Delist.ru

Права ребенка и их защита в России: общетеоретический анализ (01.06.2007)

Автор: Абрамов Владимир Иванович

5. Дефиниция термина «защита прав» также отсутствует в российском законодательстве, хотя оно использует его довольно часто. Диссертант понимает под защитой прав ребенка комплексную систему мер, применяемых для обеспечения свободной и надлежащей реализации его субъективных прав, включающую судебную защиту, законодательные, экономические, организационно–технические и другие средства и мероприятия, а также самозащиту гражданских прав.

6. Соискатель определяет правовую политику в области прав детей и их защиты как научно обоснованную, нормативно закрепленную и последовательно осуществляемую деятельность государственных и муниципальных органов власти по созданию эффективного механизма правового регулирования отношений, возникающих в связи с осуществлением и защитой прав детей.

По мнению автора, в цивилизованном правовом государстве проблемы заботы о детях должны решаться государством и обществом, по крайней мере, на пяти уровнях: законодательном, программном, управленческом, исполнительском и просвещенческом, которые предполагают определенные конкретные правовые механизмы.

7. В условиях отсутствия в России специального ФЗ «О правах ребенка» (а ребенок – существо специфическое и в материальном, и в процессуальном плане) необходим специальный механизм правового закрепления и регулирования его прав и их защиты – ФЗ «О правах ребенка». В результате анализа отраслевого законодательства, закрепляющего права ребенка и их защиту в России, представляется чрезвычайно важным:

в формате конституционного права – разработать и закрепить четкие правовые гарантии, обеспечивающие защиту права детей на жизнь (в связи с вооруженными конфликтами, террористическими актами); защиту от злоупотребления свободой массовой информации, наносящей вред несовершеннолетним; государственную поддержку молодежных и детских объединений, учреждаемых либо создаваемых политическими партиями, на сегодняшний день выпавших из объектов государственной поддержки;

в семейном праве – во–первых, единообразно решить на федеральном уровне вопрос о минимальном возрасте для вступления в брак при наличии особых обстоятельств лицам, не достигшим брачного возраста (сегодня этот вопрос по–разному решается в законодательстве субъектов), и во–вторых, изменить редакцию ст. 152 СК РФ, определив федеральное финансирование оплаты труда приемных родителей и льгот приемным семьям;

в гражданском праве – изменить редакцию ст. 27 ГК РФ, указав, что занятию предпринимательской деятельностью должна предшествовать процедура эмансипации;

в трудовом праве – в современной общественной ситуации, характеризуемой незанятостью огромной массы подростков, тщетно пытающихся трудоустроиться, практически решить вопрос о квотировании для них рабочих мест в организациях всех правовых форм и форм собственности;

в уголовном праве – в связи с дискутируемым в обществе вопросом о понижении порога юридической ответственности считаем нецелесообразным принятие соответствующих поправок в УК РФ;

в уголовно–процессуальном праве – ст. 5 УПК РФ следует дополнить, поскольку в уголовном процессе несовершеннолетние могут участвовать и в качестве свидетелей.

Кроме того, все еще действует Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 г., морально устаревшее и не отражающее реалий фактического правового статуса современных комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. Поэтому совершенно очевидна потребность в ускорении принятия ФЗ «Об основах организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав».

Деятельность подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел – основного субъекта правовой защиты прав ребенка по линии милиции общественной безопасности регулируется Инструкцией по организации работы ПДН ОВД, утвержденной приказом МВД России от 26 мая 2000 г. № 569, которая не содержит обособленной нормы о функциях ПДН. Необходимо поэтому разработать новый статутный нормативный акт по линии МВД – Положение о милиции общественной безопасности, в котором ликвидировать указанный изъян.

Российская Федерация является членом Совета Европы с 28 февраля 1996 г. Однако до сих пор, к сожалению, она не ратифицировала ни один из договоров Совета Европы, касающихся проблем ребенка. Полагаем, что последовательная ратификация стандартов Совета Европы в области прав ребенка должна стать одним из приоритетов российской политики в ближайшее время. Диссертант вносит и другие законодательные предложения в п. 9, 13, 14 положений, вынесенных на защиту.

8. В исследовании доказывается, что ювенальное право – это комплексная отрасль современного российского законодательства как совокупность нормативных правовых актов, относящихся к одному предмету правового регулирования – отношения с участием детей.

9. Обосновывается положение о необходимости создания ювенальной юстиции как подсистемы общего правосудия, как наиболее эффективной формы судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел в отношении несовершеннолетних правонарушителей. А для этого следует принять пакет законов по ювенальной юстиции (ФКЗ «О внесении дополнений в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов, ФКЗ «О ювенальных судах в Российской Федерации» и ФЗ «Об основах системы ювенальной юстиции»).

10. По мнению автора, действие Федеральной целевой программы «Дети России» на 2003–2006 г.г. как плана намеченной деятельности для всех заинтересованных органов власти необходимо продлить, усилив ее социально–экономическую составляющую в свете программных положений, содержащихся в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 10 мая 2006 г.

11. Диссертант полагает, что под механизмом защиты прав ребенка следует понимать систему взаимодействующих социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации его прав. Другими словами, речь идет о системе средств социальной и правовой защиты прав ребенка. При этом социальная защита – это система гарантированных государством экономических, организационных, правовых мер, обеспечивающих детям условия для преодоления трудной жизненной ситуации. А понятие правовой защиты можно охарактеризовать как обеспечение прав и законных интересов юридическими средствами.

12. Обеспечение функционирования данного механизма в значительной мере зависит от эффективности деятельности субъектов, осуществляющих защиту прав ребенка, и реализуемых ими форм. Сложность проблемы здесь состоит, во–первых, в том, что нет единой системы субъектов, ориентированной только на решение этой социально важной задачи. Вторая проблема заключается в отсутствии взаимодействия между органами, призванными защищать права ребенка, в том, что не удается объединить звенья единого механизма защиты в одну цепочку и распределить между ними компетенцию в соответствии с ветвями и уровнями власти, исключив одновременно дублирование и параллелизм в работе.

13. Координирующим органом, по нашему мнению, могла бы стать Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, а контролирующими институтами – Уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации и аналогичные Уполномоченные в каждом ее субъекте, о необходимости учреждения должностей которых мы говорим далеко не первыми. В таком случае необходимо принятие соответствующего федерального закона. Не лишними оказались бы и специальные независимые центры общественного контроля за обеспечением прав ребенка в регионах и федеральный Общественный совет при Президенте РФ по проблемам детства.

14. Позитивно оценивая деятельность неправительственных правозащитных организаций по защите прав ребенка, мы считаем, что для российских правозащитников остается проблематичным вопрос взаимодействия их с государственными учреждениям из–за отсутствия качественно новой парадигмы отношения государства к правозащитным организациям, предполагающей стабильные и профессионально построенные правовые механизмы сотрудничества. А для этого необходимо принятие ФЗ «Об основах системы взаимодействия органов власти РФ с негосударственными правозащитными организациями».

15. Обучать школьников правам человека и правам ребенка, как этого требует жизнь, должны выпускники педагогических вузов, колледжей и училищ с привлечением юридических кадров. А будущие учителя права человека и права ребенка не изучают. Поэтому необходимо ввести в учебные планы школы и профессиональных педагогических и юридических образовательных учреждений курсы «Права человека» и «Права ребенка», внеся коррективы в действующий ГОСТ.

16. Проведенный нами анализ имлементации в российское законодательство норм Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г. как основного международного документа в исследуемой области позволяет сделать следующие выводы:

имплементация конвенционных норм в России осуществляется не через непосредственное действие, а посредством трансформации норм Конвенции в нормы российского законодательства, т. е. осуществлением внутригосударственных российских норм во исполнение международно–правовых;

на сегодняшний день российское законодательство в основном соответствует базовым стандартам Конвенции о правах ребенка. Конечно, при этом имеется еще достаточно «ниш для заполнения», для приведения российского законодательства в полное соответствие с требованиями Конвенции;

механизм обеспечения прав ребенка не всегда регламентирован российским законодательством в том объеме и с той тщательностью, которые предполагаются исходя из понятия его «особой» защиты.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно является определенным вкладом в развитие общей теории прав ребенка как перспективного научного направления. Являясь теоретико–правовым исследованием, диссертация имеет комплексный характер, т. к. в ней подвергнуто анализу нормативное закрепление прав ребенка и их защиты в международном и внутригосударственном российском конституционном, гражданском, семейном, трудовом, административном, уголовном, гражданском процессуальном и уголовно–процессуальном праве.

Таким образом, при анализе общетеоретических аспектов темы автор опирался на отраслевые юридические науки, использовал их опыт правоприменительной и правозащитной практики, законодательство, ибо многие права граждан, в том числе детей, носят междисциплинарный характер, они изучаются и реализуются во всех отраслях права, имея при этом свою специфику.

Здесь диссертант исходил из всеми признанного положения о том, что общая теория государства и права не только не должна отрываться от отраслевых дисциплин, а, напротив, базироваться на них, использовать их фактические данные, эмпирический материал, конкретику. В свою очередь, последние обязаны руководствоваться выводами и категориями общей теории. Налицо взаимная, двухсторонняя связь и взаимодействие.

В диссертации системно изложено функционирование механизма защиты прав ребенка в России, определены составляющие его элементы, проанализирована их деятельность и выдвинуты предложения по совершенствованию и координации усилий органов государственной и муниципальной власти и общественных институтов в сфере защиты прав детей, которые могут иметь важное социально–культурное значение. В работе значительное внимание уделено формированию и уточнению понятийного аппарата исследуемой проблемы.

Материалы диссертации могут служить основой для последующего научного поиска в данной гуманитарной области и тем самым способствовать интенсификации решения проблем, связанных с реализацией прав ребенка.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при формировании дальнейших мер российской правовой и государственной политики в области прав ребенка и их защиты, приняты во внимание в правотворчестве при разработке и совершенствовании российского законодательства.

Сформулированные в работе выводы и предложения могут найти практическое воплощение в правоприменении, в деятельности работников государственных и муниципальных специализированных детских учреждений, социальных работников, правозащитников и других заинтересованных лиц.

Материалы диссертации могут быть востребованы в процессе профессиональной подготовки кадров юристов, государственных служащих, педагогов, социальных работников и других специалистов, в научно–исследовательской работе, в преподавании юридических учебных предметов (теория государства и права и др.), а также спецкурсов по проблемам прав человека и прав ребенка.

Результаты исследования могут быть применены в системе правового образования в современной российской школе при изучении прав ребенка, при формировании у широких слоев населения культуры прав человека и прав ребенка и предполагают привлечение внимания научной общественности к вопросу о необходимости включения в государственные образовательные стандарты школ и профессиональных юридических и педагогических образовательных учреждений разного уровня самостоятельных учебных предметов «Права человека» и «Права ребенка».

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры теории государства и права Саратовской государственной академии права. Ее основные результаты изложены в 47 опубликованных работах автора общим объемом 75 п. л.

С наиболее важными выводами, сделанными в исследовании, соискатель выступал на международной научно–практической конференции «21 век: Россия и Запад в поисках духовности» (Пенза, 2003 г.); всероссийском научно–практическом симпозиуме «Проблемы социализации в нестабильном обществе» (Пенза, 1995 г.); всероссийских научно–практических конференциях: «Региональные программы развития образовательных систем» (Пенза, 1992 г.), «Общество. Государство. Личность» (Пенза, 2004 г.), «Профессиональная подготовка учительства: история, современность, перспективы» (Пенза, 2005 г.), «Профессиональная подготовка учительства: история, теория, практика» (Пенза, 2006 г.); региональной научно–практической конференции «Вуз и школа: новые направления взаимодействия» (Пенза, 1995 г.); областных научно–практических конференциях: «Дети Пензенской области» (Пенза, 2001 г.), «Дети, семья, общество – проблемы духовности» (Пенза, 2004 г.); городской научно–практической конференции «Социальная среда и воспитание школьников: проблемы, поиски, опыт» (Пенза, 1995 г.); вузовской научной конференции «Человек и его права в современном мире» (Пенза: ПФ МНЭПУ, 1998 г.); «круглом столе» «Правовая политика: концепция и реальность» (Саратов: СФ ИГП РАН, 2004 г.).

Материалы диссертационного исследования используются автором в преподавательской работе при чтении лекций и ведении семинарских занятий по курсам «Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Философия права», «Семейное право», «Право социального обеспечения» в вузах г. Пензы.

Основные идеи работы докладывались на семинарах–практикумах, организуемых Комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Пензенской области для работников районных и городских комиссий и внедряются в практику функционирования Пензенского регионального отделения Международной общественной организации «Союз социальной защиты детей» и Пензенского областного отделения Общероссийского общественного фонда «Российский Детский Фонд» как институтов гражданского общества.

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования и включает введение, шесть глав, пять из которых объединяют двадцать пять параграфов, заключение и библиографию.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

загрузка...