув в диссертации к специальному юридическому толкованию «отрасли права» и оснований для ее выделения – предмета и метода правового регулирования, а также понятия «система законодательства», мы не нашли оснований для выделения ювенального права в качестве отдельной отрасли права и обосновали его как комплексную отрасль законодательства. И комплексную отрасль ювенального законодательства мы определили как совокупность нормативных правовых актов, относящихся к одному предмету правового регулирования – отношения с участием детей.

Проведенный анализ отраслевого законодательства привел автора к выводу о необходимости создания целостного национального механизма, обеспечивающего практическое применение всех законов и иных нормативных правовых актов в области детства, должный контроль и ответственность за выполнение принимаемых решений, повышения эффективности работы и улучшения координации деятельности различных управленческих структур, занимающихся проблемами детства.

Глава 4 «Механизм защиты прав ребенка в России» посвящена характеристике данного механизма как теоретической конструкции и практического функционирования составляющих его элементов.

В главе показывается, что государство в лице своих органов и общество обязаны создать для каждого ребенка такие условия, при которых он будет иметь возможность выявлять, приобретать и реализовывать свои права. А для этого необходимо задействовать широкую гамму средств, условий и способов.

Причем речь идет о системе взаимодействующих социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации прав ребенка, что мы и понимаем в нашем исследовании под механизмом защиты его прав. Другими словами, мы говорим о системе средств социальной и правовой защиты прав ребенка. Социальная защита – это система гарантированных государством экономических, организационных, правовых мер, обеспечивающих детям условия для преодоления трудной жизненной ситуации. Понятие «социальная защита» значительно шире понятия «правовая защита», т. к. последнее входит в категорию первого, поскольку «юридические средства – часть социальной системы регулирования и воздействия на общественные отношения, в том числе в вопросах охраны и защиты личности».

Понятие правовой защиты можно охарактеризовать как обеспечение прав и законных интересов юридическими средствами. Система средств правовой защиты, по нашему мнению, представлена в лице государственных органов, общественных организаций, юридических и физических лиц, рассматривающих правозащитную деятельность в качестве главной своей функции или одной из функций. Хотя в научной литературе в содержательном наполнении средств социальной и правовой защиты мы опять встречаем множество подходов: способы, меры, уровни, ступени, виды и формы деятельности и др.

Обобщая все это, следует сказать, что механизм состоит из системы элементов, функционирование каждого из которых вовлекает в работу другого; а суть работы механизма выражается в том, что отдельно взятый его элемент приводит в действие другой, который «тянет» за собой целый ряд элементов. В таком понимании механизм защиты прав ребенка в России, по мнению М.В. Немытиной, «хромает» в силу, прежде всего, двух причин.

Первая состоит в том, что в различных отраслях права (конституционном, гражданском, семейном, административном и др.) существует огромный массив нормативных актов, так или иначе связанных с регулированием прав ребенка, накоплен большой объем знаний, содержащих рекомендации относительно реализации прав несовершеннолетних в различных сферах жизни общества, совершенствования институтов, связанных с детством. Однако в современном российском праве слабо представлена межотраслевая и межпредметная связь, что, в свою очередь, мешает совершенствованию правового регулирования, восполнению пробелов и преодолению коллизий, реализации на практике декларированных в законодательстве в интересах детей подходов.

Вторая причина заключается не в отсутствии органов государства, призванных защитить права ребенка (в действительности в государстве есть кому заниматься детством), а в отсутствии взаимодействия между ними. Эти вопросы должны решать органы управления социальной защитой населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел (ч. 1 ст. 4 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ). Надзор за соблюдением законов органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних осуществляется органами прокуратуры (ч. 3 ст. 10 Закона). Существует специализация судей, рассматривающих дела в отношении несовершеннолетних. В последнее время в ряде субъектов РФ появился институт Уполномоченного по правам ребенка.

Очевидна и третья причина, затрудняющая эффективность действия механизма правовой и социальной защиты ребенка. Нет единой системы субъектов, ориентированной только на решение этой социально важной задачи. Большинство из них осуществляет защитные функции в рассматриваемой области наряду с другими своими обязанностями. Практически это характерно для всех органов государственной власти и местного самоуправления.

Координирующим органом, по нашему мнению, могла бы стать Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, а контролирующими институтами – Уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации и аналогичные Уполномоченные в каждом ее субъекте. В таком случае необходимо принятие соответствующего федерального закона. Не лишними оказались бы и специальные независимые центры общественного контроля за обеспечением прав ребенка в регионах и федеральный Общественный совет при Президенте РФ по проблемам детства.

Социальная и правовая защита прав ребенка в России осуществляется различными субъектами в разных формах и на разных ступенях и уровнях защиты (международном, уровне региональных и международных сообществ, внутригосударственном федеральном, региональном и муниципальном).

В диссертации в отдельных самостоятельных параграфах довольно подробно рассматривается деятельность этих субъектов – звеньев единого механизма защиты прав ребенка.

Отдельное внимание уделяется Президенту РФ, который занимает особое положение в системе федеральных государственных органов. Поскольку Президент как глава государства является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ), постольку он играет главную роль в механизме защиты прав ребенка.

Полномочия Президента РФ как гаранта прав человека связаны, главным образом, с его правом издавать указы и распоряжения как общего, так и специального ювенального характера.

Принципиальное значение имеет право Президента самостоятельно определять основные направления государственной политики, в том числе и в интересах детей, которые он обычно формулирует в своих Посланиях Федеральному Собранию РФ. Показательно в этом отношении его Послание от 20 мая 2006 г., посвященное в основном демографии и защите материнства и детства. Намеченные Президентом меры, по его словам, «направлены на долгосрочную перспективу и не носят сиюминутного характера».

Президент РФ утверждает различные программы долгосрочного характера, в том числе президентские, рассчитанные на создание режима социальной защищенности граждан, благоприятных и безопасных условий жизни. Так, Постановлением Правительства РФ от 3 октября 2002 г. № 732 утверждена Федеральная целевая программа «Дети России» на 2003–2006 гг., которой Указом Президента РФ от 18 августа 1994 г. № 1696 был придан статус президентской программы.

Примечательна еще одна возможность, на основании которой Президент РФ является гарантом прав и свобод человека и гражданина, а именно – право создавать комитеты, комиссии и другие органы по охране и защите прав и свобод человека и гражданина. Они могут создаваться как на определенное время, так и на постоянной основе. Сейчас это – Совет при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. В этой связи, как мы уже отметили выше, целесообразно было бы и создание при Президенте РФ Общественного совета по проблемам детства.

Федеральное Собрание РФ, деятельность которого анализируется далее в диссертации, как основной законодательный орган формирует правовую основу социальной защищенности и закрепляет уровень государственных материальных затрат на социальную сферу.

Нормативная работа по обеспечению и защите прав детей в основных сферах их жизнедеятельности в России происходит по двум направлениям: в создании и принятии актов, полностью посвященных детям и семье, и в принятии актов отраслевого характера, содержащих отдельные нормы, регулирующие отношения, связанные с положением детей в семье и обществе.

К сожалению, до сих пор не принят пакет законов по ювенальной юстиции (ФКЗ «О внесении дополнений в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов (15 февраля 2002 г. успешно прошел первое чтение); ФКЗ « О ювенальных судах в Российской Федерации»; ФЗ «Об основах системы ювенальной юстиции»). Хотя во многих странах мира ювенальная юстиция успешно действует. Непонятно также упорное непринятие ФКЗ «Об Уполномоченном по правам ребенка в Российской Федерации», хотя об этом говорят и пишут на разных уровнях давно и убедительно.

Тем не менее в стране создана солидная законодательная база в интересах детей – свыше четырехсот законов и других нормативных актов, обеспечивающих детство, в которых учтены практически все стороны жизнедеятельности детей. Конечно, в этом большая заслуга Федерального Собрания России. Но трагедией сегодняшней российской действительности являются бедность, бюрократизм власти, формальный характер многих демократических институтов, из-за чего многие законы либо бездействуют, либо выхолащиваются, что вызывает обеспокоенность Президента и Федерального Собрания.

Кроме ювенального законотворчества, в диссертации освещаются и другие парламентские меры по регулированию отношений, связанных с положением детей в семье и обществе и защитой их прав: парламентские слушания и рекомендации по их результатам, парламентские запросы, специальные пресс–конференции и «круглые столы» и др.

Анализируя защиту прав ребенка в деятельности омбудсменов, соискатель отмечает, что за последние годы в России приобрели силу закона многие международные принципы в области прав и свобод граждан. Но правовая сфера во многих гуманитарных аспектах еще не соответствует нормам Совета Европы, особенно с учетом реализации провозглашенных гражданских прав в практике российских государственных структур. Поэтому создание омбудсменовской службы в России не дань политической моде или европейской традиции, но потребность российской жизни: отставание в гуманитарной сфере влияет на скорость политических и экономических реформаторских преобразований.

Несмотря на то, что институт Уполномоченного имеет государственные атрибуты, по своей сути это элемент гражданского общества. Он позволяет государству иметь отчетливое представление об индивидуальных интересах и интересах общества в их взаимоотношениях с государственными структурами. Омбудсмен выражает точку зрения гражданского общества и доводит ее до сведения исполнительных органов и законодателей.

Традиционно омбудсмены занимаются неопределенно широким кругом проблем, в том числе защитой прав наиболее уязвимых категорий населения, а значит, и прав детей. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации не является исключением, и в своей текущей деятельности он периодически фокусирует свое внимание на проблемах детей. В структуре рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации есть Управление по правам ребенка. Согласно сложившейся практике в каждом ежегодном докладе о своей деятельности Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации затрагивает проблему защиты прав детей.

Однако Комитет по правам ребенка ООН уже многие годы настоятельно рекомендует России в порядке реализации ею требований ООН по развитию системы независимого государственного и общественного контроля за соблюдением прав детей учредить в Российской Федерации должность Уполномоченного по правам ребенка. Но до сегодняшнего дня Россия не выполняет эту рекомендацию.

Мы же считаем, что разговор об Уполномоченном по правам ребенка в Российской Федерации следует перевести из плоскости рекомендаций в плоскость обязанности ввести этот институт. Более того, не только на федеральном уровне, но и на региональном. Ребенок живет в конкретном субъекте РФ, специфика субъектов различна, и проблемы ребенка возникают и существуют на местах.

В ряде стран мира уже давно учрежден институт независимых Уполномоченных (комиссаров) по правам ребенка. Отметим в этой связи, что, не дождавшись подобного от центра, в России, по состоянию на 15 июня 2006 г., учреждено 17 Уполномоченных по правам ребенка: 14 – на уровне субъектов РФ (республики Северная Осетия–Алания, Чеченская, Краснодарский и Красноярский края, Волгоградская, Ивановская, Калужская, Кемеровская, Новгородская, Самарская области, гг. Москва и Санкт–Петербург) и 3 – на уровне муниципальных образований (Арзамасский район Нижегородской области, г. Волжский Волгоградской области, г. Екатеринбург).

Необходимо ситуацию законодательно отрегулировать принятием соответствующего федерального закона, в котором следует закрепить контрольные функции данных Уполномоченных. Вопросы, которые призваны решать Уполномоченные по правам детей, носят разнообразный характер. Чтобы действовать эффективно, омбудсмену надо иметь возможность влиять на законодательство, на выработку политики и проведение ее в жизнь во имя более строгого соблюдения интересов ребенка, опротестовывать конкретные случаи нарушения его прав, а также детально знакомить общественность и организации с правами детей. В работе освещена практическая деятельность Уполномоченных по правам ребенка в гг. Москве, Санкт–Петербурге, Калужской, Волгоградской, Новгородской, Кемеровской областях, Красноярском крае.

Обеспечение защиты прав несовершеннолетних – одна из основных задач деятельности органов исполнительной власти. В диссертации анализируется деятельность таких ее органов, как: комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав; органы управления социальной защитой населения и учреждения социального обслуживания; органы управления образованием и образовательные учреждения; органы опеки и попечительства; органы управления здравоохранением и учреждения здравоохранения; органы по делам молодежи и учреждения органов по делам молодежи; органы службы занятости; органы внутренних дел; кроме того, защиту прав подростков осуществляют органы и учреждения культуры и спорта, досуга, туризма и др.

Все эти органы и учреждения прямо или косвенно в ст. 4–24 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ названы в качестве субъектов защиты прав ребенка.

Особое место в системе органов, защищающих права ребенка, автор отвел комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав; органам опеки и попечительства; милиции общественной безопасности (МОБ); подразделениям по делам несовершеннолетних (ПДН) органов внутренних дел, – деятельность которых рассмотрена довольно подробно.

Как видно, система органов, на которые возложены функции содействия ребенку в защите его прав, а также контроля за различными аспектами соблюдения прав ребенка (как ведомственных – органы образования, здравоохранения и др., так и надведомственных и межведомственных – комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органы опеки и попечительства) в Российской Федерации, в основном, давно сложилась.

Однако реальное положение дел свидетельствует о недостаточности такого действия и контроля, поскольку на практике комплексный подход к защите прав ребенка не обеспечивается. Существующий контроль в подавляющем большинстве случаев означает контроль, осуществляемый органами исполнительной власти за собственными действиями (действиями учреждений, подчиненных органам исполнительной власти). К тому же контроль этот – узковедомственный: лишь в рамках компетенции ведомства.

В отдельном параграфе главы характеризуется судебная защита прав ребенка.

Органы правосудия – одна из самых универсальных форм защиты прав граждан. Обращаясь в суд, граждане подают исковое заявление, которое соответственно рассматривается в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

Конституционное судопроизводство осуществляется Конституционным Судом РФ – судебным органом конституционного контроля – и регулируется ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ. В соответствии с Конституцией РФ человеку впервые предоставлено право обратиться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод. Жалоба – единственная форма, в рамках которой граждане могут обращаться в Конституционный Суд РФ. Примечательно, что, как следует из содержания Закона, какой-либо специфики в отношении несовершеннолетних заявителей конституционное судопроизводство не предусматривает. Процедура подачи жалобы и порядок ее рассмотрения един для всех граждан, вне зависимости от их возраста. Словом, действует общий порядок. Получается, что даже малолетний ребенок имеет право обращения с жалобой в Конституционный Суд РФ.

Гражданское судопроизводство регулируется Гражданским процессуальным кодексом РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами, а также ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998 г. №188-ФЗ (в ред. от 11 марта 2006 г.).

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9